Тема миграции в мейнстримной и альтернативной прессе США

Кателик Маргарита Игоревна

Санкт-Петербургский государственный университет

Katelyk Margarita

Saint-Petersburg State University

         Вопрос миграции, а также управление иммиграционной политикой занимают первостепенное место в современной американской общественно-политической жизни. Тема миграции активно освещается прессой разных политических направлений, что оказывает существенное влияние на формирование общественного мнения.

         В последние четыре года американская журналистика не способствует достижению компромисса и взаимопонимания между мигрантами и коренным населением, а также между сторонниками и противниками массовой миграции. Приверженцы разных идеологических убеждений имеют различные точки зрения по поводу вопросов миграции, что находит отражение в альтернативной и мейнстримной прессе.

         Таким образом, освещение темы миграции в СМИ может влиять на формирование определенных позиций у аудитории относительно этого вопроса и повлиять на решения, которые будут приниматься властями в ближайшие годы.

The issue of migration, as well as the management of immigration policy, occupies a paramount place in modern American social and political life. The topic of migration is actively covered by the press of different political directions, which has a significant impact on the formation of public opinion.

         Over the past four years, American journalism has not contributed to the achievement of compromise and understanding between migrants and indigenous people, as well as between supporters and opponents of mass migration. Proponents of different ideological beliefs have different views on migration issues, as reflected in the alternative and mainstream press.

         Thus, the coverage of migration in the media can influence the formation of certain positions of the audience on this issue and influence the decisions that the authorities can make in the coming years.

  1. Felter С., Renwick D., The U.S. Immigration Debate / Council on Foreign Relations, 2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.cfr.org/backgrounder/us-immigration-debate-0 (дата обращения: 15.02.2019)
  2. Ford W.F. Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues // Economic Education Bulletin. 2007. Vol. 47. № 10. P. 15
  3. Gabaccia, Donna R. Immigration and American Diversity: A Social and Cultural History. Malden, Mass.: Blackwell, 2002.
  4. Taylor Ch. The Politics of Recognition. In: Multiculturalism and «The Politics of Recognition». Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1992. // [Электронный ресурс] URL: http://elplandehiram.org/documentos/JoustingNYC/Politics_of_Recognition.pdf (дата обращения: 09.01.2019)
  5. Бубнова Н. И. Закусив удила: Противостояние Дональда Трампа и американских СМИ // РСМ. 2017. №4 (97). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zakusiv-udila-protivostoyanie-donalda-trampa-i-amerikanskih-smi (дата обращения: 06.05.2019)
  6. Бурейко Н. Н. Влияние иммиграции на процесс становления американской национальной идентичности // Studia Humanitatis. 2013. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-immigratsii-na-protsess-stanovleniya-amerikanskoy-natsionalnoy-identichnosti (дата обращения: 15.02.2019)
  7. Волкова Т.П. Классические философские концепции мультикультурализма и толерантности // Вестник МГТУ, том 14, № 2, 2011. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/v/klassicheskie-filosofskie-kontseptsii-multikulturalizma-i-tolerantnosti (дата обращения: 03.01.2019)
  8. Тимофеев И.Н. Историческая рефлексия миграционной политики США // Международные процессы. – 2008. – № 1(16). – С. 52-61. URL: https://mgimo.ru/files/33096/33096.pdf (дата обращения: 15.02.2019)
  1. Bubnova N. I. Biting the bit: the Opposition of Donald trump and the American media // RSM. 2017. №4 (97). [Electronic resource] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zakusiv-udila-protivostoyanie-donalda-trampa-i-amerikanskih-smi (accessed: 06.05.2019)
  2. Bureiko N. N. The influence of immigration on the process of formation of American national identity // Studia Humanitatis. 2013. No. 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-immigratsii-na-protsess-stanovleniya-amerikanskoy-natsionalnoy-identichnosti (accessed: 15.02.2019)
  3. Felter S., Renwick D., The U.S. Immigration Debate / Council on Foreign Relations, 2018. [Electronic resource] //URL: https://www.cfr.org/backgrounder/us-immigration-debate-0 (accessed: 15.02.2019)
  4. Ford W. F. Immigration: A Discussion of Some Key Issues // Economic Education Bulletin. 2007. Vol. 47. 10. P. 1
  5. Gabaccia, Donna R. Immigration and American Diversity: A Social and Cultural History. Malden, Mass.: Blackwell, 2002.
  6. Taylor Ch. The Politics of Recognition. In: Multiculturalism and «The Politics of Recognition». Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1992. // [Electronic resource] URL: http://elplandehiram.org/documentos/JoustingNYC/Politics_of_Recognition.pdf (accessed: 09.01.2019)
  7. Timofeev I. N. Historical reflection of us migration policy // International processes. – 2008. – № 1(16). – P. 52-61. URL: https://mgimo.ru/files/33096/33096.pdf (accessed: 15.02.2019)
  8. Volkova T. P. Classical philosophical concepts of multiculturalism and tolerance. Vestnik MGTU, volume 14, № 2, 2011. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/v/klassicheskie-filosofskie-kontseptsii-multikulturalizma-i-tolerantnosti (accessed: 03.01.2009)

РЕЦЕНЗИЯ

на научную статью М. И. Кателик

«Тема миграции в мейнстримной и альтернативной прессе США»

         В условиях современной риторики президента США тема миграции — одна из злободневных в социально-политической жизни страны и, следовательно, становится объектом внимания со стороны СМИ различного политического толка. В контексте исторически сложившейся роли прессы в политической жизни страны, акцентного внимания к Первой поправке в Конституции и идеи толерантности призыв главы государства закрыть границы для граждан стран третьего мира вызвал раскол в повестке дня американских СМИ. Именно этот факт и привлек исследовательский интерес Кателик М.И.

         Автор обосновывает актуальность исследования значимостью роли мейнстримной и альтернативной прессы в формировании отношения к указанной социальной проблеме. Научная статья содержит все необходимые структурные элементы и компоненты.

         Объект (современная мейнстримная и альтернативная американская пресса) и предмет исследования (освещение миграционных процессов в США в материалах альтернативного ультраправого веб-издания «Breitbart» и мейнстримной либеральной газеты «New York Times») сформулированы верно. Формулировка цели исследования не содержит научной задачи и состоит «в изучении освещения миграционной тематики в американской мейнстримной и альтернативной прессе».

         Первая часть статьи посвящена особенностям «эволюции» миграционной политики США. В ней раскрываются основные концепции национального становления государства, изначально формировавшегося за счет притока мигрантов из других стран. Автор описывает основные миграционные этапы, теорию и принципы реализации мультикультурализма в контексте американской политики. Отдельный параграф посвящен мультикультурной политике президента Трампа, породившей проблемный дискурс в средствах массовой информации.

         Далее автор иллюстрирует раскол в повестке дня по вопросу миграционной политики, отражающий идеологический раскол по данному вопросу в политических кругах. Автор раскрывает два идеологических медиатизированных полюса через основные тезисы повестки дня, через характеристику источников информации по данному вопросу.

         Эмпирический анализ двух идеологически противоположных изданий осуществлялся по трем критериям: «тематическая составляющая материала, позиция автора материала и его главный тезис, резонансность публикации». Заключительные выводы исследования, в целом, соответствуют поставленным задачам и цели работы.

         Однако работа Кателик М.И. обладает определенными недостатками:

  1. Первая часть полностью посвящена вопросам миграционной политики и теории мультикультурализма (за исключением 3 параграфа), что является существенным отступлением от объекта и предмета исследования;
  2. Отсутствует обоснование выделенных для эмпирического анализа критериев и методики анализа.

         Приведенные замечания не влияют на качество представленной научной статьи. Работа выполнена на хорошем уровне, является самостоятельной, заключительные выводы демонстрируют завершенность. Статья Кателик М.И. соответствует всем предъявляемым требованиям к данному виду работ и, несомненно, заслуживает положительной оценки.

Юлия Владимировна Курышева, кандидат политических наук, доцент кафедры международной журналистики СПбГУ

REVIEW

of the Margarita Katelyk’s scientific article

«The topic of migration in mainstream and alternative press in US»

         In the context of modern rhetoric of the us President, the topic of migration is one of the topical issues in the socio-political life of the country and, therefore, becomes the object of attention from the media of various political persuasions. In the context of the historically established role of the press in the political life of the country, the accent of attention to the First amendment in the Constitution and the ideas of tolerance and appeal of the head of state to close the borders to citizens of third world countries has caused a split in the agenda of the American media. This fact has attracted research interest M. Katelyk.

