Обыватель и экономическая ситуация в России на страницах «Нового Сатирикона» 1917 года

 

Сабина Рамизовна Наджафова

Санкт-Петербургский государственный университет

 

Аннотация: В статье рассматривается образ обывателя в связи с экономической ситуацией России 1917 года в представлении карикатуристов журнала «Новый Сатирикон».

Ключевые слова: карикатура, обыватель, «Новый Сатирикон»

 

Sabina R. Nadzhafova

St. Petersburg State University, bachelor student

Research supervisor: PhD, associate professor E.S. Sonina

 The philistine and the economic situation in Russia in «Novyy Satirikon» 1917

Summary: The paper overviews the image of the narrow person in the сontext of economical situation in Russia in 1917 represented by the caricaturists of the «Novyy Satirikon» magazine.

Key words: caricature, philistine, «Novyy Satirikon»

 

К 1917 году затянувшаяся Первая мировая война накаляет обстановку в Петрограде: гиперинфляция, резкий рост цен угрожает рядовому гражданину голодом и разрухой. Как мыслил, что говорил, как действовал обыватель в условиях кризиса, представляют карикатуристы журнала «Новый Сатирикон».

Источниковой базой данной работы стали 45 выпусков журнала «Новый Сатирикон» за 1917 год. Именно благодаря сатире, по мнению историка В. В. Гусейнова, «мы можем представить мозаику событий 1917 года в освещении, наиболее приближенном к реальному» [Гусейнов 2017: 11]. Сейчас потребность в естественных исторических ориентирах особенно велика, в этом заключается актуальность представленной работы. К методам, использованным в исследовании, относятся историко-сравнительный, метод классификации и сплошного просмотра.

Труды по изучению творчества сатириконцев объемно представлены в отечественной историографии. Среди них выделяются монографии доктора исторических наук Л. А. Спиридоновой (Евстигнеевой).Евстигнеева утверждает, что сильная сторона сатириконцев состояла именно «в отрицании обывательщины, понимаемой очень широко» [Евстигнеева 1968]. Сатирическая графика «Нового Сатирикона» подвергалась поаспектному изучению, в том числе тема в многочисленных статьях отечественных и зарубежных исследователей: Т. А. Филипповой, О. В. Костырёвой, Л. Милна, О. В. Рябова и других.

«Новый Сатирикон» снискал популярность прежде всего у среднего класса России начала XX века – жителей городов, находящихся в стабильном материальном положении. Сатирические журналы подобные «Сатирикону» были частью городской повседневности того времени. Историки Баратов П. Н. и Филиппова утверждают, что «рассчитанные на городского обывателя разной степени образованности и общественной активности они (прим.: сатирические журналы) в определенной мере влияли на эмоциональную обстановку и общественные настроения в целом» [Баратов, Филиппова 2017: 10].

Номер «Нового Сатирикона» состоит из 16 полос, по типологии журнал относится к группе иллюстрированных тонких еженедельников. Такой вид издания появился в качестве среднего варианта между толстым ежемесячником и ежедневной газетой. Журнал подобного типа «достаточно быстро реагировал на злобу дня, поскольку выходил каждую неделю, и в то же время давал аналитику, что было актуально для массового читателя, пытавшегося разобраться в пестрой картине жизни» [Антонов-Овсеенко 2017: 9]. Журнал выходит с частотой раз в одну-две недели, что определяет логику освещения происходящего в стране: в текстах и иллюстрациях редакция «Нового Сатирикона» рассматривает скорее не отдельные события, а выражает концентрированную тенденцию. Журнал создавала и развивала либерально настроенная группа авторов. Шаги «левее-правее» в идеологическом отношении можно объяснить кризисной, смутной политической ситуацией в стране после марта 1917 года.

Исследователь О. В. Костырёва и относит «Сатирикон» к массовой литературе начала XX века, уточняя, что цель получить широкую аудиторию определила особенности работы авторов журнала: «следование вкусам, стремление заинтересовать читателя – такая стратегия редакции, а также внимание авторов к быту и выбор его в качестве предмета изображения» [Костырёва 2013: 97] должна была принести популярность изданию.

