Новостная аудиовизуальная журналистика в социальных сетях/Audiovisual news journalism in social networks

Решетова Марина Евгеньевна

Санкт-Петербургский государственный университет

Reshetova Marina Evgenievna

Saint Petersburg State University

Статья посвящена вопросу о необходимости и механизме адаптации аудиовизуальных новостных сообщений СМИ в социальных сетях ВКонтакте, Одноклассники, Facebook, Instagram. Проведенное исследование позволяет утверждать, что для эффективного взаимодействия с аудиторией медиа необходимо адаптировать контент с учетом технологических особенностей каждой площадки.

The article is devoted to the question of the need and mechanism of adaptation of news audiovisual content in social networks VKontakte, Odnoklassniki, Facebook, Instagram. The study suggests that for effective interaction with audience it is necessary to adapt the content, taking into account the techonological features of each site.

  1. Bekurov R.V., Kurysheva Y.V., Baichik A.V., Labush N.S., Nikonov S.B. SOCIAL MEDIA IN SOCIOPOLITICAL PROCESSES International Review of Management and Marketing. 2015. Т. 5. С. 137-141.
  2. Daniel J. Levitin. The Organized Mind: Thinking Straight in the Age of Information Overload. NY: Penguin Books, 2014
  3. Fortunati L., Vincent J., Gebhardt J. Interacting with Broadband Society. Frankfurt am Main: Peter Lang, 2010
  4. Gillmor D. We the Media. NY: O’Reilly Media. 2014
  5. Golding P., Elliott. P. Making the news. London, 1979
  6. Goode L. Social news, citizen journalism and democracy // New Media & Society. 2009, №11
  7. Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants. Part 1 // On the Horizon. 2001, № 5
  8. Sunden, J. Material Virtualities. NY: Peter Lang, 2003
  9. Taneja H. Media consumption across platforms: Identifying user-defined repertoires / Taneja H., Webster J.G., Malthouse E.C., Ksiazek T. // New Media & Society. 2012, № 14
  10. Амзин А. и др. Как новые медиа изменили журналистику. 2012—2016. Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2016
  11. Байкова Т.К. Влияния Instagram на поведение человека // Цифровое общество как культурно-исторический контекст развития человека: Сборник научных статей и материалов международной конференции. 2018
  12. Байчик А.В., Никонов С.Б. НООПОЛИТИКА КАК ГЛОБАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение.Журналистика. 2012. № 1. С. 207-213.
  13. Вирен Г.В., Фролова Т.И. Информационные агентства. Как создаются новости. М., 2015
  14. Грахова И. А. Анализ социальной сети Instagram как инструмента  формирования общественного сознания / И. А. Грахова, Я. А. Дрынь // Актуальные проблемы авиации и космонавтики, 2017
  15. Деннис Э., Мэрилл Д. Беседы о масс-медиа. М., 1997
  16. Зиммель Г. Избранное. Том 1. Философия культуры. М.: Юрист, 1996
  17. Калмыков А. А., Коханова Л. А. Интернет-журналистика. Теоретические основы. М., 2018
  18. Качкаева А. Г. Мультимедийная журналистика: учебник для вузов // под общ. ред. А. Г. Качкаевой, С. А. Шомовой. М., 2017
  19. Коломиец В. П. Медиасреда и медиапотребление в современном российском обществе // Социологические исследования. 2010, №1
  20. Лавренчук Е. А. Аутопойезис социальных сетей в интернет-пространстве. М.: РГГУ, 2011
  21. Лазутина Г. В. Распопова С. С. Жанры журналистского творчества. М., 2011
  22. Лещенко А.М. Социальные сети как механизм конструирования коммуникации в современном обществе. Пятигорск, 2011
  23. Никонов, С. Б., Байчик А. В.Роль средств массовой информации Республики Беларусь в продвижении интересов белорусского государства на международной арене // МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ, №  2 (69), 2018, стр. 46-52.
  24. Паризер Э. За стеной фильтров. Что интернет скрывает от вас? М.: Альпина Бизнес Букс, 2012
  25. Самарцев О.Р. Творческая деятельность журналиста. М., 2009
  26. Селезнев Р. С., Скрипак Е. И. Социальные сети как феномен информационного общества и специфика социальных связей в их среде // Вестник КемГУ. 2013, №2
  27. Уланова М. А. Интернет-журналистика: практическое руководство. М., 2017
  28. Фокин А. А. Эпоха интернет-визуальности: YOUTUBE, INSTAGRAM, GIF, COUB // Челябинский гуманитарий, 2013. №2
  29. Цвик В. Л. Основы журналистского мастерства. М., 2004

Bekurov R.V., Kurysheva Y.V., Baichik A.V., Labush N.S., Nikonov S.B. SOCIAL MEDIA IN SOCIOPOLITICAL PROCESSES International Review of Management and Marketing. 2015. T. 5. S. 137-141.
Daniel J. Levitin. The Organized Mind: Thinking Straight in the Age of Information Overload. NY: Penguin Books, 2014
Fortunati L., Vincent J., Gebhardt J. Interacting with Broadband Society. Frankfurt am Main: Peter Lang, 2010
Gillmor D. We the Media. NY: O’Reilly Media. 2014
Golding P., Elliott. P. Making the news. London, 1979
Goode L. Social news, citizen journalism and democracy // New Media & Society. 2009, №11
Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants. Part 1 // On the Horizon. 2001, № 5
Sunden, J. Material Virtualities. NY: Peter Lang, 2003
Taneja H. Media consumption across platforms: Identifying user-defined repertoires / Taneja H., Webster J.G., Malthouse E.C., Ksiazek T. // New Media & Society. 2012, № 14
Amzin A. i dr. Kak novye media izmenili zhurnalistiku. 2012—2016. Ekaterinburg: Gumanitarnyj universitet, 2016
Bajkova T.K. Vliyaniya Instagram na povedenie cheloveka // Cifrovoe obshchestvo kak kul’turno-istoricheskij kontekst razvitiya cheloveka: Sbornik nauchnyh statej i materialov mezhdunarodnoj konferencii. 2018
Bajchik A.V., Nikonov S.B. NOOPOLITIKA KAK GLOBAL’NAYa INFORMACIONNAYa STRATEGIYa Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 9. Filologiya. Vostokovedenie.Zhurnalistika. 2012. № 1. S. 207-213.
Viren G.V., Frolova T.I. Informacionnye agentstva. Kak sozdayutsya novosti. M., 2015
Grahova I. A. Analiz social’noj seti Instagram kak instrumenta formirovaniya obshchestvennogo soznaniya / I. A. Grahova, Ya. A. Dryn’ // Aktual’nye problemy aviacii i kosmonavtiki, 2017
Dennis E., Merill D. Besedy o mass-media. M., 1997
Zimmel’ G. Izbrannoe. Tom 1. Filosofiya kul’tury. M.: Yurist, 1996
Kalmykov A. A., Kohanova L. A. Internet-zhurnalistika. Teoreticheskie osnovy. M., 2018
Kachkaeva A. G. Mul’timedijnaya zhurnalistika: uchebnik dlya vuzov // pod obshch. red. A. G. Kachkaevoj, S. A. Shomovoj. M., 2017
Kolomiec V. P. Mediasreda i mediapotreblenie v sovremennom rossijskom obshchestve // Sociologicheskie issledovaniya. 2010, №1
Lavrenchuk E. A. Autopojezis social’nyh setej v internet-prostranstve. M.: RGGU, 2011
Lazutina G. V. Raspopova S. S. Zhanry zhurnalistskogo tvorchestva. M., 2011
Leshchenko A.M. Social’nye seti kak mekhanizm konstruirovaniya kommunikacii v sovremennom obshchestve. Pyatigorsk, 2011
Nikonov, S. B., Bajchik A. V.Rol’ sredstv massovoj informacii Respubliki Belarus’ v prodvizhenii interesov belorusskogo gosudarstva na mezhdunarodnoj arene // MIR NAUKI, KUL’TURY, OBRAZOVANIYa, № 2 (69), 2018, str. 46-52.
Parizer E. Za stenoj fil’trov. Chto internet skryvaet ot vas? M.: Al’pina Biznes Buks, 2012
Samarcev O.R. Tvorcheskaya deyatel’nost’ zhurnalista. M., 2009
Seleznev R. S., Skripak E. I. Social’nye seti kak fenomen informacionnogo obshchestva i specifika social’nyh svyazej v ih srede // Vestnik KemGU. 2013, №2
Ulanova M. A. Internet-zhurnalistika: prakticheskoe rukovodstvo. M., 2017
Fokin A. A. Epoha internet-vizual’nosti: YOUTUBE, INSTAGRAM, GIF, COUB // Chelyabinskij gumanitarij, 2013. №2
Cvik V. L. Osnovy zhurnalistskogo masterstva. M., 2004

Актуальность темы представленного исследования не вызывает сомнений и обоснована широким распространением социальных сетей, посредством которых пользователи получают в том числе и новости. Работа обладает научной новизной, которая обусловлена авторским подходом к выявлению форм подачи аудиовизуального новостного контента с учетом технологических характеристик избранных платформ. Обращает на себя внимание теоретическая база исследования. Помимо отечественных авторов, М. Решетова обращается к трудам современных немецких, американских и других зарубежных медиаисследователей, в том числе и на английском языке, что в студенческих работах встречается нечасто. В рамках данного исследования автор проделала впечатляющую масштабную работу, проанализировав публикации восьми новостных аккаунтов в четырех наиболее популярных в России социальных сетях, совокупное число которых составило 31732 за месяц. На основании проделанного исследования автор приходит к обоснованным выводам. Недостатков в данной работе мы не обнаружили, за исключением некоторой избыточности и многоаспектности информации, которые порой затрудняют цельное восприятие, и нескольких стилистических погрешностей.