         The author substantiates the relevance of the study by the importance of the role of mainstream and alternative press in the formation of attitudes to this social problem. The scientific article contains all the necessary structural elements and components.

         The object (modern mainstream and alternative American press) and the subject of research (coverage of migration processes in the United States in the materials of the alternative ultra-right web edition «Breitbart» and the mainstream liberal newspaper «New York Times») are formulated correctly. The formulation of the research goal does not contain a scientific task and is «to study the coverage of migration topics in the American mainstream and alternative press».

         The first part of the article is devoted to the peculiarities of the «evolution» of the us migration policy. It reveals the basic concepts of national formation of the state, originally formed by the influx of migrants from other countries. The author describes the main stages of migration, theory and principles of multiculturalism in the context of American politics. A separate paragraph is devoted to the multicultural policy of President Тrump, which gave rise to problematic discourse in the media.

         The author further illustrates the split in the agenda on migration policy, reflecting the ideological split on this issue in political circles. The author reveals two ideological mediatized poles through the main theses of the agenda, through the characteristics of sources of information on this issue.

         Empirical analysis of two ideologically opposite publications was carried out according to three criteria: «the thematic component of the material, the position of the author of the material and his main thesis, the resonance of the publication». The final conclusions of the study, in General, correspond to the objectives and goals of the work.

         However, the article has certain disadvantages:

  1. The first part is entirely devoted to migration policy and the theory of multiculturalism (with the exception of paragraph 3), which is a significant departure from the object and subject of the study;
  2. There is no substantiation of the criteria and methods of the analysis allocated for the empirical analysis.

         These comments do not affect the quality of the submitted scientific article. The work is done at a good level, is independent, the final conclusions demonstrate completeness. Margarita Katelyk’s scientific article meets all the requirements for this type of work and, certainly, deserves a positive assessment.

США, иммиграционная политика, консерваторы, либералы, Трамп, нелегальные мигранты, СМИ, постправда, мейнстримная пресса, альтернативная пресса.

USA, immigration policy, conservatives, liberals, trump, illegal migrants, media, post-truth, mainstream press, alternative press.

Кателик М. И.Тема миграции в мейнстримной и альтернативной прессе США// Век информации (Сетевое издание), 2019. Т.3 № 2(7) апрель 2019. https://doi.org/10.33941/age-info.com32(7)017

Katelyk Margarita Theme of migration in the mainstream and alternative press of the USA. Information age (online media), 2019, vol. 3, no. 2(7) https://doi.org/10.33941/age-info.com32(7)017

В последние годы миграция стала одной из острейших внутриполитических тем в США, что подтверждают напряжённые дебаты среди политических, деловых, культурных и медийных элит, противостояние которых привело к расколу общества на сторонников и противников политики «открытых дверей».  Освещение в американских средствах массовой информации проблем мигрантов и беженцев, вынужденных спасаться в США от войн, революций и преследований по политическим, национальным, расовым и религиозным мотивам, традиционно привлекает внимание медиаисследователей.

На современном этапе СМИ занимают центральное место в представлении информации о миграции и этнических меньшинствах. Тем не менее, после победы на президентских выборах 2016 года кандидата от республиканцев Дональда Трампа, призвавшего построить стену на границе с Мексикой и запретить въезд для граждан ряда мусульманских стран, американская журналистика оставила попытки прийти к компромиссу и установить взаимопонимание между мигрантами и коренным населением.

Более не доверяя традиционным газетам, журналам и телеканалам, миллионы американцев стали искать источники информации на просторах интернета, что привело к взлёту популярности «альтернативных» СМИ и образованию двух медийных реальностей – официальной и оппозиционной. В то время как мейнстримные СМИ жёстко критикуют Дональда Трампа за отход от политики «открытых дверей», альтернативные СМИ активно поддерживают его в борьбе против нелегальной миграции из Латинской Америки.

Целью исследования стало изучение материалов миграционной тематики, выявляющих полярность мнений сторонников противоборствующих идеологий, точки зрения которых находят отражение в «альтернативной» и «мейнстримной» американской прессе.

  1. Эволюция миграционной политики США

 

1.1. «Плавильный котел» и «американская мечта»: традиционная американская модель интеграции иммигрантов

Вопросы миграционной политики и взаимоотношений между иммигрантами и коренным населением, а также сохранение национальной идентичности и культуры, входят в число наиболее острых и обсуждаемых тем в политическом и медийном пространстве США. Характерная особенность американского государства состоит в том, что оно изначально формировалось как многонациональное, многоконфессиональное, мультирасовое и поликультурное образование – в первую очередь благодаря неиссякаемому потоку переселенцев[1].

Доктор философских наук В.С. Поликарпов отмечает в своей книге «Закат Америки» следующее: «Соединенные Штаты часто называют «нацией иммигрантов». Для этого есть две веских причины. Первая — страна создавалась, обустраивалась и развивалась благодаря сменявшимся поколениям иммигрантов и их потомков. Вторая состоит в том, что даже сегодняшняя Америка продолжает принимать больше иммигрантов, чем любая другая страна. Неудивительно, что американское общество считается одним из самых разнородных во всем мире. Понятие «мы, народ» слагается из множества культурных традиций, этнических симпатий, национальных особенностей, расовых отличий и религиозных верований»[2].

С момента появления на Североамериканском континенте первых европейских колонистов в начале XVII века и вплоть до 1960-х годов, многонациональное американское общество формировалось в соответствии с теорией «плавильного котла», концепция которого была сформулирована в 1780-х годах Сент-Джоном де Кревкёром, который утверждал, что подобно металлам, сплавленным вместе, слияние нескольких культур приведет к образованию нового более прочного и универсального соединения[3].

В контексте Америки прошлого, принцип «плавильной» модели заключался в следующем: мигранты, въезжающие на территорию США из разных стран, постепенно отказывались от своей этнокультурной идентичности ради полноценной интеграции в американский социум. Иными словами, англичане переставали быть англичанами, немцы – немцами, а китайцы – китайцами: все они перемешивались и становились частью американской нации.

Мотивацией служила «американская мечта» – вера в то, что каждый мигрант может за счёт своего трудолюбия и предприимчивости добиться успеха в «стране равных возможностей». США воспринимались как «царство свободы» и «земля обетованная», где каждый человек может начать жизнь с нуля и оказаться на вершине социальной пирамиды. Входным билетом в эту «страну мечты» служило отступление от своих культурных корней в пользу американской национальной идентичности[4].

Несмотря на продолжительные попытки государства внедрить обозначенную концепцию в общественное сознание, окончательно модель этнического развития утвердилась в США лишь на рубеже XIX – ХХ веков. Неслыханной популярностью она обязана спектаклю «Плавильный котел» по одноименной пьесе британского писателя Израэля Зангвилла.

СМИ культивировали термин, ставший впоследствии метафорой для самих Соединенных Штатов, безустанно цитируя в своих материалах главного героя пьесы: «Америка – это огромный плавильный котёл, в котором переплавляются и преобразуются все европейские национальности. Немцы и французы, ирландцы и англичане, евреи и русские — все в этот тигель. Так Господь создаёт нацию американцев»[5].

Вопреки столь оптимистичным заявлениям, рассматриваемая модель является наиболее противоречивым символом американского общества. С одной стороны, она указывает на основополагающую характеристику, актуальную для Америки и сегодня, на ее межкультурное многообразие, олицетворяющее идеалы и принципы «нации мигрантов». С другой стороны —  этот термин воплощает в себе направленное течение в истории становления многонационального социума, которое повлекло за собой отрыв от этнических корней и погружение в огромный унифицирующий плавильный котел.

Ядром модели вплоть до середины ХХ века служила государственная политика англоконформизма, поскольку именно выходцы из Англии, так называемые «белые англосаксонские протестанты», являлись социокультурным ядром Соединенных Штатов. Общее определение данной теории предложил известный социолог М. Гордон: «Англоконформизм» – это обобщенное понятие, используемое для объяснения различных точек зрения на ассимиляцию и иммиграцию; все они предполагают требования поддержания английских институтов (определенных американской революцией), английского языка и культурных английских образцов как господствующее и стандарт в американской жизни»[6].

