Влияние новостной повестки в СМИ о пандемии COVID-19 на эмоции личности и его психологическую устойчивость / The influence of the news agenda in the media about the COVID-19 pandemic on the emotions of the individual and his psychological stability

Потапова Елизавета Михайловна

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, 119571, г. Москва, проспект Вернадского, дом 82

Potapova Elizaveta Mikhailovna

82 Vernadsky Avenue, Moscow, 119571, Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

В 2019 году все человечество поразила новость о начале всемирной пандемии. Информационный фон в эпоху пандемии COVID-19 стал очень тяжелым, и даже самые стрессоустойчивые люди почувствовали на себе психологически негативное давление после прочтения новостей об ужасах пандемии. Очевидно, что решающую роль в распространении и публикации новостей о пандемии стали многочисленные СМИ-площадки. Поскольку предполагается, что освещение новостей о пандемии в СМИ с использованием пугающих речевых оборотов и заголовков может вызвать эмоциональные нарушения у людей, данное исследование было проведено с целью изучения влияния новостей, связанных с COVID-19, на эмоции и психологическую сопротивляемость людей. Предполагалось, что изменение типа новостей вызовет у участников различные уровни эмоций и устойчивости. Набор участников и проведение исследования осуществлялись онлайн в январе 2022 года, когда в России очередная волна COVID-19 достигла пика. Случайно назначенные участники были подвергнуты воздействию трех условий: позитивные новости, негативные новости и нейтральные новости, связанные с COVID-19. Анализ показал, что негативные новости значительно снижали положительные эмоции и психологическую устойчивость, в то время как положительные новости значительно снижали отрицательные эмоции и наоборот. Эти результаты свидетельствуют о значительном влиянии СМИ на эмоции людей и их психологическую устойчивость. Исследование подчеркивает ответственность СМИ и призывает к внесению необходимых корректировок в процедуру публикации новостей о пандемии для поддержания стабильного эмоционального фона населения и повышения их психологической устойчивости.

In 2019, the whole of humanity was struck by the news of the beginning of a worldwide pandemic. The information background in the era of the COVID-19 pandemic has become very difficult, and even the most stress-resistant people felt psychologically negative pressure after reading the news about the horrors of the pandemic. It is obvious that numerous media platforms have played a decisive role in the dissemination and publication of news about the pandemic. Since it is assumed that the coverage of news about the pandemic in the media using frightening speech turns and headlines can cause emotional disorders in people, this study was conducted to study the impact of news related to COVID-19 on people’s emotions and psychological resistance. It was assumed that changing the type of news would cause participants to have different levels of emotions and resilience. The recruitment of participants and the study were carried out online in January 2022, when the next wave of COVID-19 reached its peak in Russia. Randomly assigned participants were exposed to three conditions: positive news, negative news, and neutral news related to COVID-19. The analysis showed that negative news significantly reduced positive emotions and resilience, while positive news significantly reduced negative emotions and vice versa. These results indicate a significant influence of the media on people’s emotions and their psychological stability. The study emphasizes the responsibility of the media and calls for making the necessary adjustments to the procedure for publishing news about the pandemic in order to maintain a stable emotional background of the population and increase their psychological stability.

 

 

  1. Тандок, Э. К. Скажите мне, кто ваши источники: Восприятие достоверности новостей в социальных сетях. Журналистская практика, 13(2), 2019, с 178-190.
  2. Шишкоедов П.Н. Общая психология, Москва : Эксмо, 2009, с 181-183.
  3. Аслам Ф., Аван Т. М., Сайед Дж. Х., Кашиф А. и Парвин М. Чувства и эмоции, вызванные заголовками новостей о вспышке коронавирусной инфекции (COVID-19), 2020, Гуманитарные и социальные науки Коммуникации, 7(1), 1-9.
  4. Дарвиш Олеся Борисовна Психологическая устойчивость как базовая характеристика личности // Сибирский педагогический журнал. 2008. №7. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskaya-ustoychivost-kak-bazovaya-harakteristika-lichnosti (дата обращения: 10.03.2022).
  5. Чен, С., и Бонанно, Г. А. Психологическая адаптация во время глобальной вспышки COVID-19: перспектива устойчивости, 2020. Психологическая травма: Теория, исследования, практика и политика, 12(S1), S51.
  6. Хьюберти, К. Дж., и Петоски. Многомерный дисперсионный и ковариационный анализ. Справочник по прикладной многомерной статистике и математическому моделированию, 2020 (стр. 183-208).
  7. Ванг Дж., Ванг З., Лю, Х., Ян, Х., Чжан, М. и Бай, Х. Влияние эпидемии COVID-19 и общей веры в справедливый мир на индивидуальные эмоции. Личность и индивидуальные различия, 2020. С 168.