Поражает не только масштаб проделанной прикладной работы, но и глубина теоретического осмысления исследуемого материала, авторская способность к его структуризации и типологизации, что говорит о том, что автор обладает складом ума ученого-медиаисследователя.

Рецензент: Маевская Марина Игоревна, доцент, кандидат филологических наук.

The relevance of the topic presented by the study is beyond doubt and is justified by the wide distribution of social networks through which users receive news as well. The work has a scientific novelty, which is due to the author’s approach to identifying forms of presentation of audiovisual news content, taking into account the technological characteristics of selected platforms. Attention is drawn to the theoretical basis of the study. In addition to domestic authors, M.  Reshetova refers to the works of modern German, American and other foreign media researchers, including in English, which is rarely found in student papers. As part of this study, the author did an impressive large-scale work, analyzing the publication of eight news accounts in the four most popular social networks in Russia. the cumulative number of which was 31732 per month. Based on the research done, the author comes to reasonable conclusions. We did not find flaws in this work, with the exception of some redundancy and multidimensionality of information, which sometimes make it difficult to take a holistic perception, and a few stylistic errors.

It is striking not only the scale of the applied work, but also the depth of theoretical understanding of the material under study, the author’s ability to structure and type it, which indicates that the author has a mindset for the media researcher.  

Reviewer: Mayevskaya Marina Igorevna, Associate Professor, Candidate of Philological Sciences.

Новостная журналистика, аудиовизуальный контент, социальная сеть, новые медиа, интернет, Вконтакте, Instagram, Facebook, Одноклассники.

news journalism, audiovisual content, social network, Internet, VKontakte, Odnoklassniki, Facebook, Instagram.

Решетова М.  Е. Новостная аудиовизуальная журналистика в социальных сетях // Век информации (Сетевое издание), 2019. Т.3 № 3(8) июль  2019. https://doi.org/10.33941/age-info.com33(8)6

Reshetova M. Audiovisual news journalism in social networks. Information age (online media), 2019, vol. 3, no.3(8) https://doi.org/10.33941/age-info.com33(8)6

Согласно исследованиям аудиторской компании Deloitte, количество пользователей, использующих именно социальные сети для получения новостной информации растет. По сравнению с 2017 годом популярность новостных порталов снизилась на 9%, что, по мнению медиаисследователей, связано с возрастающим влиянием социальных медиа[1]. Вопрос о том, нужно ли медиа конкурировать с социальными платформами, распространяющими массовую информацию, становится все более неуместным. Опыт изданий показывает, что распространение контента в социальных сетях является успешным ходом в продвижении бренда, а также привлечении читательской аудитории, выстраиванию диалога с ней. Благодаря социальным сетям, СМИ становятся не только частью публичной, но межличностной коммуникации. Широкий спектр инструментария социальных платформ предоставляет новые возможности для презентации новостного контента.

В рамках нашего исследования мы выдвигаем гипотезу о том, что технологические особенности социальных сетей оказывают влияние на презентацию новостного аудиовизуального контента, что позволяет говорить о необходимости адаптации материалов в соответствии с предложенным спектром функциональных возможностей для эффективного взаимодействия с аудиторией.

         Целью данной работы является выявление представления новостного аудиовизуального контента в социальных сетях.  

При рассмотрении данного вопроса мы использовали исследования в области новостной интернет-журналистики, монографии и тематические статьи, посвященные новым медиа, СМИ в социальных сетях. Так, в первом параграфе при определении дефиниции «медиапотребление» мы опирались на труды немецких авторов Б. Келера, С. Дэвида, Й. Блумтритта, американских ученых Х. Тэнейджи, Дж. Г. Вебстера, Э. К. Мальтхауза, Т. Ксяжек и отечественных медиаисследователей В. П. Коломийца, А. А. Амзина и М. М. Назарова. При этом мы также использовали подход, опирающийся на поколенческие характеристики, разработкой которого занимался М. Пренски. 

При описании медиаплощадок, то есть социальных сетей, мы использовали работы А. Г. Качкаевой, С. В. Паранько, А. А. Амзина.

         Эмпирическую базу составляют публикации в аккаунтах наиболее популярных в России социальных сетей ВКонтакте, Одноклассники, Facebook, Instagram самых цитируемых новостных изданий за 2018 год[2]«НТВ», «Дождь», «Эхо Москвы», «Радио Свобода», «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «RT на русском», «Meduza». При отборе аккаунтов за основу был взят критерий показателя социальной влиятельности СМИ (количество likes и shares материалов СМИ в социальных медиа). Данный показатель свидетельствует о том, насколько то или иное СМИ популярно в социальных сетях. Более того, мы взяли издания различных типов СМИ. Так, «НТВ» и «Дождь» являются телеканалами, «Эхо Москвы» и «Радио Свобода» – представляют аккаунты радиостанций, «Московский Комсомолец» и «Комсомольская правда» – печатные издания, «RT на русском» и «Meduza» – интернет-ресурсы. 

Общий период исследования составляет 1 месяц – с 20 марта по 20 апреля, совокупное число проанализированных публикаций за который достигло 31732.

Для определения степени адаптации мы выработали общие критерии, позволяющие дать оценку адаптации того или иного аудиовизуального материала в зависимости от технологических возможностей социальной платформы. Так, цифрой «1» в мы обозначили не адаптированные публикации, которые представляют собой ссылку на страницу основного сайта, цифрой «2» – условно адаптированный для социальной сети аудиовизуальный контент, размещенный в виде копии материала с веб-сайта, цифра «3» обозначает полноценную адаптацию видео, то есть сообщение создано с учетом технологических особенностей социальной сети, для создания поста использованы те или иные методы адаптации, такие как фрагментация, замена визуальных компонентов вербальными. 

На основе полученных данных мы проводили дальнейший анализ, в ходе которого выявили тенденции размещения и методы адаптации аудиовизуального контента в социальных сетях.

Трансформация медиапотребления под воздействием процессов цифровизации

По данным Фонда «Общественное мнение» количество интернет-пользователей в России продолжает расти. Так, если в 2017 году их численность составляла 82,7 млн человек, то в 2018 она возросла до 83,8 млн человек, что составляет 70% от всего населения[3]. При этом, около 35% от всего количества интернет-пользователей ежедневно используют интернет для просмотра новостей[4]. Развитие мультимедийных технологий, появление новых медиаплощадок, общий технический прогресс привели к активной трансформации медиапотребления.

Понятие «медиапотребление» имеет множество дефиниций. Так, немецкие исследователи Б. Келер, С. Дэвид и Й. Блумтритт определяют «медиапотребление» как «потребление концепта (системы знаков, кодов), порождаемого соответственным медиапродуктом»[5]. Они отмечают, что в настоящее время декодирование концепта происходит «просьюмерами» (prosumer – синтез понятий «produser» и «consumer», то есть одновременно производитель и потребитель контента), активными пользователями, которые самостоятельно выбирают продукт, который они хотят создавать и потреблять, а также способ его создания и потребления, вместе с тем, вытесняя пассивных потребителей с медийного поля. Коллектив авторов из США Х. Тэнейджа, Дж. Г. Вебстер, Э. К. Мальтхауз, Т. Ксяжек считает, что с распространением широкого спектра медиаплощадок и возрастающим количеством контента аудитория при ориентации выбора продукта и способа потребления стала «прибегать к использованию индивидуально определяемых репертуаров, то есть интенций»[6]. По мнению, отечественного социолога В. П. Коломийца «медиапотребление является социальной практикой использования коммуникационных средств (медиа) для получения и освоения символического содержания и осуществления социальных связей и взаимодействий»[7]. При этом, исследователь подчеркивает, что медиапотребление является мотивированным, то есть в процессе взаимодействия со СМИ потребитель руководствуется определенными целями. Приведенные выше дефиниции позволяют сделать вывод о том, что в настоящее время медиапотребление рассматривается как активная деятельность по декодированию информации, предлагаемой СМИ, роль медиапотребителя в акте медиапотребления возрастает.