К середине XIX веке в стране сформировалось так называемое нативистское движение, представители которого требования ограничить или вообще прекратить иммиграцию на определенный срок. Партия под своеобразным названием «Ничего не знаю» выступила против допуска в США иммигрантов из Ирландии и Италии. Несмотря на то, что ирландцы легко адаптировались ко многим аспектам американской жизни, нативисты осуждали их католическую религию как неамериканскую и ограничивали их в потенциальных рабочих местах[7].

Идея получила поддержку массовой прессы, регулярно публиковавшей оскорбительные карикатуры, на которых мигранты походили на обезьяноподобных аборигенов[8]. Поддержка СМИ придала уверенности и другим партиям, значительная часть которых пыталась добиться запрета китайской и еврейской иммиграции.

Всплеск антииммигрантских настроений вынудил власти Соединенных Шатов официально перейти к контролю над миграцией. В частности, были выделены несколько категорий мигрантов, не подлежавших приему, а также внесены уточнения в уже существовавший ценз грамотности[9]. Принятые законы были призваны обеспечить сохранение существующих межэтнических и прочих пропорций в составе американского населения.

 

  • От «плавильного котла» к «салатнице»: миграция и политика мультикультурализма в 1960-е – 2010-е годы

 

В 60-х годах американские элиты пересмотрели привычную модель многонационального государства – на смену «плавильному котлу» постепенно начал приходить мультикультурализм. Такая трансформация была связана с социальными процессами и событиями внутри самих Соединенных Штатов[10]. Среди них – леворадикальные студенческие бунты, появление хиппи и движение чернокожего населения за гражданские права.

Акт о гражданских правах, принятый Конгрессом в 1964 году, запрещал дискриминацию при найме на работу и получении образования по признаку расы, пола, религиозных убеждений и этнического происхождения. В результате был создан достаточно эффективный административно-правовой механизм регулирования расово-этнических отношений, благодаря которому на несколько десятилетий установился относительный «мир» между представителями различных рас и национальностей.

Либеральные тенденции привели к распространению теории мультикультурализма, основоположником которой является канадский философ Чарльз Тэйлор, выделивший для нее такие базовые категории, как «автономия», «признание» и «идентичность»[11]. Однако на сегодняшний день все еще не существует единого понимания обозначенной модели, что подтверждает высказывание американского либерального историка и публициста Р. Бернстайна, согласно которому: «Мультикультурализм» определенно понятие неопределенное»[12].

Так как теоретики расходятся во мнениях относительно данной идеологии, научные исследования делятся на три уровня понимания мультикультурализма: демографический, или дескриптивный, идеологический и политический. Во избежание спорного трактования, мы обратились к наиболее распространенному определению из Британской энциклопедии, согласно которому, мультикультурализм – это политико-философская концепция, основанная на либеральных ценностях; ее  следствием является политика, призванная сохранять, уважать и развивать культурные различия различных народов в отдельно взятом государстве, в группе государств, а также в целом на мировой арене[13].

Таким образом, многонациональное общество должно быть похожим не на «плавильный котел» (где стираются различия между культурами), а на «салатницу» (где культурное разнообразие, наоборот, всемерно поддерживается)[14].

Кроме того, существуют радикально-левые и умеренно-либеральные концепции мультикультурализма. В частности, либеральный вариант предполагает поддержку культурных групп в их стремлении к сохранению своей идентичности, признавая, впрочем, что единая политическая культура жизненно необходима для функционирования демократического общества.

Для представителя американского либерального мультикультурализма У. Кимлики национальное государство – это «социальная культура», которую составляют язык, определенная общественная структура, нормы, институты и обычаи. Все это создает определенный социальный контекст, который индивиды и группы используют в качестве основы для формирования собственной социальной идентичности[15].

Исходя из данного тезиса, целью политики мультикультурализма является «формирование плюрализма вокруг социальной сплоченности и приверженности стержневым ценностям»[16].

Исследователи выделяют два основных принципа общества «мульти-культи». Первый принцип – это равенство всех культур. Согласно мультикультуралистам, Америка представляет собой совокупность расово или этнически определенных субкультур, каждая из которых имеет одинаковую ценность и не может претендовать на привилегированное положение[17].

Второй принцип мультикультурализма – инклюзивность. Согласно ему, в прошлом культуры меньшинств и незападных народов были несправедливо исключены из полноправного участия в американской общественной жизни и теперь должны быть вовлечены в нее на равной основе. Согласно мультикультуралистам, подобное решение вовсе не угрожает американской культуре, а, напротив, обогащает ее[18].

Широкое распространение данной идеологии в 60-е годы привело к изменению миграционной политики и миграционного законодательства, а отмена дискриминационных квот привела к стремительным изменениям регионального и этнического состава населения Америки. В настоящее время половина родившихся за границей жителей США приехали из Латинской Америки, четверть – из Азии.

Достаточно упомянуть, что численность так называемых «hispaniсs» (испаноязычных, выходцев из стран с доминированием испанского языка, независимо от их национального и расового происхождения) возросла с 500 тысяч в 1900 г. до более 50 миллионов в настоящее время[19], и это не говоря о том, что значительная часть этой группы населения находится на территории США нелегально.

В связи с отказом от модели «плавильного котла» и повсеместным внедрением доктрины мультикультурализма, в 1990-2000-е годы в США шло стремительное изменение их привычного этнокультурного, конфессионального и идеологического облика. Если иммигранты первых трех волн (1600 – 1960-е годы) приезжали преимущественно из культурно-близкой Европы и стремились стать американцами, то сегодня большинство иммигрантов – это выходцы из Латинской Америки, которые обладают всеми необходимыми условиями для поддержания своей национальной идентичности[20].

Модель мультикультурализма позволяет этой группе населения свободно пользоваться испанским языком (в ряде штатов он уже имеет официальный статус) в образовании, профессиональной деятельности и повседневной жизни. К тому же современные технические возможности позволяют им чувствовать себя частью испаноязычного информационного пространства, а географическая близость к Латинской Америке – бывать в родных странах, поддерживая дуальную идентичность.

Неудивительно, что теория и практика мультикультурализма породила волну критики и протестных настроений среди определенной группы населения. В первую очередь это относится к американским консерваторам, верующим христианам, которые считают себя патриотами, представителями среднего класса и, как правило, голосуют за республиканскую партию[21]. Они обвиняют сторонников общества «мульти-культи» в ползучей «испанизации» США, дискриминации белой расы, а также в подрыве традиционных американских ценностей, культуры и образа жизни.

Известный политолог Самуэль Хантингтон предостерегает: «Если свыше миллиона мексиканских солдат перейдут нашу границу, США воспримут это как угрозу национальным интересам и отреагируют соответственно. Однако мирное вторжение миллионов мексиканцев, как будто санкционированное Висенте Фоксом (президент Мексики в 2000–2006 гг. – прим. авт.), представляет не меньшую опасность для Америки. Мексиканская иммиграция уникальна по своей сути, она является прямой угрозой нашей культурной целостности и, быть может, нашей национальной безопасности»[22].

На фоне подобных настроений в США закономерно увеличилось число политиков, пытающихся разыграть «иммиграционную карту» в своих избирательных кампаниях.

Еще в 1990-х годах своеобразным выразителем антииммигрантских взглядов стал политолог и республиканец Патрик Бьюкенен, не раз констатировавший в своих работах угрозу надвигающейся балканизации. Консервативный философ баллотировался на пост президента в 1992, 1996 и 2000 годах и отстаивал тезис, согласно которому неуправляемая иммиграция уничтожит основу государственности и превратит Америку в хаотическое скопление народов, не имеющих между собой ничего общего – ни истории, ни языка, ни культуры, ни веры. По словам политика: «Между вражеским набегом и иммиграцией разница только одна: враги придут и уйдут, а иммигранты останутся»[23].

Взвешенную миграционную политику старались проводить экс-президенты США – республиканец Джордж Буш-младший и демократ Барак Обама. Тем не менее, их стратегии были весьма противоречивы: оба политика предлагали защиту и широкую амнистию для нелегалов на территории США, продолжая при этом ужесточать контроль на границе с Мексикой и поощрять массовые аресты мигрантов.

Принимаемые политиками решения вызывали у населения множество вопросов, однако пик общественного недовольства пришелся на 2016 год, когда к власти пришел республиканец и консерватор Дональд Трамп, чьи взгляды на модель американского мультикультурализма и миграционную политику США привели к ожесточенным дебатам между сторонниками противоборствующих идеологий.

  • Тенденции в миграционной политике Дональда Трампа

(2017 – 2019 гг.)