 

1. Thandok, E.K. Tell me who your sources are: Perceptions of social media news credibility. Journalistic Practice, 13(2), 2019, pp. 178-190.

2. Shishkoedov P.N. General psychology, Moscow: Eksmo, 2009, pp. 181-183.

3. Aslam F., Awan T. M., Syed J. H., Kashif A., and Parveen M. Feelings and Emotions Induced by News Headlines on the Coronavirus Infection (COVID-19) Outbreak, 2020, Humanities and Social Sciences Communications, 7(1), 1-9.

4. Olesya Borisovna Darvish Psychological stability as a basic personality characteristic // Siberian Pedagogical Journal. 2008. No. 7. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskaya-ustoychivost-kak-bazovaya-harakteristika-lichnosti (date of access: 03/10/2022).

5. Chen, S., and Bonanno, G. A. Psychological adjustment during the global COVID-19 outbreak: a resilience perspective, 2020. Psychological trauma: Theory, research, practice, and policy, 12(S1), S51.

6. Huberty, K. J., and Petoskey. Multivariate analysis of variance and covariance. Handbook of Applied Multivariate Statistics and Mathematical Modeling, 2020 (pp. 183-208).

7. Wang, J, Wang, Z, Liu, H, Yang, H, Zhang, M, and Bai, H. The impact of the COVID-19 epidemic and shared belief in a just world on individual emotions. Personality and Individual Differences, 2020. From 168.

Влияние СМИ, пандемия covid-19, психологическая устойчивость, положительные и отрицательные эмоции

Media influence, covid-19 pandemic, psychological resilience, positive and negative emotions

Введение

Пандемия COVID-19 вызвала беспрецедентный эффект во всем мире. Она затронула практически все страны, заразила более 100 миллионов человек и стала причиной 5 991 592 смертей (по данным ВОЗ на 04.02.2022), и это число продолжает расти. По сообщениям, впервые эта передача была обнаружена в Ухане, Китай, в декабре 2019 года. Сейчас каждая страна борется с этой пандемией, чтобы защитить своих людей и их жизни, соблюдая требования дистанцирования людей, тщательной гигиены, социальной изоляции, чтобы уменьшить распространение. На этом этапе у людей, скорее всего, разовьется более широкий спектр психологического стресса и расстройств, включая перепады настроения, бессонницу, тревогу, депрессию, гнев, разочарование, одиночество, посттравматические симптомы и т. д. Люди беспокоятся о том, как долго продлится эта пандемия, а также о том, какие будут последствия.

1.1.   Пандемия и средства массовой информации

Массовые или традиционные СМИ считаются более достоверными, чем социальные, из-за наличия первоисточника информации, обработки информации по стандартам журналистики и ответственности за достоверность новостей, как в исследовании Тандок Э.К. [1], было обнаружено, что участники оценили новости из официальных СМИ как более достоверные, чем те, которыми поделились их друзья на платформе социальных сетей (Facebook). В ходе текущего исследования COVID-19 пандемии было проанализировано множество статей, посвященных распространению дезинформации и фальшивых новостей, а также их влиянию на психическое здоровье и благополучие людей с помощью социальных медиа, но область, оценивающая влияние СМИ на эту тему во время текущей пандемии, остается малоизученной.

Средства массовой информации сыграли важную роль в распространении новостей о текущей пандемии. В России наблюдается значительное увеличение потребления новостей и во всем мире во время пандемии COVID-19.