Подобная модель медиапотребления свойственна преимущественно поколению Y, то есть пользователям, родившимся в период с 1981 по 2000 год, а также последующему поколению Z, которых также называют «цифровыми аборигенами»[8] («digital natives»), «цифровым племенем»[9] («digital tribe»). Согласно данным Mediascope, именно пользователи в возрасте от 12 до 34 лет проводят в интернете наибольшее количество времени[10]. Так, среднестатистический представитель поколения Y или поколения Z ежедневно тратит около 4 часов на выполнение каких-либо действий в сети[11]. Группа европейских ученых во главе с Л. Фортунати, Д. Гебхарт и Д. Винсент выявила, что «каждое поколение, существующее в социальном пространстве склонно к аналогичным поведенческим моделям, моделям действия и восприятия действительности»[12]. Конечно, нельзя говорить о том, что человек, родившийся в тот или иной год, обязательно относится к определенному поколению, а также заключен в ценностные и поведенческие рамки данного поколения, однако исследователи сходятся в том, что существуют хронологические границы, применимые к любому европейскому обществу. Данный теоретический подход широко используется в исследовании медиапотребления: поколенческие характеристики позволяют составить общую картину потребностей той или иной возрастной группы, их привычки и склонности, а также способ медиапотребления. В связи с этим, мы предполагаем, что СМИ для наиболее эффективного взаимодействия с аудиторией необходимо учитывать особенности медиапотребления современного пользователя.

Переход журналистики в онлайн-среду уничтожил технические ограничения, с которыми сталкивались массмедиа при производстве и распространении материалов. Технологические платформы дают возможность публикации неограниченного объема информации. Ежедневно интернет-издания продуцируют миллионы бит контента. Более того, СМИ потеряли монополию на публикацию материалов – в настоящее время пользователи могут самостоятельно производить контент, мгновенно транслируя его на широкую аудиторию посредством социальных сетей и получая видимую обратную связь в виде лайков (likes – англ. «нравится»), репостов (reposts – перераспределение контента на свою страницу) и комментариев. По данным аналитического агентства Statista, аккаунты в социальных сетях имеют около 73, 1 млн россиян[13]. При этом, пользователи социальных медиа ведут чрезвычайно активную деятельность – так, количество ежедневных активных пользователей Instagram Stories по всему миру составляет более 500 млн человек[14]. Несмотря на то, что UGS (Used Generated Content – англ. «пользовательский контент») не является профессиональным журналистским продуктом, он создает плотную завесу информационного шума в медиасреде, соревнуясь по оперативности со СМИ и получая больший эмоциональный отклик. В связи с этим мы можем полагать, что количество контента превышает максимально возможный ресурс внимания пользователя, что приводит к повышенным требованиям цифровой аудитории к СМИ в возросшей конкурентной среде.

Медиапотребление перестало быть линейным – сегодня пользователь имеет право самостоятельно осуществлять выбор интересующего его контента. Отечественный медиаисследователь А. Г. Качкаева утверждает, что «канал не важен, важен сюжет, транспонируемый на разные медиаплатформы. Это дает возможность зрителю, читателю и слушателю взаимодействовать с медиа, влиять на развитие сюжета — предлагать собственную историю для конкретных платформ, которую медиа могут развивать дальше»[15]. Таким образом, в настоящее время медиапользователь выполняет активную контролирующую функцию. Исследователи называют данное явление «гэйткипинг» (gatekeeping – англ. «привратничество»). Несмотря на то, что «гэйткиперы» (gatekeepers – англ. «привратники») не могут контролировать процесс создания информации, они имеют возможность совершать процесс фильтрации и распространения контента среди аудитории, определяя его актуальность и значимость[16]. Это функция является важной для пользователей. По данным исследовательского центра Пью, предоставляющего информацию о социальных проблемах, общественном мнении и демографических тенденциях, одним из факторов, определяющих выбор медиаплощадки для получения информации является то, насколько легко делиться контентом в рамках данного ресурса[17], что существенно повышает роль социальных сетей в процессе медиапотребления.

Современный медиапользователь вовлечен в несколько медиаплощадок, к примеру, он может одновременно просматривать контент веб-сайта, читать сообщение в мессенджере и скроллить ленту социальной сети. Исследования ученых свидетельствуют о том, что сознание человека может усваивать не более 120 бит информации в секунду. Разговор с одним собеседником занимает 60 бит внимания в секунду[18], следовательно, человек, ведущий диалог с двумя собеседниками, находится на пределе своих возможностей. В связи с этим, мы считаем справедливой формулировку С. В. Паранько, digital-директора «Ведомостей», который называет медиасреду, в которой находятся современные СМИ, «кислотной»[19], то есть медиа находятся в конкурентной борьбе за внимание пользователя с другими программами, установленными на устройствах. По этой причине для эффективного взаимодействия с аудиторией массмедиа необходимо распространять контент на привычных для медиапотребителя площадках. Подобная ситуация повлияла на появление такого феномена как кросс-платформенность медиаконтента, то есть дистрибуции сообщения на различных технологических медиаплатформах. В условиях функционирования исключительно традиционных средств массовой информации, таких как печать, радио, телевидение, медиапотребитель был вынужден подстраиваться под тип контента, производимого средствами массовой информации, их график и редакционную политику. Теперь пользователь обладает правом самостоятельно выбирать наиболее подходящий ему информационный ресурс, формируя индивидуальный подбор повестки дня и адаптируя медиапотребление под собственный график жизни и персональные запросы. По данным Mediascope, около 52% населения ежедневно совершают какие-либо действия в социальных сетях[20], следственно, социальные медиа могут представлять привлекательную площадку для дистрибуции информации.

Активность пользователей в процессах медиапотребления также повышается посредством использования мобильных платформ. Желание потреблять информацию в любой удобный слот времени и в любом месте повлияло на то, что в цифровые пользователи все более склоняются в сторону мобильных коммуникативных средств. Согласно статистике, количество мобильной аудитории составляет около 73 млн человек[21]. Количество медиапользователей mobile only (только мобильные устройства) растет, в то время как аудитория desktop only (только компьютер) продолжает уменьшаться[22]. По мнению Г. В. Тимченко, генерального директора новостного проекта «Медуза», на сегодняшний день «Медиапотребление – это все платформы сразу, то есть кроссплатформенность, но с упором на мобильные платформы»[23]. Подобной точки зрения также придерживается специалист в области медиастратегии Н. Ньюман, который выделяет такую тенденцию медиапотребления как рост зависимости потребителя от коммуникационных функций смартфона[24]..

Подобная ситуация порождает фрагментарное потребление информации. Выбор между закрытием окна и продолжением потребления информации осуществляется сразу после входа на страницу материала. Зачастую пользователь покидает источник, лишь кратко ознакомившись с содержанием, следовательно, материал должен быть адаптирован для мобильного медиапотребления и визуально насыщен.

Визуализация также является важнейшим фактором в процессе медиапотребления. Обработка текстовой информации занимает существенно больше времени, чем обработка визуальной. Современные исследования в данной области говорят о том, что человеку достаточно 13 миллисекунд для декодирования изображения, по причине чего современный человек отдаёт предпочтение визуальным данным: их восприятие происходит быстрее и требует меньшего количества усилий. В рамках данного исследования мы подробно остановимся на аудиовизуальной составляющей новостного сообщения.

Итак,  можно говорить о том, что в данный момент в число задач СМИ входит не только производство контента, но и его адаптация для пользователя. Возросшее влияние медиапользователя на массмедиа, выполнение им роли просьюмера и гэйткипера заставляют СМИ искать новые способы взаимодействия с аудиторией. Важно сделать контент релевантным для пользователя как в содержательном, так и в формальном плане, что достигается посредством отбора наиболее значимых событий для отражения их в СМИ и адаптации материала для его дистрибуции на различных медиаплощадках, привычных для пользователя, одной из разновидностей которых являются социальные сети.

Социальная сеть: место в современной медиасреде

Появление термина «социальная сеть» связывают с эпохой классической социальной философии эпохи модерна[25]. Смысл данной дефиниции сводится к объяснению ее как категории общественной жизни, позволяющей участникам диалога эффективно взаимодействовать друг с другом для достижения общей цели. Таким образом, под социальной сетью в традиционном понимании подразумевается «особая форма организации общества или определенный круг людей, объединенных общими интересами и взаимным общением. Как правило, в рамках социальной сети между участниками общения устанавливаются социальные связи»[26].

Однако с развитием процессов дигитализации дефиниция приобрела несколько иную коннотацию. В общем смысле под социальными сетями понимается «платформа, онлайн-сервис или веб-сайт, предназначенные для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений»[27]. Д. Бойд и Н. Эллисон определяют социальные интернет-сети с точки зрения функций пользователя. Согласно определению, предложенному учеными, социальные интернет-сети – это «сетевые услуги, которые позволяют частным лицам:

  • создавать общедоступный или полупубличный профиль в пределах ограничений, наложенных системой,
  • определять список других пользователей, с которыми они могут взаимодействовать, а также делиться информацией,
  • просматривать и связывать персональных список контактов с другими подобными списками, созданными пользователями внутри системы»[28].

Итак, социальная интернет-сеть – это интерактивный многопользовательский веб-сайт, обладающий рядом обязательных качеств:

  • содержание (контент) сайта создается исключительно или преимущественно его пользователями,
  • сайт представляет собой автоматизированную среду, в рамках которой пользователи имеют возможность создавать связи с другими пользователями (социальные связи) или социальные объекты (тематические группы),
  • пользователи имеют возможность получать статическую и динамическую информацию об объектах, существующих в данной социальной среде, о социальных связях между ними,
  • пользователям доступны функции коммуникации с другими пользователями и социальными объектами.

Основной структурной единицей социальной сети является профиль, или аккаунт, пользователя – уникальная персональная страница, которая позволяет «воплотить себя в реальность»[29] посредством представления информации, очерчивающей идентичность пользователя. Настройки профиля упрощают процесс нахождения единомышленников, коллег, а также ресурсов, релевантных для пользователя.