Проблема массовой миграции, интеграция приезжих в общество страны-реципиента, контроль над границами, а также сохранение национальной идентичности, стали одними из наиболее обсуждаемых тем в политической, экономической, социальной и медийной сферах в США и ряде Европейских стран[24]. Для подобного положения существует несколько причин, которые необходимо обозначить.

Во-первых, миграция может повлечь за собой экономические проблемы, в особенности в периоды относительно высокого уровня безработицы, когда коренное население склонно рассматривать иммигрантов как конкурентов за рабочие места или же чужаков, несправедливо получающих социальные пособия.

Во-вторых, миграция неизбежно вызывает у граждан тревогу касательно этнического состава и национальной идентичности их государства, поскольку мигранты, как им кажется, не уважают местную культуру и традиции, стремясь жить по своим обычаям и ценностным ориентирам.

В-третьих, миграция нагнетает панические настроения у населения, обеспокоенного собственной  безопасностью в связи с тем, что альтернативные СМИ широко тиражирует тезисы, согласно которым иммигранты совершают террористические акты (или связаны с ними)[25].

Все эти три фактора — безопасность, культура и социальное обеспечение — влияют на формирование отношения к мигрантам в Европе и США. Враждебность и антииммигрантский дискурс, как правило, усиливаются в преддверии выборов. Например, почти 46% новостных статей, как из таблоидов, так и из газет, сформулировали миграцию как угрозу, а мигрантов как фактических или потенциальных преступников в месяцы, предшествующие всеобщим выборам 2015 года в Великобритании[26] и президентским выборам 2017 года во Франции.

Дональд Трамп также сделал проблему миграции одной из ключевых тем своей избирательной кампании в 2015 году, дав скандальное обещание построить стену на границе с Мексикой за счет мексиканского правительства. Подобная инициатива вызвала горячее одобрение у представителей белого среднего класса, жителей американской глубинки и убежденных консерваторов, однако спровоцировала жесткое неприятие у либеральной интеллигенции, жителей двух побережий и национально-расовых меньшинств.

Жесткая позиция Трампа в миграционном вопросе оказалась не просто данью предвыборной риторике, а ключевым элементом его президентской программы, напрямую вытекающим из политической философии нынешнего хозяина Белого дома. Разобраться в национальной политике Трампа непросто, так как даже спустя два года после его вступления в должность президента США, существует множество трактовок и концепций его внутренней и внешней политики[27].

Общественность склонна видеть причину различных интерпретаций в чрезмерной эксцентричности президента и высказываемых им лозунгах. Курс Трампа внутри страны и на международной арене пока что не имеет общепринятого названия: политик не является неоконсерватором или палеоконсерватором, не позиционирует себя традиционным реалистом или либеральным интернационалистом, он также не выражает явной склонности к изоляционизму или интервенционизму, что не позволяет отнести его стратегию к одной из перечисленных категорий.

Тем не менее, у президента существует конкретный и последовательный план по реформированию США, который эксперты называют «доктриной Трампа». Сам же хозяин Белого дома называет свою политику «принципиальным реализмом», суть которой он обрисовал в речи, произнесенной на саммите АТЭС в Дананге в ноябре 2017 года. Тогда он охарактеризовал свою программу цитатой из детской книги «Удивительный Волшебник из Страны Оз»: «Нет места лучше дома»[28]. Двумя месяцами ранее, выступая перед Генеральной Ассамблее ООН, он также упомянул о «великом пробуждении наций», заявив, что является националистом, а не глобалистом.

Приведенные выше высказывания указывают на главную цель политического проекта Дональда Трампа, которая заключается в постепенном отказе Вашингтона от бремени либеральной глобализации. По мнению главы Белого дома, глобализм и транснационализм накладывают слишком высокие издержки на Соединенные Штаты и предоставляют преимущества растущим державам, стремящимся оспорить американское влияние.

В одном из своих выступлений президент заявил: «Я люблю нашу страну, но сейчас она играет роль второй скрипки — мы отдаем все наши деньги, все наше богатство другим странам, которые не относятся к нам должным образом»[29] . Из этого высказывания следует, что Трамп видит отстаивание интересов западных элит главной причиной экономических неурядиц США, так как предприятия и рабочие места уходят в Мексику и Китай, военные действия на Ближнем Востоке требуют огромных финансовых ресурсов, а необходимость поддержания мировой финансовой системы бьет по американской экономике.

По мнению Трампа, решение следующее: США должны покинуть «командный мост глобализации», чтобы всецело сосредоточиться на решении своих внутренних проблем и отстаивании собственных национальных интересов. Отсюда следуют такие его знаменитые лозунги, как «Make America great again» («Сделаем Америку снова великой») и «America first» («Сначала Америка»).

На данную стратегию указывают и его шаги на международной арене. Трамп вывел США из ряда «дорогостоящих», с его точки зрения, международных организаций и союзов – ЮНЕСКО и Транстихоокеанского партнерства, подверг уничтожающей критике НАТО и Евросоюз, попутно поссорившись с лидерами западных стран. Но самое главное, Вашингтон нанес удар по единому мировому рынку, вступив в торговую войну с Китаем и закрыв американский рынок для китайских товаров. Президент полагает, что США должны в первую очередь провести внутренние реформы, вновь нарастить «экономические мускулы», вернуть предприятия на родину и обеспечить рабочими местами простых американцев, а уже потом думать об интересах мирового сообщества и борьбе за глобальную гегемонию[30].

По сути, миграционная политика 45-го президента Америки является производной от его внутренней и внешней политических стратегий, направленных на некоторую изоляцию Соединенных Штатов от глобальных процессов и возрождение их экономической, научно-технической и культурной мощи. В связи с этим, Трамп рассматривает массовую нелегальную миграцию как явление, которое выгодно Америке как лидеру глобализма, но не выгодно Америке как национальному государству.

Мигранты (особенно из Мексики) отнимают рабочие места у коренных американцев, не платят налоги, занимаются наркоторговлей, ухудшают ситуацию с преступностью и нередко таят в себе террористическую угрозу. Следовательно, миграционную политику необходимо реформировать – взять под контроль южные границы США, развернуть более решительную борьбу с нелегалами, активнее депортировать криминальные элементы и сократить число легальных мигрантов. Не дешевая рабочая сила нужна Америке, полагает президент, а квалифицированные, образованные кадры, способные сделать ее «снова великой»[31].

Неудивительно, что с такой программой Трамп уже в первые дни своего президентства предпринял ряд решительных мер, призванных ограничить миграцию.  25 января 2017 года он подписал два резонансных указа. Первый указ есть ничто иное, как распоряжение президента о начале проектирования и возведения стены на американской границе, с целью «ограничить поток нелегальных мигрантов, преступников и наркоторговцев»[32] .

Проект предусматривает строительство стены длиной в 1609 км и высотой в 9 метров. Ориентировочная стоимость проекта сильно разнится в зависимости от стороны-оценщика. Так, Трамп заявлял о 12 миллиардах долларов, необходимых для реализации проекта, а демократы, настроенные против проекта, о 67 миллиардах. При этом предполагается, что Мексика компенсирует затраты США на постройку стены.

Второй указ от 25 января 2017 года был нацелен на борьбу с так называемыми городами-убежищами, отказывающимися применять жесткие меры в отношении нелегальных мигрантов, мотивируя это тем, что иммиграционная политика не относится к юрисдикции местного законодательства. В числе подобных городов находятся Нью-Йорк, Бостон, Чикаго, Филадельфия и Майами, где нелегальные иммигранты пользуются многими гражданскими и социальными правами, не регистрируя свой статус. Указ президента должен был позволить властям лишать подобные города федеральных грантов, однако 25 апреля 2017 года Апелляционный суд девятого округа в Сан-Франциско заблокировал действие указа как неправомерное.

27 января 2017 года Трамп подписал указ о «Защите нации от въезда иностранных террористов в Соединенные Штаты», приостановивший на 120 дней прием беженцев в США. Кроме того, указ предусматривал ограничение въезда на территорию Америки гражданам семи мусульманских стран (Сирии, Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана и Йемена) на 90 дней. Однако уже 3 февраля Федеральный окружной суд Западного округа штата Вашингтон в Сиэтле заблокировал его действие[33], обозначив указ «дискриминационным» по отношению к мусульманам.

В сентябре 2017 года администрация Трампа объявила о решении отменить, запущенную в 2012 году президентом Бараком Обамой, программу DACA (Deferred Action for Childhood Arrivals), которая обеспечивала отсрочку депортации для обучающихся в американских школах детей-мигрантов, в прошлом нелегально въехавших с родителями на территорию США. 15 штатов США подали иск против отмены данного указа.