Раннее, в 2014 году, во время вспышки лихорадки Эбола, вместо того чтобы сосредоточить внимание на медицинских фактах и реальной вспышке вируса, сенсационное освещение с использованием менее релевантного контента новостными СМИ вызвало истерию и страх в США, а также ряде других стран. Аналогичным образом, во время COVID-19 в новостях больше внимания уделялось смерти и тяжелым последствиям, что привело к общественной панике и негативным эмоциям, при этом меньше внимания уделялось информации о том, как контролировать распространение и пропагандировать здоровые практики. Поскольку число зрителей и читателей новостей, связанных с COVID-19, возросло, а психологический опыт (включая эффективное преодоление трудностей), полученный в ходе предыдущих эпидемий и других природных и техногенных катастроф, становится необходимым эмпирически оценить фактор риска воздействия СМИ на различные психологические последствия во время текущей пандемии.

1.2.   Новости и эмоции, связанные с пандемией

Из-за COVID-19 и его различных ограничений люди испытывают страх, неуверенность, социальную изоляцию и могут потерять привычный образ жизни. Из-за трудностей с удовлетворением повседневных потребностей, страха перед инфекцией, недоступности лекарств и в настоящее время опасений вокруг вакцины от этого инфекционного заболевания также могут возникать серьезные вспышки тревоги, дистресса и эмоциональных дисрегуляций.

Эмоции можно определить как психологические состояния, выражающиеся в форме переживаний, ощущений приятного или неприятного, удовлетворенности или неудовлетворенности человека [2]. Эмоции часто воспринимаются как различные по валентности, от положительных (например, счастье, эйфория, удовлетворение, любопытство и т.д.) до отрицательных (например, печаль, гнев, тревога, страх и т.д.).

Субъективно люди испытывают положительные эмоции как чувства, отражающие уровень приятных или желательных ситуационных реакций на окружающую среду, которые являются более сложными и целенаправленными, чем простые ощущения. Отрицательные эмоции, с другой стороны, отражают общее чувство уныния и страдания.

Во время текущей пандемии анализ заголовков 141 208 газет, посвященных

глобальных англоязычных новостных источников, касающихся освещения коронавирусной инфекции, показало, что большая часть (51,66%) всех заголовков новостей была связана с негативными настроениями, в то время как небольшая часть (30,46%) заголовков новостей была позитивной, а остальные 17,87% попали в категорию нейтральных новостей [3].

Другие исследования также показали, что содержание СМИ, связанное с COVID-19, вызывает негативные эмоции, и эффект этих негативных новостей может вызвать тревогу, страх, гнев, тоску по дому, печаль у максимального числа людей. В России подобные исследования не проводились, свидетельствующих о том, что новостной контент COVID-19, связанный с масс-медиа, вызывал негативные или позитивные эмоциональные реакции.

Таким образом, в данном исследовании планировалось проанализировать влияние новостей о пандемии на эмоции людей и исследовать, будут ли связанные с пандемией положительные, отрицательные и нейтральные новости ассоциироваться с различными эмоциями в каждой группе участников.

1.3.   Новости о пандемии и психологическая устойчивость

Психологическая устойчивость — это качество, обозначаемое как позитивная адаптация к неблагоприятным условиям или эффективное преодоление трудностей, невзгод и неопределенности [4].

В результате социальной изоляции и физического отдаления значительно повысился уровень таких проблем с психическим здоровьем, как одиночество, депрессия, суицидальные мысли и т.д. В этот непростой период люди пытаются справиться со страхом заражения и смерти, и этот страх повышает уровень стресса больше, чем уровень психической гибкости, необходимой для эффективного преодоления этого стресса. Согласно обзорной статье Чена и Бонанно [5] о психологической устойчивости и COVID-19, большинство исследователей утверждают, что большинство людей проявили устойчивость во время аналогичных ситуаций (предыдущие пандемии и эпидемии) и, вероятно, сохранят ее и во время этой пандемии, но они также пришли к выводу, что многие факторы, такие как индивидуальные различия, семейные аспекты, тяжесть информационного воздействия и т.д., способствовали различному уровню стрессоустойчивости среди людей.

Кроме того, не существует прямого эмпирического исследования о влиянии воздействия новостей, связанных с масс-медиа, на оценку индивидами своей психологической устойчивости во время пандемии. Поэтому, в соответствии с вышеупомянутым утверждением, целью исследования было изучить, действительно ли различные типы воздействия новостей (позитивные, негативные и нейтральные новостные статьи) на различные группы участников продемонстрируют различные уровни психологической устойчивости.