Определяющим фактором при выделении социальных сетей как отдельного кластера веб-сайтов является интерактивность. Под интерактивностью понимается любое взаимодействие пользователя в социальной сети, как между ним и другим пользователем, так между пользователем и контентом[30]. Так, к примеру, аудитория того или иного телевизионного сериала не является социальной сетью, так как между ее субъектами нет налаженной взаимосвязи. Однако, как только возникает какая-либо соответствующая интернет-площадка, позволяющая установить коммуникативные взаимодействия, мы можем говорить о данном явлении как о социальной сети.

Взаимодействие между пользователями выстраивается посредством френдинга (friending – от англ. «friend», то есть «друг») – добавления другого пользователя в тот или иной круг социальной сети[31]. Как правило, этот процесс носит двусторонний характер, однако некоторые социальные сети дают возможность проявления односторонней связи. В таких случаях применяется термин фолловинг (following – англ. «следование»). Как френдинг, так и фолловинг позволяют пользователям получить доступ к некоторой информации, распространяемой владельцем профиля.

Интерактивность на уровне «пользователь-контент» происходит с помощью «лайков» (like – англ. «нравится»), «дизлайков» (dislike – англ. «не нравится»), «репостов» (repost – перераспределение контента на собственную страницу) или «шеров» (share — англ. «делиться»), а также комментариев. Данные функции социальной сети позволяют мгновенно выразить реакцию на опубликованный кем-либо контент, причем в публичной форме. Многие социальные сети, такие как ВКонтакте, Facebook, транслируют ответы пользователя в новостную ленту следящих за его обновлениями людей, таким образом, предоставляя возможность публичной демонстрации оценки контента.

Структура социальной сети, подразумевающая персонализированность страницы, возможность создания контента и мгновенной реакции на продукт, создаваемый другими юзерами (user – англ. «пользователь»), образует совершенно новые условия для работы СМИ. Так, индивидуальные настройки профиля социальных сетей формируют персональную новостную ленту пользователя. При ее просмотре юзер видит то, что лайкают, репостят, комментируют его «друзья», а также информацию, размещаемую выбранными им тематическими группами, что можно рассматривать в качестве своеобразного фильтра при отборе контента. Как пишет А. Г. Качкаева, «подобный рекомендательный отбор порождает высокий уровень доверия к отфильтрованной таким образом информации»[32]. Более того, алгоритмы выдачи информации в социальных сетях учитывают предыдущие поисковые запросы пользователя, данные, размещенные на его странице, анализируют тематическую выборку групп и понравившихся записей с целью повышения релевантности выдаваемой юзеру информации. Так, Э. Паризер, автор книги «За стеной фильтров», при исследовании алгоритмов предоставления информации в социальных сетях заметил, что Facebook не показывает ему сообщения френда с противоположными взглядами[33]

Технологические возможности социальных медиаплатформ дают возможность развития пользовательского контента. Теперь каждый юзер может свободно размещать информацию, создавать тематические группы, публичные страницы, что приводит к потере монополии СМИ на публикацию контента. Конкурентная среда сместилась в вертикальную плоскость – массмедиа вынуждены бороться за внимание пользователя не только между собой, но и на уровне «UGC – СМИ».  

Одной из разновидностей проявления пользовательского контента является феномен USV[34] (Used-generated visibility – англ. «пользовательская видимость»), который заключается в распространении реакции пользователя на контент среди аудитории, состоящей из его «друзей» или «подписчиков». Лайк, репост, комментарий автоматически транслируются в новостные ленты пользователей, тем самым юзер воздействует на процесс формирования медиаполя аудитории, следящей за его обновлениями[35]. Как отмечает Л. Гуд, посредством публичного выражения оценки пользователь становится частью «структуры посредничества»[36], то есть именно он принимает своего рода «редакционное» решение о том, какие материалы могут быть вызвать интерес аудитории, быть для нее релевантными и полезными. Технологические возможности социальных медиаплатформ способствуют максимизации роли пользователя как гейткипера контента. К примеру, Instagram ранжирует публикации по количеству взаимодействий с ними – степень реакции юзера определяет место материала в новостной ленте.

Основной функцией социальной сети является межличностная коммуникация[37], вследствие этого широкое распространение в рамках данной медиаплощадки получила концепция случайного медиапотребления. По мнению итальянских медиаисследователей А. Валериани и К. Вассари, медиапотребление можно рассматривать как некое побочное действие вследствие выполнения иных видов деятельности[38]. Ученые Амстердамского свободного университета К. Мейер и Т. Кормелинк считают, что данный процесс является частью так называемого «цикла проверки» – постоянного контроля пользователем собственных девайсов с целью понимания происходящего как в рамках его персональной страницы, так и в мировом масштабе[39]. Сетевая структура социальных платформ обуславливает то, что зачастую пользователи потребляют информацию, которую не планировали искать. Однако некорректно говорить о том, что медиапотребление является совершенно стихийным – персональные настройки страницы, основанные на релевантных для юзера запросах, ставят медиапотребление в социальных сетях в положение «между избирательным и случайным воздействием»[40].

Таким образом, социальная сеть создает новые условия для работы СМИ. Для эффективного взаимодействия с пользователем массмедиа необходимо учитывать специфику дистрибуции контента в данном кластере медиаплощадок как в содержательном, так и в формальном плане.

Адаптация новостного аудиовизуального контента в социальной сети ВКонтакте

Российская социальная сеть ВКонтакте образована в 2006 году предпринимателем, программистом П. Дуровым. Изначально сеть являлась закрытой площадкой для коммуникации между студентами Санкт-Петербургского государственного университета, однако позже регистрация стала доступна абсолютно любому пользователю интернета. Сегодня ВКонтакте входит в число крупнейших ресурсов рунета. Так, по данным Mediascope, ежедневно в социальную сеть заходят около 23 млн уникальных пользователей, что составляет 43,2% от всего населения России[41].

Несмотря на то, что основной целью ВКонтакте является создание и поддержание коммуникации участников социальной сети между собой, площадка предоставляет широкий функционал для дистрибуции информации. Как заявляют владельцы, «VK – крупнейшая площадка для публикации контента. Миллионы людей узнают новости именно из нашей социальной сети»[42], по причине чего разработка сервисов системы происходит с учетом поддержки активной роли медиа в процессах коммуникации социальной сети. Кроме добавления к записи мультимедийных объектов, таких как подкаст, видео, графика, опрос, в 2018 году VK запустил собственный редактор статей, позволяющий создавать объемные материалы, формировать их согласно правилам верстки, а также просматривать статистику материала, среди прочих метрик включающую классическую «воронку» – автор может узнать, сколько процентов статьи было прочтено пользователями. Среди нововведений в сфере аудиовизуального контента, рассматриваемого нами в данном исследовании, можно выделить появление подкастов, а также сервисов, адаптирующих видео под мобильные форматы – так, за последние годы улучшена навигация видеоплеера и повышено разрешение видео до 720p и выше.

Кроме того, в июне 2016 года разработчиками введена так называемая «Умная лента», принцип работы которой заключается в построении алгоритмов ленты новостей, ранжирующих записи по релевантным для конкретного уникального пользователя запросам. В число критериев для подбора публикаций входят:

  • частота посещений определенных пабликов или откликов на какой-либо материал, то есть чем чаще пользователь заходит на тот или иной ресурс в социальной сети или реагирует на публикации на определенную тематику, тем выше данная группа или сообщения схожей тематики в его новостной ленте,
  • свежесть обновления,
  • количество отклика на материал другими пользователями, особенно друзьями
  • уникальность перераспределённого контента, которая учитывает оригинальность сообщения, добавленного к репосту записи.

В 2017 в интерфейсе социальной сети появилась вкладка «Рекомендации», которая представляет собой подборку потенциально интересных юзеру аккаунтов и контента. По оценкам разработчиков, опция пользуется популярностью. Так, к 2018 году около 35% всей аудитории ВКонтакте посещали данный раздел, а предложенные записи каждые сутки собирали 1 млрд просмотров[43]. Таким образом, социальная сеть ВКонтакте становится все более персонализированной, контенту СМИ труднее пробиться в умные ленты пользователя.  

В ходе исследования мы проанализировали 10 054 публикации. На рис.1 показано соотношение среднего количества лайков на пост, содержащий аудиовизуальный контент, к среднему количеству лайков на пост. Следует заметить, что в диаграмме не представлены аккаунты «Медузы», «Новости RT на русском», «Эхо Москвы» и «Московский комсомолец», так как на страницах данных СМИ объем публикаций с аудиовизуальным контентом составляет менее 10%, что не позволяет совершить полноценный сравнительный анализ данного типа контента в рамках социальной сети ВКонтакте.