В августе 2017 Трамп одобрил проект иммиграционной реформы RAISE Act (Reforming American Immigration for Strong Employment Act), направленной на сокращение легальной иммиграции в США в два раза –  с 1 миллиона до 500 тысяч человек в год. Законопроект предлагает ликвидировать нынешнюю систему розыгрыша грин-карт и вводит порядок, в соответствии с которым, предпочтение будет отдаваться тем претендентам, которые говорят по-английски, материально обеспечивают себя и свои семьи, а также обладают ценными навыками для экономики страны[34].

В начале 2018 года Трамп вновь заявил, что США следует быть более разборчивыми в миграционной политике. Он подчеркнул, что не одобряет прием мигрантов из «вонючих дыр», к которым президент отнес Гаити, Сальвадор и африканские государства. При поддержке администрации Белого дома, власти ужесточили борьбу с нелегалами на границе с Мексикой, что неизбежно привело к разделению семей: если взрослые подлежали депортации, то детей мигрантов нередко переводили в специальные лагеря. Эта практика вызвала волну возмущения в разных Штатах, вынудив Трампа ее отменить.

Между тем, ситуация на американо-мексиканской границе продолжала накаляться.  Так, группа мигрантов осуществила прорыв, вынудив пограничников применить против них резиновые пули и газ. В октябре 2018 года, вследствие данного инцидента, Трамп направил туда военнослужащих и разрешил им при необходимости открывать по нелегалам огонь на поражение.

22 декабря 2018 года работа части госучреждений была приостановлена в связи с тем, что Конгресс США отверг предложенный Трампом проект бюджета, предполагавший выделить на строительство стены на границе с Мексикой 5,7 миллиарда долларов[35]. Отказ в финансировании строительства стал главной причиной самого долгого в истории США шатдауна, продлившегося 35 дней и нанесшего значительный ущерб американской экономике.

Однако подобные трудности нисколько не повлияли на решительность президента. 15 февраля 2019 года Дональд Трамп своим указом ввёл на границе с Мексикой чрезвычайное положение, с целью получить из госбюджета около 6 миллиардов долларов на строительство стены без одобрения Конгресса. В ответ Палата представителей приняла резолюцию, отменяющую указ президента, а спустя месяц эту резолюцию поддержал Сенат. Отказавшись принимать поражение, президент впервые воспользовался Президентским вето, наложив его на решение Конгресса об отмене чрезвычайного положения и заявив, что подобные действия «ставят под угрозу жизни американцев»[36].

Таким образом, современный миграционный вопрос привел к невиданной ранее поляризации, как в американской политической элите (конфликт между Белым домом и Конгрессом), так и в американском обществе в целом. Одна часть населения США – беднеющий средний класс, представители глубинки, фермеры, рабочие и консерваторы – поддерживают курс президента, который должен защитить интересы простых американцев. Другая же часть – образованные, либерально настроенные жители побережий – видят в нем забвение идеалов открытой миру Америки и проявление расизма, ксенофобии и скрытого фашизма, якобы присущих главе государства.

По сути, в клинч вошли две концепции построения многонационального общества в США: если Трамп и его сторонники ратуют за возвращение модели «плавильного котла» при общем сокращении миграционных потоков, то их противники из числа демократов выступают за доктрину мультикультурализма и продолжение глобализации[37].

Конфликт вокруг миграционной политики Трампа заметно повлиял и на медийный ландшафт Соединенных Штатов. Как и общество в целом, СМИ раскололись на «мейнстрим», поддерживающий либеральных глобалистов и сторонников массовой миграции, и «альтернативу», которая поддерживает президента в его стремлении взять границы под контроль и отстоять американские ценности и образ жизни.

  1. Освещение миграционных процессов в альтернативной и мейнстримной прессе США (на примере газеты «The New York Times» и интернет-издания «Breitbart»)

 

2.1.   Позиция мейнстримной и альтернативной прессы в отношении проблем миграции и мигрантов

 

Медийное пространство США традиционно разделено на два враждующих лагеря: республиканцы — демократы, правые — левые, консерваторы — либералы. Вплоть до недавнего времени в общественно-политическом дискурсе США невозможно было с однозначностью говорить о доминировании одной из этих групп. Как отмечает медиаисследователь  Е. Трощенкова, обычно мы имеем дело с постоянной сменой ролей «агрессора» и «жертвы», часто притворной, используемой в собственных интересах с целью получения тех или иных властных преимуществ[38].

Однако президентская кампания 2016 года и последующие события внутри США показали, что привычный медийный (как и политический) ландшафт претерпевает серьезную трансформацию. К привычным линиям разлома добавилась ещё одна, пожалуй, даже более существенная, –  между мейнстримной и альтернативной прессой.

Так, ведущие американские медиа в 2016 году сплотились вокруг кандидата от демократов Хиллари Клинтон, выступив против кандидатуры республиканца Дональда Трампа — «сексиста, фашиста, расиста и ксенофоба»[39], действующего в интересах Кремля под руководством «русских хакеров». Такую позицию заняли все ведущие телеканалы страны – CNN, ABC, CNBC –  и газеты, независимо от их идеологических предпочтений. Это относится как к демократическим изданиям – The New York Times, The Washington Post, The New Yorker, Time, так и к республиканским – The Wall Street Journal, The Washington Times и т.д. Журналисты и аудитория этих СМИ считали своим долгом – объединить усилия всех «здоровых сил общества», чтобы не пустить в Белый дом «такую одиозную фигуру, как Дональд Трамп».

С другой стороны, столь однобокая позиция ведущих средств массовой информации во время избирательной кампании вызвало недовольство у значительной части населения США. По их мнению, корпоративные СМИ принадлежат финансовым элитам с Уолл-стрит и политическому бомонду в Вашингтоне, распространяют фальшивые новости (fake news) и подчас занимаются откровенной пропагандой в интересах «глобалистского истеблишмента»[40]. Растущую критику стало вызывать освещение таких важных тем, как безработица, налогообложение, глобализация, политика идентичности и стратегия в отношении Ближнего Востока, Китая и России. В итоге это привело к появлению целого медийного сегмента, который можно охарактеризовать как альтернативные СМИ. Как правило, они исповедуют крайне правую или крайне левую идеологию, выступают против глобализации и всевластия элит и распространяют свой контент в интернете. Наиболее популярными в этом сегменте стали такие онлайн-СМИ, как портал Breitbart и сайт известного консерватора Алекса Джонса InfoWars.

После победы Дональда Трампа на президентских выборах, которая во многом стала возможной благодаря альтернативной информационной повестке в интернете, конфликт по линии мейнстримные – альтернативные СМИ стал стремительно набирать обороты. Причем тема миграции стала одним из факторов, усугубляющий непримиримый конфликт между этими двумя сегментами, предлагающими конкурирующие нарративы в освещении миграционной политики нынешнего президента США.

Позицию мейнстримных СМИ можно охарактеризовать с помощью следующих тезисов, которые они стремятся донести до сознания аудитории:

  • Многонациональное государство необходимо строить на основе политики мультикультурализма, которая в большей степени отвечает духу времени и либеральной идеологии.
  • Америка всегда была страной иммигрантов, а значит, и дальше должна проводить политику «открытых дверей».
  • Миграция экономически выгодна США, поскольку она дает дешевую рабочую силу, необходимую для предпринимателей.
  • Миграция обогащает американскую культуру, делая ее более разнообразной, яркой и интернациональной.
  • Дональд Трамп и его сторонники в миграционном вопросе – расисты, националисты и ксенофобы, против которых нужно решительно бороться.
  • Политика Дональда Трампа разрушает имидж США на мировой арене, лишает их моральной привлекательности и отпугивает союзников, особенно в Европе.
  • Политика Белого дома отличается чрезмерной жестокостью, особенно когда речь касается разделения семей и применения армии на границе с Мексикой.
  • В эпоху глобализации необходимо строить мосты, а не стены

Что же касается альтернативных интернет-СМИ, то основные пункты их повестки выглядят следующим образом:

  • Многонациональное государство необходимо строить на основе модели «плавильный котел», которая изначально была принята в США.
  • Америка должна подходить более избирательно в своей миграционной политике: ей нужна не дешевая рабочая сила, а высококвалифицированные профессионалы.
  • США – это в первую очередь суверенное государство, а не «таран глобализации». Это значит, что они имеют полное право контролировать миграцию на своих границах, в том числе с помощью стены.
  • Мигранты отнимают рабочие места у простых американцев, что бьет по интересам среднего класса.
  • Мигранты из Мексики являются важным звеном в цепочке наркоторговли, протянувшейся из Латинской Америки в США.
  • Мигранты – одна из причин роста преступности, особенно в больших городах и приграничных штатах.
  • Выходцы из Ближнего Востока зачастую являются членами террористических группировок, что повышает риск терактов на территории США.
  • Мигранты зачастую не желают интегрироваться в американское общество и тем самым несут угрозу американской культуре, ценностям и образу жизни.
  • Против Дональда Трампа ополчились политические, финансовые и медийные элиты, которые отравили своей пропагандой часть американского общества.