  1. Метод

2.1.   Участники

Группе А была показана позитивная новостная статья под названием «Пандемия COVID-19: Дни могут скоро закончиться», в которой рассказывалось обо всех положительных событиях вокруг COVID-19, таких как снижение уровня смертности.

Исследование проводилось онлайн, использовалась анкета самоотчета через Google Form. Участники были набраны с помощью представителей в университетах и других организациях. Все участники были случайным образом распределены на три группы, названные соответственно группа А, группа В и группа С. В течение одной недели были получены 65 заполненных анкет (группа А, группа В и группа С). Наконец, анкеты были приняты для исследования, что значительно превышало установленный объем выборки (n=144) для данного исследования, что дало мощность 0,90 для обнаружения умеренного эффекта при 0.0625 альфа-уровне после 0.05, проведения априорного анализа с помощью программы Gpower.

2.2.   Критерии отбора

За исключением готовности дать информированное согласие, отсутствия у испытуемых психических заболеваний, минимального возраста 18 лет, проживания в России и способности читать, понимать и отвечать на вопросы, касающиеся измерительных инструментов, других критериев исключения или включения не было.

2.3.   Процедура

Сбор данных проводился в январе (07 января 2022- 15 января 2022 года), когда в России были зарегистрировано в среднем за день по 20 000 случаев заболевания короновирусной инфекцией.

Всем участникам были разосланы различные ссылки на формы Google в соответствии с условиями их групп. Было три условия, в которые участники были распределены случайным образом. Все три группы получили три анкеты с новостной статьей через форму Google, подготовленную для манипулирования участниками в зависимости от условий группы. После заполнения всех демографических данных все участники были ознакомлены с новостной статьей. Две группы получили новости, связанные с пандемией COVID-19 (группы A и B), а остальные — новости, не имеющие отношения к текущей пандемической ситуации (контрольная группа С). Для усиления восприятия все новостные статьи были представлены как написанные специалистами в соответствующих областях, например, обе статьи, посвященные COVID-19, были представлены как написанные известным эпидемиологом России. Перед заполнением остальной части анкеты было обязательным прочитать всю новостную статью.

Группе А была показана позитивная новостная статья под названием «Пандемия COVID-19: Дни могут скоро закончиться», в которой рассказывалось обо всех положительных событиях вокруг COVID-19, таких как снижение уровня смертности, конкретный прогресс в развитии вакцин, стабилизация экономики, возвращение к нормальной жизни и т.д.

Группе Б был показан негативный новостной ролик под названием «Пандемия COVID-19: Дни могут стать более мрачными», наполненный негативными событиями вокруг пандемии, такими как возникновение еще одной волны во многих странах, неуверенность в надежности и доступности вакцин для людей, отстающих в развитии, рост безработицы, экологические проблемы, экономический спад и т.д.

Группе С были показаны нейтральные новости, не имеющие отношения к ситуации COVID-19, под заголовком «ОПЕК+ снизила прогноз профицита на рынке нефти в 2022 году».

2.4.   Меры

В настоящем исследовании применялись следующие инструменты оценки.

2.4.1. График положительных и отрицательных эмоций (PANAS-GEN)

Для оценки положительных и отрицательных эмоций участников использовалась шкала PANAS (разработанная Уотсоном и др.1988). Это опросник самоотчета, который включает в себя две подшкалы по 10 пунктов для измерения положительных и отрицательных эмоций. Каждый отдельный пункт PANAS оценивается от 1 (совсем нет) до 5 (очень много) по пятибалльной порядковой шкале. Участники были проинструктированы ответить на следующий вопрос: «После прочтения новостей, в какой степени вы испытываете следующие эмоции в настоящий момент. В данном исследовании шкала показала хорошую внутреннюю согласованность, так как Альфа Кронбаха для положительных эмоций была равна 0.82, для отрицательных 0.87.