Сплошной просмотр журнала за 1917 год выявил 37 карикатур на тему экономической ситуации в революционной стране. По сравнению с карикатурами на бытовые темы, которых ко времени политических кризисов в журнале становится всё меньше, это много. На тему политики обнаружено 183 карикатуры: художники значительно охотнее шутили над прошлыми и нынешними «хозяевами жизни», над политическим бездействием обывателя, чем над тяжелым положением обыкновенного гражданина.

Из художников к теме экономического бедствия в стране чаще обращались А. А. Радаков, Н. В. Ремизов-Васильев (Ре-ми) и В. Л. Лебедев. Как правило, обыватель изображен грубыми жирными штрихами, так создается обобщенный образ без детальной прорисовки. В ряде карикатур обыватель предстает исхудавшим мужчиной, который удивленно смотрит на ценники в магазинах, стоит в очередях, ругается с женой – находится в типичных обстоятельствах и ведёт себя типично. С точки зрения мировоззренческих характеристик, на страницах журнала обыватель выглядит эгоистичным: безразличным к общественному и беспокоящимся сугубо о личном благе. По мнению историка А. В. Бубенцовой, с января по март 1917 года сюжеты внутреннего политического кризиса рассматриваются в «Новом Сатириконе» лишь с обывательской точки зрения [Бубенцова 2017: 14].

В марте, благодаря освобождению от цензурного гнёта, резко возрастает частотность карикатур на внутриполитические темы: основным объектом смеховой культуры становится царская семья и приближенные. Исследователь В. Б. Аксёнов отмечает пошло-обывательский характер сатиры этого времени, «апелляцию к низменным инстинктам и эксплуатацию избитых приёмов».Отмена цензуры негативно отразилась на художественных характеристиках карикатур, однако и художники, по мнению Аксенова, «сами пребывали в той же растерянности и «обалделом состоянии», порождавших различные формы аффектов, что и рядовые обыватели» [Аксенов 2017: 8].

В 1917 году обыватель в полной мере ощущает экономическую нестабильность в стране. Исследователи отмечают, что карточная система Временного правительства немного улучшилась после провозглашения Советской власти, но ненадолго: «Дезорганизация работы железнодорожного транспорта привела к перебоям с доставкой продовольствия в город. К примеру, 31 октября в Петроград прибыло только три вагона с продовольствием и фуражом, 1 ноября — шесть, в то время как для удовлетворения потребностей города требова­лось ежедневно 28 вагонов. Наиболее резкое сокращение норм выдачи продуктов началось с декабря 1917 г. В то же время со­ставы с продовольствием, прибывшие к Петрограду, по каким-то труднообъяснимым причинам подолгу не разгружались. Как вспоминал известный эконо­мист С. Г. Струмилин, современник тех событий, «картофельная шелуха, кофейная гуща и тому подобные деликатесы переделы­ваются в лепешки и идут в пищу; рыба, например, селедки, вобла и т. п., перемалывается с головой и костями и вся целиком идет в дело. Вообще ни гнилая картошка, ни порченое мясо, ни протух­шая колбаса не выбрасываются. Все идет в пищу»». [Яров 2013: 102].

Тема благосостояния (а точнее, его отсутствия) вовсю расцветет в карикатурах журнала после октября; в начале же года осмеянию подвергается тот, кому ещё долго будет что терять – богатый и обеспеченный обыватель. В карикатуре Радакова «Страшная жертва дороговизны» [Новый Сатирикон. 1917. № 1. С. 4]: главный герой – обыкновенный человек, изображенный покупающим подарки детям, жене и тёще. В первой части герой в меховой шубе вальяжно идёт в магазин: «Ну… всё куплю для встречи Нового года». В следующей части карикатуры человек уже без шубы, которую «пришлось отдать» в мясной бакалее из-за дороговизны, позже положение героя неумолимо ухудшается: «тёще на капот», «детям на ёлочку»: в итоге к дому человек приходит голым. Но и там ему не рады: жена, тёща и сын довольны его предсмертным, от усталости, состоянием: «нам больше провизии останется». Радаков сочувствует своему герою: его антиподы-недоброжелатели изображены подчеркнуто неприятно, а сам герой к окончанию иллюстративного ряда выглядит совершенно бедным и вызывает сожаление.