В целом, фрагментация медийной отрасли породила конкуренцию и усиленную борьбу за аудиторию среди мейнтримной и альтернативной прессы, взаимно не согласных в вопросах иммиграционной политики и способах разрешения проблемы с нелегальными иммигрантами, так как отношение обеих сторон к миграции исторически формировалось исходя из фундаментального вопроса — способствуют ли мигранты укреплению государства или разрушают его[41].

Вследствие данной тенденции средства массовой информации стали более склонны к тому, чтобы бросаться на актуальные темы и занимать категорическую позицию в их освещении, создавая вокруг проблем атмосферу кризиса. Когда речь идет об институциональном принятии решений в Вашингтоне, подобные всплески могут усилить общественное беспокойство и помешать достижению консенсуса по спорным вопросам, сосредоточившись на политическом процессе и игре, а не на сути вопросов.

Эмоции, в особенности негативные, такие как тревога или страх, также влияют на то, с каким успехом СМИ влияют на общественное мнение, так как они способны заставить людей интерпретировать информацию в соответствии с их чувствами. Так, например, сочетание чувства тревоги и негативной информации о латиноамериканцах в Соединенных Штатах привело к росту враждебности и тенденции к поиску дополнительной негативной информации[42].

Безусловно, общественное мнение не генерируется одними лишь средствами массовой информации и решающим фактором выступают законы и подзаконные акты. Однако в эпоху глобализации медиа остаются одной из основных детерминант формирования общественного мнения и создают условия для принятия общественностью политических решений и их реализации. В зависимости от целей, стоящих перед альтернативной и мейнстримной прессой, издания отбирают информацию и создают повестку дня, зачастую исходя из своих политических взглядов.

Так, например, первой категории свойственна криминализация образа приезжего, с целью подчеркнуть антииммигрантскую риторику, вторая же, наоборот, пытается способствовать лучшей интеграции мигрантов, продолжая продвигать глобализационные постулаты. Столь ярое противостояние, регулярно подкрепляемое с обеих сторон сфабрикованными историями,  привело к тому, что словом года в 2016 году по версии Оксфордского словаря стала «постправда», обозначающая набор публикуемых или транслируемых СМИ сведений, которые могут не вполне соответствовать действительности, но воспринимаются соответствующим образом настроенной аудиторией как достоверные[43].

Таким образом, мы приходим к неутешительному выводу, что мейнстримные и альтернативные медиа одинаково мотивированы избегать разоблачения мнений друг друга и также одинаково мотивированы отрицать научные открытия, несовместимые с их идеологией.

Говоря об источниках новостных материалов, касающихся политики, важно понимать, что либералы и консерваторы существуют в абсолютно разных медийных плоскостях, редко или же вовсе не пересекающихся друг с другом. Согласно анализу Исследовательского центра Пью[44], вне зависимости от того, где проходит обсуждение политических вопросов, в Интернете или же дома в близком кругу, демократы и республиканцы зачатую взаимодействуют со своими единомышленниками.

Исследование также показало, что в современной Америке сложно жить в идеологическом пузыре. Большинство американцев полагаются на множество каналов информации с различными профилями аудитории с целью получения политических новостей. Тем не менее, в ходе исследования выяснилось, что люди, относящие себя к «левым» и «правым» политическим блокам, вместе составляют около 20% населения и оказывают большее влияние на политический процесс, чем люди, придерживающиеся смешанных идеологических взглядов. Они наиболее склонны голосовать, участвовать в кампаниях и непосредственно политической жизни государства.

Когда дело доходит до выбора медиа-источника политических новостей, почти половина последовательных консерваторов (47%) ориентируется на информационный канал Fox News. Оставшийся процент прислушивается к альтернативному веб-изданию Breitbart и ток-радио шоу Rush Limbaugh Show.

Альтернативные «правые» медиа предлагают негативные сюжетные линии об иммигрантах, подчеркивая латиноамериканскую угрозу, репрезентируя мигранта как врага, несущего определенную опасность коренным жителям и являющегося виновником этнических, экономических и социальных конфликтов, зачастую обращаясь в текстах к сформированным обществом стереотипам.

В контексте консервативного медиадискурса главенствующая предпосылка предубеждений состоит в том, что с их точки зрения миграционный процесс – проблема для страны и общества, масштаб которой беспрестанно растет.

Последовательные либералы, в противовес своим оппонентам, используют более широкий спектр основных источников политических новостей, в число которых входят крупнейшая некоммерческая организация National Public Radio (13%), кабельный телеканал Microsoft & National Broadcasting Company (12%) и мейнтримная газета The New York Times (10%). Оставшийся процент следит за британским изданием The Guardian, сатирической телевизионной программой The Daily Show и кабельным новостным телеканалом Al Jazeera America.

Мейнстримные «левые» издания в медийном дискурсе США позиционируют себя в качестве действенного инструмента в масштабной кампании по оказанию давления на президента Трампа и подрыву его позиций, громко выступая за более гуманную политику в отношении незаконных иммигрантов и беженцев[45].

Резюмируя все вышесказанное, альтернативные и мейнтримные американские медиа придерживаются противоположных идеологических принципов, что закономерно отражается на содержании, структуре и подаче, публикуемых материалов.  Наиболее очевидным является противостояние двух политических принципов в контексте освещения социальных вопросов, касающихся национальной безопасности, религии, защиты прав женщин и, конечно же, иммигрантов.

Источниками анализируемого контента выступили альтернативное ультраправое веб-издание «Breitbart» и мейнстримная либеральная газета «New York Times».

Эмпирическая база исследования состоит из публицистических материалов, посвященных миграционному дискурсу в Соединенных Штатах Америки и опубликованных в средствах массовой информации в период с 2017 по 2019 гг.

Для последующего корректного изложения особенностей освещения вопросов миграции в мейнстримной и альтернативной прессе США необходимо выделить основные критерии анализа, посредством которых был отобран эмпирический материал исследования. Также важно отметить, что при выборе мы руководствовались собственным перечнем характеристик, основанном на методах неформализованного анализа документов и критериях, сформулированных на базе исследований, изложенных в первой главе, посвященной эволюции миграционной политики США:

1) Тематическая составляющая материала: какой аспект миграционной проблемы затрагивает автор и какие пути решения предлагает.

2) Позиция автора материала и его главный тезис (-ы): какую общественно-политическую и идеологическую тенденцию отстаивает, чьей поддержки ищет и к каким аргументам обращается.

3) Резонансность: количество просмотров, лайков и комментариев, насколько материал обсуждаем в других СМИ.

Таким образом, с целью проведения корректного анализа особенностей и методов освещения темы миграции в средствах массовой информации, мы составили собственный перечень критериев, разделенный на три группы, в зависимости от глубины погружения в риторический уровень текста: от прямого слова, до того, на чем базируются прямые декларации, но о чем сам автор не говорит.

В конечном итоге ожидается получение развернутого анализа политического контента в мейнстримной и альтернативной американской пресск на примере изданий «Breitbart» и «New York Times», с целью выявления закономерностей в использовании пропагандистских стереотипов, и дальнейшего прогнозирования миграционного дискурса в США.

2.2.   Тема миграции в мейнстримном либеральном издании «The New York Times»

Ежедневная газета «The New York Times» была основана американским журналистом и политиком Генри Джарвисом Реймондом и бывшим банкиром Джорджем Джонсом в 1851 году. При создании Рэймонд обозначил политическую позицию издания следующим образом: «Мы будем консервативны во всех случаях, когда консерватизм будет необходим для общественного блага; — и мы будем радикальны во всем, что может показаться нам требующим радикального реформирования»[46].