рис. 1

Наибольшее количество постов, содержащих аудиовизуальный контент, мы наблюдаем в аккаунтах телевизионных СМИ, таких как «НТВ» и «Дождь». Так, около 46% публикаций, представленных на странице «НТВ», имеют аудиовизуальную составляющую, на телеканале «Дождь» около 43% сообщений дополняются аудиовизуальным рядом. При этом посты подобного формата не пользуются популярностью среди аудитории, к примеру, среднее количество лайков в аккаунте «НТВ» за 16 апреля на посте с аудиовизуальным контентом составляет 24, в то время как без аудиовизуального контента – 18. На телеканале «Дождь» публикации, попадающие под критерий «аудиовизуальные материалы», уступают позиции сообщениям, не удовлетворяющим данному маркеру, в соотношении 43 лайка – 50 лайков соответственно. Однако контент телевизионных аккаунтов зачастую совершенно не адаптирован, либо мало адаптирован под технологическую площадку – количество адаптированного контента на странице «НТВ» составляет 24% от числа всех постов с наличием аудиовизуального контента, на странице «Дождя» – 16 %. Основная часть аудиовизуального контента представлена посредством копирования с лендинговой страницы или размещения ссылки на видео сайта. В свою очередь контент, адаптированный для социальной сети, получает высокий отклик. Так, сообщение, дополненное видеороликом, «Первое 3D-сердце из клеток человека», размещенное на странице «НТВ», набрало 68 лайков.

Наиболее полноценная адаптация аудиовизуального контента происходит в аккаунтах «Комсомольской правды» и «Радио Свобода». «Комсомольская правда» широко использует формат небольших видео с короткими встроенными в видеоряд текстовыми блоками, как например, видео «Утерян символ Франции» или «Скелет в цепях», что позволяет смотреть новость как со звуком, так и без звукового сопровождения. «Радио Свобода» также склоняется к подобной форме адаптации, однако также размещает видео, дополняющие текстовое сообщение, к примеру, «Как жители Клина протестуют против мусорных полигонов?» и эксклюзивные опросы на актуальные темы. Данные форматы получают наиболее высокие показатели отклика. Так, в аккаунте «Комсомольской правды» среднее количество лайков на публикации с наличием аудиовизуального контента составляет 646 лайков, на публикации без аудиовизуального контента – 244, в аккаунте «Радио Свобода» – 143 и 59 лайков соответственно.

В результате исследования мы выявили, что основными способами адаптации аудиовизуального контента на страницах проанализированных нами аккаунтов являются:

  • Текст + live-видео (часто используется UGC). Данный прием применяется чаще всего. Около 50% публикаций адаптировано подобным способом.
  • Видео с элементами текста. Способ заключается в синтезе текстового и аудиовизуального типов контента – наиболее значимая информация презентуется в видео посредством текстового блока. Данный прием позволяет смотреть видеоролик как с использованием, так и без использования звукового ряда, что сокращает количество усилий для медиапотребления. Около 38% публикаций размещено именно подобном формате.
  • Текст + СНХ. 12% адаптированных сообщений представляют собой текст, дополненный видео, основой которого является СНХ.

В 2018 году разработчики социальной сети запустили новый сервис «Истории», позволяющий мгновенно распространять среди подписчиков фотографии и короткие видеоролики, которые могут быть дополнены текстовой составляющей. Особенность историй состоит в том, что они исчезают спустя 24 часа после публикации. Также несколько историй можно объединять в сюжет, который будет иметь название и обложку. Однако подобный формат не имеет популярности среди аккаунтов СМИ – только «НТВ» выкладывает публикации посредством сервиса «Истории», среднее число которых в сутки составляет около четырех сообщений.

В 2017 году во ВКонтакте появилась возможность вести прямые трансляции, что значительно повышает уровень документальности передаваемого сообщения. Опция позволяет в реальном времени записывать видео с экрана компьютера, внешней камеры, проводить репортажи с использованием профессиональной техники. При этом, прямые трансляции автоматически воспроизводятся в новостной ленте без звука, привлекая к себе дополнительное внимание. Также сервис включает в себя чат, где пользователи могут мгновенно реагировать на происходящее. В анализируемых нами аккаунтах формат прямой трансляции чаще всего использовался радио «Эхо Москвы» – около трех прямых эфиров в сутки. Однако данные видео представляли собой видеодополнение радийного эфира. Прямые трансляции запускались в основном при освещении чрезвычайных событий, реже – для распространения новости с официального события.

Таким образом, на основе представленных данных мы можем сделать вывод о том, что в социальной сети ВКонтакте доминирующими методами адаптации являются сочетание текстовой составляющей и live-видео, что позволяет сделать сообщение более эмоциональным и погрузить аудиторию в происходящее событие, сэкономив при этом ее ограниченный ресурс времени. Материалы, адаптированные подобным образом, имеют наибольший показатель лайков среди иных публикаций, размещенных на странице. Также отметим, что формат быстроисчезающих «Историй» является непопулярным среди аккаунтов СМИ – превалирующее количество информации размещается посредством постов.

Адаптация новостного аудиовизуального контента в социальной сети Одноклассники

Социальная сеть Одноклассники была запущена в 2006 году А. Попковым. На данный момент она является второй по популярности социальной площадкой в России. Так, по данным Mediascope, ежедневно около 8,7 млн человек совершают какие-либо действия на данном ресурсе[44].

Функциональные возможности Одноклассников позволяют пользователям общаться посредством личных сообщений, аудио- и видеозвонков, записей в персональной ленте, вступления в различные тематические сообщества. Кроме того, Одноклассники предоставляют условия для развития медиа: мультимедийные сервисы позволяют дополнять сообщение аудио и видеоконтентом, качество которого может достигать формата UltraHD.

Социальная сеть поддерживает алгоритм «Умной ленты», заключающегося в отборе потенциально интересных юзеру публикаций. Ранжирование информации происходит с учетом следующих критериев:

  • частоты взаимодействий с контентом той или иной страницы,
  • времени, проведенного на той или иной странице,
  • степени оригинальность контента, которая определяется системой антиплагиата.

В 2017 году в Одноклассниках появилась опция «Рекомендации», которая позволяет ознакомиться пользователю с релевантным для него контентом. При этом, сервис включает в себя подбор разнообразных форматов публикаций, таких как текстовые публикации, фотографии, видео и прямые эфиры. Пользователь может отреагировать на публикацию посредством положительной оценки – «класса», или отрицательной – «дизлайк», подписаться на страницу. Отклик  юзера влияет на охват публикации. Таким образом, пользователь может самостоятельно влиять на формирование новостного потока не только в рамках своей персональной ленты, но и вносить изменения в медиаполе других юзеров, продвигая ту или иную публикацию.

На основе проведенного нами анализа 11 141 публикаций мы выявили, что аудиовизуальные материалы не вызывают повышенный отклик аудитории. На рис.2 показано соотношение среднего количества лайков на пост, содержащий аудиовизуальный контент, к среднему количеству лайков на пост в социальной сети Одноклассники. Отметим, что аккаунты с объемом публикаций, содержащих аудиовизуальный компонент, менее 10% не рассматривались нами в данной диаграмме. По причине малого количества постов аккаунт «Радио Свобода» также не представляет возможности для полноценного сравнительного анализа в рамках выбранного
нами параметра.

рис. 2

Наибольшее количество видеоматериалов в социальной сети Одноклассники производят «НТВ» и «Дождь» – аккаунты телевизионных каналов. Однако практически весь контент, представленный данными СМИ является неадаптированным. На странице «Дождя» около 88% аудиовизуальных материалов являются ссылками на основной сайт, а на странице «НТВ» этот показатель достигает 100%. Степень адаптации контента в данной социальной сети не является фактором, влияющим на количество отклика. Так, к примеру, адаптированный репортаж Сони Гройсман на «Дожде», отвечающий популярным критериям «величина», «плохие новости», получил 46 классов, тогда как среднее количество классов на пост в этот день составило 78, а сообщение «Подмосковного путешественника, который пропал два года назад, нашли мёртвым и прикованным наручниками к дереву», попадающее под параметры «плохие новости», «конфликт», на странице «Комсомольской правды» набрало 187 классов при среднем показателе 557 классов на один пост.

По причине схожести функциональных возможностей социальных сетей ВКонтакте и Одноклассники способы адаптации аудиовизуального контента в рамках данных площадок представлены тем же рядом методов.

На Одноклассниках также существует сервис проведения прямых трансляций. Анализ данного сегмента показал аналогичные сервису ВКонтакте данные.

Таким образом, анализ выбранных нами аккаунтов показал, что аудитория Одноклассников гораздо более тяготеет к публикациям текстового типа. Аудиовизуальные материалы не пользуются популярностью. Более того, заметна тенденция к сокращению количества публикаций, содержащих видео, а также снижение степени их адаптации.

Адаптация новостного аудиовизуального контента в социальной сети Facebook

Социальная сеть Facebook была основана в 2004 году М. Цукербергом, Э. Саверином, Д. Московицем и К. Хьюзом. Первоначально сеть имела название Thefacebook и была доступна исключительно для студентов Гарвардского университета, однако в 2006 году регистрация на веб-сайте была открыта для всех пользователей интернета. На сегодняшний день Facebook является самой популярной социальной сетью в мире – численность его активных пользователей достигает около 2,375 млрд человек[45]. Однако в России данная социальная сеть находится лишь на третьем месте по популярности, уступая место российским площадкам ВКонтакте и Одноклассники. Так, по статистике, Facebook активно используют лишь 5,2 млн россиян[46].