Тема тяжелого экономического положения в стране раскрывается карикатуристами на контрастном сравнении непростой жизни обычного человека и «Паучих-богачей военного времени» [Новый Сатирикон. 1917. №1. С. 8], изображенных Ре-мина всю полосу в  первом номере за 1917 год.

Отстраненным от конкретных (богатых/бедных) групп населения и иллюстрирующим общее, тяжелое для всех без исключения положение становится рисунок Д. С. Орлова (Моора) «Она права» [Новый Сатирикон. 1917. №8 С. 8.]. На карикатуре изображен курятник, где плачущие курицы беседуют: одна называет себя курицей, «несущей золотые яйца» и жалуется, что её хотят зарезать. Собеседница удивляется, «какие ж они золотые», на что первая отвечает: «Ну, конечно! Ведь они продаются теперь по два рубля десяток!». Отсылка к фольклору (сказка о Курочке Рябе) объединяет и богатого и бедного, и образованного и необразованного обывателя, так как народный сюжет известен каждому.

Представление о том, кто такой богатый и состоятельный человек, меняется с ухудшением экономической ситуации. Ре-ми публикует карикатуру «Все на свете относительно» [Новый Сатирикон. 1917 №16 С. 16], где господа поочередно выдвигают друг другу претензии по внешнему виду, названному «буржуйским». Сначала буржуем называют человека, одетого во фрак и цилиндр; потом так называют человека в пальто и галстуке, а следующий «буржуй» – человек в кепке и тканевом пиджаке. Заканчивается карикатура апофеозным сюжетом: «В полотенца наряжаешься?! Буржуй несчастный!». Герои карикатуры изображены гротескно, при этом каждый персонаж, которого обвиняют в «буржуйстве», стоит в одной и той же позе: понурив голову. Шаблонность позы показывает, что в положении осуждаемого в данных условиях может оказаться каждый. Исследователь С. В. Яров объясняет, почему горожане ходили в непригодных для носки вещах: «Многим в условиях про­довольственного дефицита пришлось продать или обменять на продукты большую часть своего гардероба, оставшиеся вещи действительно быстро изнашивались из-за постоянного употребления и трудностей ухода за ними (проблемы со стиркой из-за не­обходимости экономить воду, неработающие прачечные и ремонт­ные мастерские) [Яров 2013: 105].

С иронией карикатуристы журнала смотрят и на дефицит товаров. Филигранная иллюстрация художницы А. В. Ремизовой (Мисс) «Моды 1917 года» [Новый Сатирикон. 1917 №38 С. 9] представляет девушку в платье с большим количеством карманов, откуда видны рыбьи головы, ветки винограда, хлеб и прочая провизия. Мода на сытную жизнь становится намного важнее иных мод: на одежду, на развитый интеллект, на семейное счастье.

Для читателя «Нового Сатирикона» того времени проанализированные иллюстрации были исключительно близки. Они изображают именно его жизнь, которую редакция репрезентует на своём опыте переживания тяжелых времен.

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Аксёнов В. Б. Журнальная карикатура как зеркало общественных настроений в 1917 году // Вестник ТвГУ. Серия «История». 2017. № 1.
  2. Баратов П. Н., Филиппова Т. А. 1914-1918. Великая война и Великая революция в русской журнальной сатире. М., 2017.
  3. Бич. 1917. События года в сатире современников / сост. В.В. Гусейнов. М., 2017.
  4. Бубенцова А. В. Cатирические журналы Петрограда за 1917 г. как источники информации о революционных событиях (по материалам фондов библиотеки Российской академии наук) // Библиотека Российской академии наук. 2017. № 3 (44).
  5. Евстигнеева Л. А. Журнал «Сатирикон» и поэты-сатириконцы. М., 1968 URL: http://vivovoco.astronet.ru/VV/BOOKS/SATIR/SATIR_03.HTM
  6. Костырева О. В. «Массовый» человек на страницах журнала «Сатирикон» // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013. №10.
  7. Пресса-1917 / Антонов-Овсеенко А.А., Брызгалова Е Н., Ващук М. А., Минаева О Д., М., 2017

URL: http://filologia.tversu.ru/websites/13/ckeditor_assets/attachments/1348/pressa-1917.pdf

  1. Яров С. В., Балашов Е. М., Мусаев В. И., Рупасов А. И., Чистиков А. Н.Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и Гражданской войны. М., 2013.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s