2.4.2. Шкала из 10 пунктов жизнестойкости Коннора-Дэвидсона (10-пунктовая CD-RISC)

CD RISC 10 была доработана в 2007 году Кэмпбелл-Силлсом и Стейном на основе 20-пунктового оригинального CD-RISC. Она используется для оценки уровення стрессоустойчивости участников. Шкала состоит из 10 пунктов с пятью категориями ответов («Полностью не согласен», «Скорее не согласен», «Умеренно согласен», «Скорее согласен» и «Полностью согласен»).

Общий балл может варьироваться от 0 до 40 для каждого респондента. Участникам было предложено ответить на вопрос: «После прочтения новостей, пожалуйста, оцените свои возможности по следующим утверждениям в настоящий момент». Альфа Кронбаха в качестве показателя надежности для этой шкалы в данном исследовании составила 0.77.

2.4.3. Подлинность новостей и проверка манипуляций, связанных с ними

Помимо вышеперечисленных шкал, в опросник также были

добавлены два пункта: опросник для проверки манипуляций и достоверности статьи. Один пункт, а именно «Воспринимаемая подлинность и достоверность новостного материала, который вы прочитали» измерялся на достоверность и подлинность новостного материала по 7-балльной шкале Лайкерта (1 = не доверяю вообще до 7 = доверяю полностью).

Еще один пункт, т. е. «Я думал о пандемии COVID-19 во время заполнения анкеты» был использован в качестве пункта проверки манипуляций, оцениваемый по 7-балльной шкале Лайкерта (от 1 = совсем нет до 7 = постоянно).

2.5.   Анализ данных

Ответы, полученные по различным показателям, оценивались в соответствии с инструкциями, и данные подвергались различным статистическим анализам. Все анализы проводились с использованием IBM SPSS версии. Уровень значимости был установлен на 0,05(двуххвостовой). После описательного статистического анализа был проведен анализ MANOVA, так как имелось три зависимых переменных. После этого проводился одномерный анализ ANOVA и тесты Tukey Post Hoc для попарного сравнения.

  1. Результат

3.1.   Достоверность и подлинность новостей

Оценки достоверности и подлинности всех новостных материалов были выше среднего значения шкалы 4 (MA=5.05, MB=4.61, MC=4.40 & SDA=1.34, SDB=1.39 и SDC=1.543), что указывает на то, что участники восприняли статью как подлинную и надежную.

3.2.   Проверка манипуляций

Пункт проверки манипуляций оказался эффективным (MA=4.79, MB=4.29 и

MC=3.27 & SDA=1.92, SDB=1.65 и SDC=2.07), так как обе группы A и группа В значительно больше находились в размышлениях о пандемии, чем контрольная группа, то F(2, 172) = 9.79, ρ < 0.001, ηρ2 = 0.10.

Сравнение между группой А и группой С выявило значительную разницу, t(114) = 4,08, ρ < 0,001, d = 0,76. Аналогично между группой В и группой С выявлена значительная разница, t(117) = 2,97, ρ = 0,004, d =0.55.

3.3.   Описательный анализ

Общие данные участников и описательная статистика трех наблюдаемых переменных представлены в таблицах 1 и 2.

3.4.   Анализ MANOVA

Все процедуры для проведения анализа MANOVA были выполнены.

Многомерная нормальность была проверена с помощью расстояния Махаланобиса, а отклонения были исключены из исследования. Значение M Бокса, равное 24,34, было связано со значением p=0,022, которое было интерпретировано как несущественное в соответствии с рекомендациями Хьюберти и Петоски [6] (т.е. p < .005). Таким образом, ковариационные матрицы между группами были приняты равными для целей MANOVA. Мультиколлинеарность не наблюдалась, что видно из корреляций. Корреляция между положительными и отрицательными эмоциями была значительной (r =-0,150, n = 175, p = .048). На сайте корреляция между психологической устойчивостью и положительными эмоциями также была значительной (r = 0,477, n = 175, p < .005). Корреляция между устойчивостью и отрицательными эмоциями также была значительной (r = -0,200, n = 175, p < .005). Существовала статистически значимая разница в зависимых переменных (положительная эмоция, отрицательная эмоция и устойчивость) в зависимости от группы F(6, 340) = 6,04, p < .005; Wilk’s Λ = 0,816, ηρ2 = 0,096.