Функциональные возможности социальной сети представлены довольно широким спектром опций. Кроме налаживания и поддержания коммуникации между пользователями, вступления их в тематические группы и паблики, Facebook активно продвигает мультимедийные сервисы. Текстовую запись можно дополнить видео, рисунком, фотографией, аудио. Качество фотографий в Facebook поднимается с помощью встроенного фоторедактора. Кроме того, в 2017 разработчики запустили опцию Facebook 360, представляющую собой сервис создания и распространения фотографий и видео с использованием технологии VR (virtual reality – англ. виртуальная реальность).

Для фильтрации контента новостной ленты пользователя Facebook использует алгоритм отбора потенциально интересных юзеру сообщений, в основе которого лежат следующие критерии:

  • частота взаимодействий с сообщениями людей, страниц, групп, то есть чем выше число взаимодействий, тем выше позиция схожего контента, контента определенной личности, группы, страницы в новостной ленте,
  • частота взаимодействий с определенным типом поста: фотографиями, видео, ссылками,
  • популярность сообщения среди пользователей, составляющих круг френдов юзера,
  • оригинальность публикуемого контента,
  • геолокация

Также пользователь может самостоятельно вносить коррективы в настройки новостной ленты посредством ярлыков «Сначала увидеть», «Отписаться», «Настройки новостной ленты». Таким образом, лента пользователя становится более персонализированной, что усложняет условия работы медиа в социальной сети.

В результате проведенного анализа 9 054 публикаций мы выявили, что наличие аудиовизуальной составляющей   влияет на количество реакций в рамках социальной сети Facebook. На рис.3 показано соотношение среднего количества лайков на пост, содержащий аудиовизуальный контент, к среднему количеству лайков на пост.  

рис. 3

При анализе сообщений, содержащих аудиовизуальный контент, мы выявили, что наибольшее количество контента подобного типа производят аккаунты телевизионных каналов «НТВ» и «Дождь» – количество публикаций на странице «НТВ» составляет около 45% от всего числа постов, на «Дожде» – около 42%. При этом, сообщения на «НТВ» пользуются популярностью – среднее количество реакций на один пост с аудиовизуальным контентом достигает 250, новость без аудиовизуального контента получает в среднем 24 реакции. Следует сказать, что около 62% контента на странице «НТВ» адаптировано для площадки, что, как мы предполагаем, повлияло на уровень отклика. Более того, в рамках данного аккаунта мало адаптированный контент в среднем получает меньшее количество реакции по сравнению с адаптированным, к примеру, мало адаптированное сообщение на тему разрушения Нотр-Дам-де-Пари «Нотр-Дам исчезал на глазах»: очевидцы рассказали о пожаре в соборе» набрало 25 реакций, в то время как число отклика на адаптированную новость «Коллективная молитва парижан» достигло 1400 реакций.

На странице телеканала «Дождь» заметна противоположная тенденция – среднее количество реакций на публикацию с наличием аудиовизуального компонента составляет 140 при среднем показателе 413 реакций на публикации без подобного типа контента. Однако около 88% аудиовизуальных материалов не адаптированы для платформы Facebook и размещаются в виде поста со ссылкой на основную страницу сайта.

Наиболее адаптированный аудиовизуальный контент также представлен в аккаунтах «Комсомольской правды» и «Радио Свобода». По причине схожести функциональных особенностей, описанных нами в предыдущих параграфах социальных сетей с платформой Facebook, способы адаптации аудиовизуального контента аналогичны выявленным нами ранее.

Анализируя аккаунты, мы выявили тенденцию к уменьшению количества публикаций, содержащих аудиовизуальный контент по отношению к социальной сети ВКонтакте – от 5 до 8% аудиовизуальных материалов не выкладывается в Facebook. Мы предполагаем, что подобная ситуация связана с наличием на страницах социальной сети прямой ссылки на видеохостинг YouTube, тогда как во ВКонтакте данная функция отсутствует.

В 2016 году разработчики запустили сервис Facebook Live, позволяющий проводить прямые трансляции. При этом, игровые трансляции и трансляции на камеру находятся в разных вкладках социальной сети, что повышает степень юзабилити (usability – англ. «удобство использования») ресурса. Опция является довольно популярной. Так, по статистике Facebook, каждый пятый видеоролик является прямой трансляцией[47]. Facebook Live активно используется радиостанцией «Эхо Москвы» – число прямых эфиров составляет около трех в сутки. Аудиовизуальный контент представляет собой запись эфира в студии. Основная часть проанализированных нами СМИ ведет прямые трансляции в случае чрезвычайных происшествий, как например, «Пожар в соборе Нотр-Дам-де-Пари» «Медузы», или новостей государственного масштаба, к примеру, «ЦИК объявляет результаты выборов на Украине» «Комсомольской правды».

Также, в Facebook есть опция размещения быстроисчезающего контента «Stories». Данный сервис позволяет выкладывать видео, фото, gif (короткие 2-х секундные зацикленные видео), текстовые блоки, автоматически удаляющиеся спустя 24 часа после публикации. Stories размещаются в отдельном блоке сверху в новостной ленте пользователя и имеют приоритетное положение по отношению к другим материалам. Однако анализируемые нами аккаунты практически не пользуются данной функцией в Facebook – только «НТВ» реализует возможности данного формата посредством размещения в среднем четырех публикаций в сутки.

Facebook является самой технологически развитой площадкой среди проанализированных нами социальных сетей, что, как мы полагаем, повлияло на качество размещаемого аудиовизуального контента – степень его адаптации выше по сравнению с ВКонтакте и Одноклассниками. Более того, в рамках данной социальной сети наличие материалов подобного типа и степень их адаптации являются факторами, влияющими на количество откликов пользователей, что повышает роль видео в медиасреде Facebook.

Адаптация новостного аудиовизуального контента в социальной сети Instagram

Социальная сеть Instagram была разработана К. Систромом и М. Кригеров в 2010 году в качестве программы для смартфонов, позволяющей снимать, обрабатывать и распространять фото- и видеоматериалы в режиме реального времени. За короткий промежуток времени социальная сеть стала активным участником современной медиасреды. Так, на данный момент количество активных пользователей Instagram составляет более 1 млрд человек по всему миру[48]. В России, согласно результатам исследований 2018 года, каждый четвёртый житель Москвы и каждый пятый житель Санкт-Петербурга зарегистрированы в Instagram[49].

По определению А. Фокина, Instagram представляет собой «социальную платформу или социальный сервис, который совмещает в себе черты фотохостинга, микроблога и социальной сети»[50]. По причине того, что Instagram создавался в качестве мобильной платформы, сервис имеет максимально простой интерфейс и довольно ограниченные, по сравнению с вышеописанными социальными сетями, функциональные возможности. Так, к примеру, платформа не поддерживает формат аудиоподкастов и одиночный текстовый блок. Визуальная составляющая в Instagram превалирует над вербальными компонентами. Сообщение в Instagram представляет собой пост, выложенный автором аккаунта в виде одной или нескольких фотографий, рисунков, скринов (screen – англ. «снимок экрана») или видео, который может быть дополнен текстовой составляющей. Его задача – получиться ярким и информативным, «как рекламный щит на дороге: минимум слов, максимум информации»[51].

По этой причине наличие аудиовизуальных материалов является ключевым при постинге (posting – англ. «размещение поста») сообщений в социальной сети Instagram. По результатам проведенного нами исследования 883 публикаций, в аккаунты медиа на данной площадке попадают лишь визуально насыщенные новости. Так, 16 апреля на страницах медиа превалировали сообщения о пожаре в соборе Парижской Богоматери – в 6 аккаунтах из 7 («Московский Комсомолец» не имеет аккаунта в данной социальной сети) контент на представленную тему получает наибольшее количество отклика. В ряде изданий данная новость становится единственной, как например, в ленте «Радио Свобода», «RT на русском» и «Meduza Project». «НТВ» и «Комсомольская правда» также размещают посты с видео на иные темы. Следует заметить, что в аккаунтах медиа социальной сети Instagram находится только адаптированный для данной площадки аудиовизуальный контент. Процент публикаций с не адаптированными или мало адаптированными аудиовизуальными материалами сводится к нулю. Как мы полагаем, это объясняется довольно четкими критериями публикации материалов – по причине доминирования визуальной составляющей текстовая ссылка в посте занимает слабое положение, то есть неадаптированный контент потенциально непопулярен, мало адаптированный контент отсекается установленным ограничением хронометража видео, составляющим 1 минуту.

Способы адаптации аудиовизуального контента сводятся к двум основным методам:

  • Видео с элементами текста. Способ заключается в синтезе текстового и аудиовизуального типов контента – наиболее значимая информация презентуется в видео посредством текстового блока. Данный прием позволяет смотреть видеоролик как с использованием, так и без использования звукового ряда, что сокращает количество усилий для медиапотребления. Более того, публикация становится более информативной. Около 65% публикаций адаптированы именно таким способом
  • Текст + live-видео (часто используется UGC). Данный прием повышает уровень документальности, эмоциональности освещаемого события, а также позволяет пользователю погрузиться в обстановку новости.   

Специфика данной социальной сети также повлияла на количество постов. По сравнению с проанализированными нами ранее социальными сетями их число в Instagram резко сокращается – менее 10% публикаций попадает в ленту данного сервиса. Это также объясняется превалированием визуальной составляющей в рамках данной площадки.