На современном этапе издание продолжает функционировать в качестве своеобразного знаменосца и последнего бастиона высокой журналистской парадигмы. Ориентируясь на объединенную либеральную общественность, издание старается не высказывать радикальных суждений, всегда оставаясь «над» ситуацией и претендуя на центральное место в современном американском демократическом дискурсе.

Однако президентские выборы 2016 года в Соединенных Штатах обернулись для либеральных средств массовой информации полнейшим безумием, поскольку конкуренция вынуждала их каждый день соревноваться в поисках информации о полярной и противоречивой личности Дональда Трампа, а также Хиллари Клинтон и ее кампании.

Проигрыш последней больно ранил самолюбие «New York Times», чересчур самоуверенно присудившего ей безоговорочную победу, и, очевидно, полностью отвергавшего даже малейшую возможность того, что Трамп может выиграть выборы.

Противостояние Трампа с левой прессой началось еще во время избирательной кампании, во время которой политик не скупился на оскорбления в адрес прессы, обвиняя их во лжи и подстрекательстве. Либеральные медиа ответили кандидату волной фейковых новостей и упомянутой ранее «постправды», в то время, как консервативные платформы дополнили откровенно сфабрикованную информацию излишне категоричным и вводящим в заблуждение освещением.

Продолжающаяся фрагментация средств массовой информации и растущая способность американцев к самостоятельному отбору источников информации в поиске единомышленников, усугубили оба явления, породив токсичное варево политической поляризации и скептицизма по отношению к традиционным источникам власти.

Спустя пять дней после инаугурации Трамп приступил к выполнению своих предвыборных обещаний, подписав указы об охране границ, высылке задержанных ранее нелегальных мигрантов из США, а также объявил о начале строительства стены на границе с Мексикой, чем спровоцировал очередные волнения среди либерально настроенного населения и, конечно же, прессы.

Одним из первых материалов, посвященных практической реализации миграционной политики президента, стал очерк Роберта Грилло под саркастичным заголовком «Mexican Drug Smugglers to Trump: Thanks!»[47]. Поводом для небольшого расследования стал вопрос, будет ли пограничная стена, обещанная президентом Трампом, останавливать контрабандистов.

Автор отвечает на свой же вопрос в самом начале: нет. Изменится лишь плата, которую преступные сети взимают за перевозку людей и контрабанду через границу. «Каждый раз, когда поднимается стена, растет и прибыль от контрабанды», – утверждает автор. Подтверждение данного тезиса журналист получил от мексиканского контрабандиста Фуко, любезно назвавшего даже цену подобной услуги – «от 50 центов до 5000 долларов».

Таким образом, по мнению Грилло, укрепление обороны не остановит контрабанду, а лишь сделает её более дорогой, что непреднамеренно даст больше денег преступным сетям.

Автор так же отмечает, что что идея президента Трампа о стене не нова и периодически, особенно в 1990 и 2006 годах, возводились куски стен, ставились различные ограждения и анти-автомобильные шипы. Президент выделил несколько сотен миллионов долларов на ремонт существующей инфраструктуры с целью заменить некоторые ограждения более прочной стеной. Однако, с точки зрения автора, барьеры не остановили контрабанду, они лишь толкнули ее «дальше в пустыню, глубже в землю, в более сложные секретные отсеки в автомобилях и в руки наркокартелей».

Данный аргумент также подтверждает Фуко, приводя в пример так называемых «койотов», контрабандистов, работавших раньше независимо или небольшими группами, и вынужденных теперь работать на картель, который берет огромную долю прибыли. Если мигранты пытаются пересечь границу, не заплатив, они рискуют быть избитыми или убитыми.

Грилло соглашается с тем, что количество людей, задержанных без документов на южной границе, заметно снизилось в первые месяцы администрации Трампа, и в марте было задержано менее 17 000 человек, что является самым низким показателем с 2000 года. Однако автор не вызывает подобную положительную риторику со стеной. «Анти-иммигрантская политика президента может быть сдерживающим фактором, сигнализируя, о том, что «твиты могут иметь больший эффект, чем кирпичи», но это не будет продолжаться долго, так как не происходит никаких сдвигов в сторону сокращения оборота наркотиков.

Характерная для либерального издания, немного отстраненная от проблемы манера повествования, ненавязчиво предлагает читателю взглянуть на ситуацию не просто со стороны мигранта, но и со стороны бывалого контрабандиста. Автор не использует ошалелых эпитетов и резких высказываний, раскрывая героя и реальную ситуацию на границе через диалог. Его аргументы – это статистика и слова Фуко.

Однако не все в редакции мейнстримного издания столь лояльны к обеим противоборствующим сторонам. Американский журналист Клайд Хабермен, участвующий в «New York Times» с 1977 года, был намного более категоричен в своих высказываниях, нежели его коллега. Так в своем аналитическом отчете «Trump’s Argument Against Immigrants: We’ve Heard It Before»[48], автор сравнивает современную риторику президента с политикой времен Второй мировой войны, когда американцы японского происхождения содержались в лагерях для военнопленных по причине своей расовой принадлежности. Он также проводит аналогию с калифорнийским референдумом 1994 года, спровоцированный враждебностью в отношении мексиканцев, пересекающих границу без надлежащих документов. Тогда сторонники инициативы так же утверждали, что мигранты приезжают в Калифорнию только ради социальных пособий. В то время федеральный судья признал проведение референдума неконституционным, однако позже аналогичные меры получили поддержку в других штатах, являвшихся магнитом для иммигрантов.

 Хабермен также утверждает, что в отличии от программы Обамы, защищавшей мигрантов, которые были привезены в США в детстве, Трамп «нападает» на все возможные формы иммиграции. Подводя итоги, он заявляет, что развеять ксенофобию будет нелегко, так как «иммиграция – одна из тех щекотливых проблем для американцев, которая может внезапно превратиться в уродливое пятно и расцвести в качестве главного национальный аргумент».

Несмотря на более уверенный тон повествования в принципе, автор не стремится дополнять его стилистическими приемами, используя в качестве убеждающих аргументов исторические аналогии и сопоставление «прошлого» и «настоящего».

В январе 2017 года Трамп объявил о своем первом значимом исполнительном приказе касательно «мусульманского запрета», заключающегося в введении набора рестрикций в отношении ряда стран. Изначально в данном списке значились страны Африки и Ближнего Востока, однако спустя пять месяцев было принято решение о расширении списка, в результате чего ограничения коснулись Чада, Ирана, Ливии, КНДР, Сомали, Сирии, Венесуэлы и Йемена.

Спустя пять месяцев, «New York Times» опубликовало аналитический материал под названием «Trump’s Travel Ban: How It Works and Who Is Affected»[49], в котором авторы разбирают суть закона и пытаются выяснить, кто же в конечном итоге понесет наибольшие потенциальные убытки.

Обращаясь к статистике, журналисты выяснили, что число людей, подпадающих под запрет, превышает 135 миллионов и большинство из них находятся в пяти мусульманских странах. Авторы не называют данный закон «анти-мусульманским» напрямую, однако намекают на это, уточняя, что «не мусульманские» КНДР и Венесуэла не понесут практически никаких убытков, в отличие от Ирана, который больше всего пострадает от подобной политики, так как несмотря на давние ухудшения отношений между двумя государствами, тысячи иранцев приехали в Соединенные Штаты учиться.

Данный вывод авторы аргументируют, опираясь, опять-таки, на статистику, согласно которой в Иране насчитывается до миллиона американцев иранского происхождения, оставивших свои семьи на родине и потерявшие теперь возможность на воссоединение.

В очередной раз либеральное издание делает упор не на закрученные формулировки, или же стилистическое обрамление текста, а на человеческую историю, обращая внимание широких масс на то, что не нужно разделять людей на «своих» и «чужих».

Продолжение данного тезиса также наблюдается в опубликованном в конце июня исследовании под заголовком: «Trump’s Travel Ban Is Upheld by Supreme Court»[50]. В материале говорится, что Верховный Суд в конечном итоге поддержал инициативу президента, таким образом преподнеся ему политическую победу и одобрив власть Трампа в отношении контроля иммиграционной политики США.

Авторы также делают акцент на том, что «Г-н Трамп» и его советники уже давно требуют для президента более широких полномочий в решении вопросов контроля границ Соединенных Штатов Америки, продолжая требовать положить конец «поимке и освобождению» нелегальных иммигрантов.

Журналисты также заявляют, что борьба Трампа за стену через южную границу с Мексикой, является для президента очередным поводом доказать свое «любимое физическое проявление юридических полномочий», которыми, по мнению суда, он справедливо обладает.