В таблице 3 приведены результаты одномерных ANOVA, перед которыми была проверена однородность дисперсии с использованием теста Левене, что показало, что положительные эмоции (p = .172), жизнестойкость (p = .180) были незначительными, а отрицательные эмоции были статистически значимыми (p = .017), несмотря на то, что можно предположить однородность дисперсии, поскольку коэффициент дисперсии не превышает 3.

В результате было установлено, что воздействие новостей оказывает статистически значимый эффект на все зависимые переменные: положительные эмоции (F(2, 172) = 11.38; p < .0005; ηρ2=0.117), отрицательные эмоции (F(2,172) = 7.303; p < .005; ηρ2=0.078) и жизнестойкость (F(2, 172) = 14.30; p < .005; ηρ2=0.068).

Была проведена коррекция Бонферрони для учета для множественных ANOVA. В данном случае мы принимаем статистическую значимость при p < .016.

Таблица 1- Демографические характеристики участников

 

 

 

Группа А

Группа B

Группа C

Пол

Женский

25

25

38

 

Мужской

31

34

22

Возраст

18-25

24

28

32

 

26-30

26

31

26

 

31-35

6

0

2

Профессия

Студент

26

34

19

 

Гос.служащий

24

13

25

 

Работа в комм.организации

4

6

11

 

Самозанятые

2

6

5

 

Таблица 2 — Среднее значение и SD по группам для трех наблюдаемых переменных

 

 

Положительная эмоция

Негативная эмоция

Психологическая устойчивость

Условия

N

M

SD

M

SD

M

SD

Группа А

56

36,86

5,792

25,5

9,737

30,61

4,879

Группа B

59

30,85

7,244

29,15

7,423

27,39

6,071

Группа C

60

34,32

7,172

23,57

6,932

30,25

5,151

Всего

175

33,96

7,181

26,07

8,373

29,4

5,558

 

Примечание. Группа А — группа позитивного новостного воздействия; Группа В — группа негативного новостного воздействия; группа С — группа нейтрального новостного воздействия.

 

Таблица 3 – Одномерные показатели ANOVA

Состояние личности/показатели

F

Df

Sig

η2p

Мощность

Положительная эмоция

11,388

2/172

0,000

0,117

0,992

Негативная эмоция

7,303

2/172

0,001

0,078

0,934

Психологическая устойчивость

6,234

2/172

0,002

0,068

0,890

 

Для контроля вероятности совершения одной или нескольких ошибок типа I

при множественных парных сравнениях для зависимой переменной при

альфа-уровне равном 0,016, поэтому с помощью метода Бонферрони каждое сравнение проверяется на альфа-уровне для ANOVA, деленном на количество сравнений; для нашего примера 0,016/3 = 0,0056. После проведения множественных сравнений, было обнаружено (Таблица 4), что средние значения для положительных эмоций были статистически выше для группы А, чем для группы В (p <.0005). Для негативной эмоции значения были значительно выше для группы B, чем для группы C (p <.005). Для психологической устойчивости значения были значительно выше для группы А, чем для группы В (p < .005).

  1. Обсуждение

Цель исследования — изучить влияние СМИ на эмоции и психологическую устойчивость индивида в России. Здесь мы изучили положительные эмоции, отрицательные эмоции и психологическую устойчивость участников среди трех групп на основе различных типов новостей.

Результаты исследования показали, что положительные эмоции участников были значительно выше у тех, кто подвергался воздействию новостей с позитивным содержанием о пандемии COVID-19, чем у тех, кто подвергался воздействию новостей с негативным содержанием об этом же. Также было обнаружено, что отрицательные эмоции были значительно выше в группе, подвергшейся воздействию негативных и пессимистичных новостей, чем в группе, подвергшейся воздействию нейтральных новостей, не связанных с COVID-19.

Таким образом, можно утверждать, что негативные новости вызывали повышенные негативные эмоции, а позитивные — повышенные позитивные эмоции, что подтверждает первую гипотезу, которая гласит, что воздействие различных типов чрезмерного использования слов и заголовков, вызывающих страх, и пугающего языка является довольно распространенным, а воздействие новостей оказывает значительное влияние на усиление негативных эмоций, а также вызывает тревогу у людей. Хотя в исследовании, проведенном Вангом и др. [7] на основе индивидуальных эмоций, затронутых пандемией COVID-19 и общей вере в справедливый мир, было показано, что независимо от того, были ли новости положительными или отрицательными, полученные ответы от связанных с COVID-19 эпидемией, участники фокусированных групп испытывали более высокий уровень негативных эмоций.