Также Instagram поддерживает опцию размещения быстроисчезающего контента «Stories», механизм которой является аналогичным одноименному сервису социальной сети Facebook. Однако данная опция имеет большую популярность по сравнению с подобной опцией в других социальных сетях –  количество ежедневных активных пользователей Instagram Stories составляет более 500 млн человек[52]. Stories находятся в верхнем поле новостной ленты, занимая доминирующее положение в рамках интерфейса площадки. В силу того, что Instagram является платформой преимущественно для смартфонов, stories имеют документальную коннотацию, позволяя пользователю снять и поделиться каким-либо контентом в режиме реального времени. СМИ активно используют данный инструмент – в ряде аккаунтов, таких как «Дождь», «Комсомольская правда», «RT на русском», «Эхо Москвы», «Медуза» среднее количество stories равняется, а иногда и превышает среднее количество постов в сутки, что дает нам основания для полноценного сравнительного анализа.

В результате исследования мы выяснили, что материалы stories к развлекательным. Функции данной опции позволяют проводить различные опросы, тесты, вставлять gif, что способствует продвижению контента, соответствующего вышесказанному параметру. К примеру, 16 апреля «RT на русском» опубликовала три stories в формате видео, объединенных общей темой «Новое хобби китайцев: летать со своим корги на параплане», которая была обозначена в первом материале. Во второй stories видео было совмещено с опросом «Как вы к этому относитесь?», а третье содержало юмористическое видео с комментарием «(кажется, этому корги нравится)».

Также stories часто используются в качестве потенциального трафикогенерирующего инструмента. Данную функцию активно использует «Дождь» и «Комсомольская правда» – ежедневно в аккаунтах выкладывается от трех до пяти stories, включающие ссылки на материал основного сайта.

Кроме этого Instagram включает возможность проведения прямых эфиров. Трансляции может проводить как автор одного аккаунта, так и авторы двух аккаунтов, коммуницируя между собой в режиме диалога. Более того, опция содержит чат, в котором фолловеры могут открыто высказывать свою реакцию посредством комментариев и визуальных реакций в виде сердец. По причине того, что Instagram является платформой для пользователей mobile only, прямые эфиры проводятся только с использованием мобильных девайсов, таких как планшет, смартфон. Следовательно, число эфиров сокращается. Так, радиостанция «Эхо Москвы», которая активно пользуется опцией проведения прямых трансляций в описанных нами выше социальных сетях, не выкладывает подобный контент в Instagram. Прямой эфир служит в основном для освещения чрезвычайных происшествий, таких как, к примеру, пожар в соборе Парижской Богоматери, или для разговорных трансляций, в процессе которых зрители могут задать корреспонденту те или иные вопросы, например, трансляция корреспондента «Дождя» Евгении Котляр перед годовщиной трагедии в Кемерово.

Таким образом, специфика социальной сети Instagram влияет на механизм размещения медиаконтента. Доминирование визуальной составляющей над невербальными компонентами максимизировало роль изображения и видео в рамках данной площадки, что увеличило процент аудиовизуального контента на страницах аккаунтов СМИ. Ограничения, налагаемые на формат публикации, повысили степень адаптации аудиовизуальных материалов. Также функционал социальной сети повлиял на популярность формата stories, который самостоятельным инструментом для публикации новостных сообщений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Процессы цифровизации повлияли на трансформацию медиапотребления. Аудитория окончательно отходит от модели пассивного участия в медиасреде, превращаясь в полноценного создателя и контролирующего органа поступающей в медиаполе информации. СМИ потеряли монополию на распространение сообщений, что значительно увеличило объем как распространяемой информации, так и уровень информационного шума. Медиапотребитель даже за несколько лет не сможет потребить тот массив контента, который появляется в массмедиа в период за одни сутки. Подобные условия привели к тому, что медиапотребление становится более избирательным, что заставляет СМИ искать новые способы взаимодействия с аудиторией. Важно сделать контент релевантным для пользователя как в содержательном, так и в формальном плане, что достигается посредством отбора наиболее значимых событий для отражения их в СМИ и адаптации материала для его дистрибуции на различных медиаплощадках, привычных для пользователя, одной из разновидностей которых являются социальные сети.

Социальные сети являются отдельным типом медиасреды, что проявляется в их структурных и функциональных особенностях. Социальная сеть – это, в первую очередь, площадка для коммуникации между пользователями, функция получения информации СМИ – побочная. По этой причине медиа важно создать материал и адаптировать его с тем условием, чтобы сообщение могло появиться в информационном поле юзера. Максимизация персонализированности страницы и новостной ленты, возможность создания контента и мгновенной реакции на продукт, создаваемый другими юзерами создает совершенно новые условия для работы СМИ, вследствие чего мы можем говорить о необходимости адаптации контента. Ограниченный ресурс времени и внимания пользователя не позволяет потреблять не адаптированные и мало адаптированные новостные материалы, представляющие собой в первом случае ссылку на сторонний сайт, а во втором – копию материала с лендинговой страницы. Пост должен быть достаточно лаконичным, информативным, использовать визуальную и/или аудиовизуальную составляющую, так как для декодирования подобного типа материала требуется меньшее количество когнитивных ресурсов. В ходе нашего анализа мы подробно остановились на публикациях, содержащих именно аудиовизуальную составляющую, и процессе их адаптации.

 Итак, исследуя данный аспект мы выявили, что степень адаптации контента напрямую влияет на реакцию пользователей. В трех из четырех выбранных нами социальных сетях проявляется тенденция к увеличению реакции пользователя на адаптированный продукт. Лишь социальная платформа Одноклассники тяготеет к потреблению контента вербального типа.

Наибольшее количество публикаций с аудиовизуальным контентом размещают аккаунты телевизионных каналов. Тип других СМИ никак не повлиял на количество видеоматериалов. Также, следует заметить, что степень адаптации контента не зависит от типа СМИ выбранного аккаунта –процент адаптированных материалов варьируется в зависимости от технологической площадки.

В процессе анализа мы выявили условное разделение социальных сетей на две группы: сети, в которых доминируют материалы с вербальной составляющей (ВКонтакте, Одноклассники, Facebook), и сеть, в которой доминирует визуальная составляющая (Instagram).

Первая группа социальных сетей характеризуется широким спектром функционала и возможностью размещать различные типы контента как отдельно, так и в совокупности – текстовый, аудио-, видеоконтент, хронометражем до 10 часов, графические изображения, фотографии, инфографику, gif-изображения. Также платформы первой группы позволяют размещать прямые ссылки на сторонние ресурсы. Подобные условия повлияли на возрастание количества не адаптированного и мало адаптированного аудиовизуального контента в рамках данных социальных сетей. Наиболее ярко данная тенденция проявляется в аккаунтах телевизионных СМИ – «Телеканал Дождь» использует социальные сети Вконтакте, Одноклассники, Facebook преимущественно в качестве трафикогенерирующего инструмента, что не вызывает повышенной реакции пользователей на посты данного формата, на странице «НТВ» этот феномен фигурирует в меньшей степени, позволяя на основе анализа сделать вывод о том, что адаптированные публикации получают большее количество реакции юзеров по сравнению с другими сообщениями.

Адаптация контента в данной группе социальных сетей происходит посредством трех основных способов: «текст + live-видео», «видео с элементами текста» и «текст + СНХ». Наиболее адаптированные сообщения представлены в социальной сети Facebook, наименее адаптированные – в социальной сети Одноклассники, как мы полагаем, по причине того, что аудитория данной социальной сети в большей степени склонна к потреблению текстовых сообщений.

Превалирование визуальной составляющей над невербальными компонентами в социальных сетях второй группы максимизировало роль изображения и видео в рамках данной площадки, что увеличило процент аудиовизуального контента на страницах аккаунтов СМИ. Функциональные возможности Instagram представлены значительно меньшим спектром возможностей, что создает условия для дистрибуции адаптированного для социальной сети аудиовизуального контента. В аккаунтах медиа появляется значительно меньшее количество публикаций, однако 100% из них адаптированы. Основными способами адаптации являются «видео с элементами текста», «текст + live-видео».

Также самостоятельным средством распространения информации в Instagram является формат stories, значение которого практически аннулируется в социальных сетях первой группы. Однако данный формат в большей степени тяготеет к распространению информации развлекательного характера. Как мы полагаем специфика данного формата напрямую зависит от технологических особенностей площадки. Так, в первой группе социальных сетей функционал более широкий, соответственно, ограниченный ресурс внимания пользователя не всегда позволяет просматривать истории/stories, тогда как особенности Instagram повышают популярность stories посредством предоставления уникальных возможностей оформления материала и повышенной степени документальности контента данного типа mobile only площадки. Адаптация видео в stories происходит посредством применения способа «видео с элементами текста».

Разделение на группы заметно и в формате прямых эфиров. Платформа Instagram не позволяет проводить прямые трансляции с использованием профессиональной техники, по этой причине события, освещаемые в данном формате сводятся к чрезвычайным событиям и диалогам с аудиторией, тогда как в первой группе превалируют сообщения о чрезвычайных происшествиях, а также эфиры с заседаний государственных деятелей и видеодополнения к радиоэфирам.

Таким образом, мы подтверждаем гипотезу нашего исследования.  Технологические особенности социальных сетей действительно влияют на презентацию новостного аудиовизуального контента, что позволяет говорить о необходимости адаптации с учетом функциональных особенностей социальных платформ.   

[1] Медиапотребление в России. 2018 // Исследовательский центр компании Делойт в СНГ. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/ru/Documents/research-center/media-consumption-in-russia-2018-ru.pdf.

[2] СМИ в соцмедиа: 2018 год // Медиалогия. URL: https://www.mlg.ru/ratings/media/socmedia/6455/.

[3] Интернет в России: динамика проникновения. Зима 2017–2018 гг. // ФОМ. URL: https://fom.ru/SMI-i-internet/13999.

[4] Просторы интернета: для работы или развлечений. 20.09.2018 // ВЦИОМ. URL: https://clck.ru/FXquY.

[5] Келер Б. Медленные медиа. Манифест // Келер Б., Дэвид С., Блумтритт Й. // 2010. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2010/2618.

[6] Taneja H. Media consumption across platforms: Identifying user-defined repertoires / Taneja H., Webster J.G., Malthouse E.C., Ksiazek T. // New Media & Society. 2012, № 14 // https://doi.org/10.1177/1461444811436146.

[7] Коломиец В. П. Медиасреда и медиапотребление в современном российском обществе // Социологические исследования. 2010, №1 // URL: http://ecsocman.hse.ru/data/2010/06/21/1212535539/Kolomiets_6.pdf.

[8] Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants. Part 1 // On the Horizon. 2001, Том 9, № 5 // URL: https://doi.org/10.1108/10748120110424816.

[9] Там же

[10] Аудитория интернета в России выросла на 4%. 24.02.2018 // Mediascope. URL: https://mediascope.net/news/805084/?sphrase_id=185320.

[11] Там же

[12] Fortunati L., Vincent J., Gebhardt J. Interacting with Broadband Society. Frankfurt am Main: Peter Lang, 2010. P. 54.

[13] Social network users in selected countries in 2018 and 2023. 2019 // Statista. URL: https://www.statista.com/statistics/278341/number-of-social-network-users-in-selected-countries./

[14] Daily active users of Instagram Stories. 2019 // Statista. URL: https://www.statista.com/statistics/730315/instagram-stories-dau/.

[15] Качкаева А. Г. Мультимедийная журналистика: учебник для вузов // под общ. ред. А. Г. Качкаевой, С. А. Шомовой. М., 2017. С. 26.

[16] Westerman D., Spence P. R., Van Der Heide B., Social Media as Information Source: Recency of Updates and Credibility of Information // Journal of Computer-Mediated Communication. 2014, №9 // URL: https://onlinelibrary.wiley.com/doi/epdf/10.1111/jcc4.12041.

[17] Understanding the participatory news consumer: news gets personal, social, and participatory. 2010 // Pew Research Center’s Project for Excellence in Journalism. URL: https://www.journalism.org/2010/03/01/news-gets-personal-social-and-participatory/.

[18]  Daniel J. Levitin. The Organized Mind: Thinking Straight in the Age of Information Overload. NY: Penguin Books, 2014. P. 125.

[19] Амзин А. и др. Как новые медиа изменили журналистику. 2012—2016. Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2016. С. 9.

[20] Аудитория интернета в России выросла на 4%. 24.02.2018 // Mediascope. URL: https://mediascope.net/news/805084/?sphrase_id=185320.

[21] Там же

[22] Там же

[23] Будущее медиа: иллюзия или реальность? // Media Makers, 2015. URL: https://www.youtube.com/watch?v=r57FEFHe7b8.

[24] Newman N. Reuters Institute Digital News Report 2015. Tracking the future of the news // Newman N., Levy D., Nielsenuk R. NY: University of Oxford, 2015. P. 8-19. URL: https://clck.ru/GCQxQ.

[25] Лещенко А.М. Социальные сети как механизм конструирования коммуникации в современном обществе. Пятигорск, 2011.

[26] Зиммель Г. Избранное. Том 1. Философия культуры. М.: Юрист, 1996. С. 45

[27] Селезнев Р. С., Скрипак Е. И. Социальные сети как феномен информационного общества и специфика социальных связей в их среде // Вестник КемГУ. 2013, №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/sotsialnye-seti-kak-fenomen-informatsionnogo-obschestva-i-spetsifika-sotsialnyh-svyazey-v-ih-srede.  

[28] Boyd D., Ellison N. Social Network Sites: Definition, History, and Scholarship // Journal of Computer-Mediated Communication. 2008, №13. URL: https://academic.oup.com/jcmc/article/13/1/210/4583062.

[29] Sunden, J. Material Virtualities. NY: Peter Lang, 2003. P. 3.

[30] Безбогова М. С., Ионцева М. В. Социально-психологические аспекты взаимодействия пользователей в социальных сетях // Мир науки. 2016, №5. URL: https://istina.msu.ru/publications/article/104044384/.

[31] Лавренчук Е. А. Аутопойезис социальных сетей в интернет-пространстве. М.: РГГУ, 2011. URL: https://docs.google.com/document/d/13kGPoYohL5RjJdBICor_Xf3RZ3LXzHoIwxUzvOjb3zM/edit?pli=1.

[32] Качкаева А. Г. Мультимедийная журналистика: учебник для вузов // под общ. ред. А. Г. Качкаевой, С. А. Шомовой. М., 2017. С. 81.

[33] Паризер Э. За стеной фильтров. Что интернет скрывает от вас? М.: Альпина Бизнес Букс, 2012. С. 20. URL: http://autor-com.narod.ru/za_stenoj_filtrov.pdf.

[34] Singer J. User-Generated Visibility: Secondary gatekeeping in a shared media space // New Media and Society, 2014. URL: https://pdfs.semanticscholar.org/0d59/6a002c26a74cd45e15fbc20e64173cf2f912.pdf.

[35] Hermida A., Thurman N. A clash of cultures: the integration of user-generated content within professional journalistic frameworks at British newspaper websites // Journalism Practice. 2008, №2. URL: http://openaccess.city.ac.uk/53/2/hermida_thurman_a_clash_of_cultures.pdf.  

[36] Goode L. Social news, citizen journalism and democracy // New Media & Society. 2009, №11. URL: https://journals.sagepub.com/doi/10.1177/1461444809341393.

[37] Лавренчук Е. А. Аутопойезис социальных сетей в интернет-пространстве. М.: РГГУ, 2011. URL: https://docs.google.com/document/d/13kGPoYohL5RjJdBICor_Xf3RZ3LXzHoIwxUzvOjb3zM/edit?pli=1.

[38] Valeriani A., Vaccari C. Accidental Exposure to Politics on Social Media as Online Participation Equalizer in Germany, Italy, and the United Kingdom // New Media & Society. 2016, №18. URL: https://pure.royalholloway.ac.uk/portal/files/25085178/Accidental_exposure_as_equalizer_final.pdf.

[39] Meijer C., Kormelink T. Checking, Sharing, Clicking and Linking // Digital Journalism. 2014, №3. URL: https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/21670811.2014.937149.

[40] Bergström A., Belfrage M. News in Social Media // Digital Journalism. 2018, №6. URL: https://www.tandfonline.com/doi/pdf/10.1080/21670811.2018.1423625?needAccess=true.

[41] Аудитория интернета в России выросла на 4%. 24.02.2018 // Mediascope. URL: https://mediascope.net/news/805084/?sphrase_id=185320.

[42] Читайте ВКонтакте. URL: https://vk.com/blog/amp.

[43] Советы для авторов и сообществ. URL: https://vk.com/blog/feed-guidelines-2.

[44] Аудитория интернета в России выросла на 4%. 24.02.2018 // Mediascope. URL: https://mediascope.net/news/805084/?sphrase_id=185320

[45]The most popular social media platforms of 2019 // Digital Information World. URL: https://www.digitalinformationworld.com/2019/01/most-popular-global-social-networks-apps-infographic.html.

[46] Аудитория интернета в России выросла на 4%. 24.02.2018 // Mediascope. URL: https://mediascope.net/news/805084/?sphrase_id=185320.

[47] Making Facebook Live More Accessible With Closed Captions // Facebook Newsroom. URL: https://newsroom.fb.com/news/2017/06/making-facebook-live-more-accessible-with-closed-captions/.

[48] Number of monthly active Instagram users from January 2013 to June 2018 // Statista. URL: https://www.statista.com/statistics/253577/number-of-monthly-active-instagram-users/.

[49] Байкова Т.К. Влияния Instagram на поведение человека // Цифровое общество как культурно-исторический контекст развития человека: Сборник научных статей и материалов международной конференции. Под общей редакцией Р.В. Ершовой.
2018. С 37.

[50] Фокин А. А. Эпоха интернет-визуальности: YOUTUBE, INSTAGRAM, GIF, COUB // Челябинский гуманитарий, 2013. №2. С. 82.

[51] Грахова И. А. Анализ социальной сети Instagram как инструмента  формирования общественного сознания / И. А. Грахова, Я. А. Дрынь // Актуальные проблемы авиации и космонавтики, 2017. С.176.

[52] Daily active users of Instagram Stories // Statista. URL: https://www.statista.com/statistics/730315/instagram-stories-dau/.