Однако на основании наших результатов можно сделать вывод о том, что позитивное воздействие новостей помогло смягчить негативные эмоции среди участников.

Насколько нам известно, это одно из первых исследований, в котором анализировалось влияние контента, связанного с масс-медиа, на психологическую устойчивость. Мы обнаружили, что психологическая устойчивость была значительно выше у тех, кто подвергался воздействию новостей позитивного содержания о пандемии COVID-19, чем у тех, кто подвергался воздействию новостей с негативным содержанием.

Таким образом, участники меньше оценивали себя по шкале психологической устойчивости, когда они подвергались воздействию негативных и пессимистичных новостей.

Новости согласуются с результатами настоящего исследования, согласно которым на психологическую устойчивость влияет серьезность воздействия, т. е. потребление в разной степени новостей, связанных с пандемией.

Также примечательно, что позитивные новости не так сильно способствуют сопротивлению, как негативные новости ухудшают показатели устойчивости. Как результат — если такое влияние одноразового воздействия на оценку психологической устойчивости человека, то дальнейшее воздействие на новости, вызывающие негативные чувства у людей, могут сильно снизить их способность справляться с невзгодами в долгосрочной перспективе.

Данное исследование имеет ряд ограничений, так как оно сфокусировано только на одной форме СМИ, т. е. на массовых.

Поскольку средства массовой информации также представлены в различных формах, таких как печатные, аудио- и визуальные, они также могут вызывать различную степень воздействия.

Участники исследования в основном состояли из молодого поколения (моложе 35 лет), поэтому размер выборки довольно мал. Еще одним ограничением исследования было то, что измерения проводились только после новостей, а не до.

Таким образом, наличие базового уровня PANAS и измерения жизнестойкости добавило бы дополнительную ценность к материалу исследования, особенно в отношении устойчивости, так как это может дать представление о том, может ли устойчивость повлиять на восприимчивость к влиянию СМИ.

Таблица 4 – Множественные сравнения Tukey HSD

Состояние личности/показатели

Положительная эмоция

Негативная эмоция

Психологическая устойчивость

MD

Станд. ошибка

Sig

MD

Станд. ошибка

Sig

MD

Станд. ошибка

Sig

Группа А против Группы B

6,01

1,26

0,000

3,65

1,50

0,043

3,22

1,00

0,005

Группа B против Группы C

3,47

1,24

0,016

5,59

1,48

0,001

2,86

0,99

0,012

Группа C против Группы A

2,54

1,26

0,112

1,93

1,50

0,404

0,36

1,00

0,933

           

 

Тем не менее, данное исследование дает представление о том, насколько сильно средства массовой информации могут влиять на наши текущие эмоции и особенно на психологическую устойчивость во время неопределенных событий, подобных нынешней пандемии COVID-19.

  1. Заключение

Хотя, возможно, и не существует четко определенной границы между тем, какие новости являются угрожающими, а какие — предостерегающими, но все же от СМИ ожидается, что они будут чутко реагировать на эмоции людей при освещении пандемий или любых подобных долгосрочных неопределенных и тревожных событий в будущем. Они должны постоянно информировать людей о текущих событиях, а также предупреждать их о возможных последствиях за их небрежность, но не в приватной манере, чтобы привить чувство пессимизма, страха, опасности или хаоса. Скорее, они должны вдумчиво и тщательно подходить к подготовке и подаче новостей, поскольку едва уловимые изменения могут существенно повлиять на психику аудитории. В противном случае это может вызвать различные негативные эмоции, которые могут пагубно сказаться на психическом здоровье людей, а также негативно повлиять на способность человека быть устойчивым в этих условиях. Как ответственные СМИ, они могут больше сосредоточиться на позитивных событиях и помочь вселить в людей веру надежду на лучшее в будущем. Таким образом, охват и влияние СМИ могут быть использованы наилучшим образом во благо человечества.