Противостояние двух политических философий привело к тому, что в начале 2019 года в прессе появилась новость о частичном приостановлении работы правительства США, одной из причин которого стали споры о финансировании строительства стены на границе с Мексикой и непрекращающиеся споры демократов и республиканцев по этому поводу.

Грег Грандин, американский профессор истории, в своем аналитическом комментарии «The Myth of the Border Wall»[51] заявляет, что там, где когда-то американская граница символизировала вечное возрождение, пограничная стена Дональда Трампа олицетворяет собой национальное надгробие. Американская граница на протяжении столетий служила символом демократии, универсализма идеалов нации, синонимом новых возможностей и лучшей жизни, являя собой образец для подражания для всего мира. Однако сегодня граница закрыта. Америка пережила смерть этого мифа.

По мнению автора, подобная политика свидетельствует не только о том, что страна движется вперед, но и о том, что жестокость, связанная с продвижением вперед, трансформируется в нечто благородное. В качестве аргумента для данного тезиса, автор приводит цитату Джеймса Мэдисона, которая гласит: «Расширьте сферу влияния Америки – это обеспечит мир, защитит свободу личности и разбавит фракционность. По мере расширения наших границ все человечество станет нашей страной. Не существует проблемы, вызванной расширением, которую нельзя было бы решить путем большего расширения».

После столетий продвижения вперед, сначала через сухопутную границу, позже через границы расширяющихся экономических рынков и стремительного военного превосходства, все то, что экспансия должна была сохранить —  было уничтожено, и все то, что она должна была уничтожить —  сохранено. Вместо процветания мы имеем с непреодолимым неравенством, вместо критического, жизнерадостного и непредубежденного гражданского общества — «заговорщический нигилизм, отвергающий разум и страшащийся перемен».

Для автора, вне зависимости от того, будет ли построена стена — это новый символ Америки. Она олицетворяет собой консервативную нацию, по-прежнему считающую, что свобода означает свободу от ограничений, но больше не претендующую на то, что каждый может быть свободным, и она навязывает эту реальность посредством «жестокости, господства и расизма». Грандин обвиняет «строителя стены», в том, что тот настаивает на существовании в мире четких пределов и рамок, при этом продолжая культивировать «раздражительный гедонизм», «неограниченную свободу ненавидеть» и «яростный отказ от принуждения».

Сила американских убеждений всегда заключалась в способности взять социальный конфликт, будь то расизм поселенческого типа или же требование более справедливого распределения богатства, и разрешить его с помощью энергичного, продвигающегося вперед политического центризма, который мог бы достоверно претендовать на выражение либерального универсализма. Возможно, после ухода президента Трампа этот центр можно будет восстановить. Однако данное заявление кажется весьма сомнительным.

Через призму своих материалов, «New York Times» стремится уничтожить бинарную оппозицию между «ними» и «нами» в отношении мигрантов и миграции в целом. Авторы старательно не допускают как буквальной, так и метафорической коннотации, формирующей негативное восприятие и подчеркивающей аспекты различий и отчужденности между мигрантами и коренным населением.

2.3.   Проблемы миграции в материалах альтернативного ультраправого веб-издания «Breitbart»

В начале 2005 года американский консервативный комментатор Эндрю Брайтбарт инициировал создание сайта «Breitbart.сom», более известного как «Breitbart News», фактически являющегося американским новостным агрегатором и противостоящего либеральным взглядам средств массовой информации. Целью платформы было продвижение культурного консерватизма, с целью изменения культуры общества и его политических взглядов. Ресурс специализировался на крайне правых комментариях и придерживался ультраконсервативных и про-израильских взглядов.

Позже к сайту присоединился Стивен Беннон, бывший военный, инвестиционный банкир и общественный деятель, ставший исполнительным председателем совета директоров «Breitbart.сom». Именно он позиционировал сайт как «Huffington Post» для правых, проводя параллели с популярным консервативным изданием[52].

После смерти Брайтбарта в 2012 году Беннон окончательно возглавил интернет-издание. В 2016 году он объявил веб-сайт «платформой альтернативных правых»[53] и также поддержал свободное движением белых националистов, антисемитов и антииммиграционных активистов.

Несмотря на яростную оппозиционность платформы в отношении мейнстримных средств массовой информации, веб-сайт, безусловно, структурирован аналогично «CNN» и другим популярным новостным каналам. Философия «Breitbart» также сильно отличается от мейнстримных СМИ, однако именно позиционирование ресурса в качестве традиционного новостного канала является ключевым компонентом его успеха.

В процессе президентской гонки 2016 года тон материалов консервативной платформы сохранял присущую им ярко выраженную радикальность, продолжавшую проявляться даже на уровне заголовков. Также за свою агрессивную политику сайт неоднократно обвиняли в публикации ряда ложной информации, материалов, намеренно вводящих читателей в заблуждение, а также различных теорий заговоров, зачастую касающихся Хиллари Клинтон и её сторонников.

Модифицируя националистическую новостную повестку дня под нужды так называемого «анти-истэблишмента», новый руководитель продвигал более разумный подход к освещению информации, отказавшись от откровенных проявлений расовой ненависти, что в результате позволило ресурсу формально стать ключевым сайтом в распространении новостей и идей новых сторонников Трампа, а самому Беннону заполучить должность руководителя кампании будущего президента на последнем этапе выборов. Данная коллаборация гармонично вписалась в рамки современной политической медиасферы, для которой предвзятость СМИ крайне актуальна в связи с идеологическим разделением политических партий, оказывающих огромное влияние на Соединенные Штаты.

В августе 2017 года «Breitbart» также опубликовал статью под заголовком «President Donald Trump today joined with two GOP Senators to introduce his merit-based immigration reform, which is designed to help millions of Americans hurt by the nation’s current cheap-labor immigration policies»[54], в которой подробно рассматривалась иммиграционная реформа нового президента, призванная спасти миллионы американцев от чересчур либеральной иммиграционной политики и дешевой рабочей силы, а также восстановит «священные узы доверия» между государством и его гражданами.

Как заявил сам президент: «Закон демонстрирует наше сострадание к борющимся американским семьям, заслуживающим иммиграционной системы, которая ставит их потребности на первое место, и которая ставит Америку на первое место».

Данная мера повысит заработную плату и сократит приток новых потребителей, получавших до этого социальную помощь, что, как думает автор, вряд ли понравится демократам, стремящимся увеличить приток неквалифицированных иностранных работников. Тем не менее, либеральная позиция мало волнует автора, так как недавний опрос подтвердил, что американские избиратели в подавляющем большинстве поддерживают инициативу об ограничении потока мигрантов, так как понимают, что «массовая иммиграция создает несправедливую конкуренцию для американских рабочих».

Несмотря на столь пристальное внимание к экономическим вопросам, культурная угроза извне волнует «Breitbart» не меньше. Авторы регулярно выкладывают аналитические материалы о происходящих заграницей «исламских бесчинствах», с целью предупредить простых американцев о последствиях политики «Открытых дверей».

Так в январе 2016 года американский политик и республиканец Том Танкредо опубликовал материал под названием «Political Correctness Protects Muslim Rape Culture»[55]. В своем материале Танкредо говорит об «эпидемии изнасилований», охватившей Европу, а также заявляет, что «мусульманская культура изнасилования не является грязной маленькой тайной» — она широко признана и является неотъемлемой частью ислама, «так что не стоит удивляться, если в результате мусульманской иммиграции «нечто подобное коснется вас и ваших семей».

Веб-сайт также подготовил короткое анти-мусульманское видео о Южной Каролине, вводящей законопроект против Шариата. В 51-секундном видеоролике были собраны видео казней камнями и других суровых наказаний, с целью предупредить граждан об «угрозе», нависшей над американским правосудием. Данное заявление также перекликается с аналогичными заявлениями анти-мусульманских активистов, которые опасаются «надвигающегося Шариата», являющегося прямой угрозой Конституции США. «Закон Шариата низводит женщин и «не мусульман» до низшего статуса», — утверждает текст в видео, делая акцент на так называемом «убийстве чести»[56].

Будучи верным своим предвыборным обещаниям, Трамп приостановил выдачу иммиграционных виз заявителям из мусульманских стран, чем вызвал волну негодования среди либерально настроенного населения.

Большинство средств массовой информации, за исключением «Fox News», критиковали политику президента и выступали против данного запрета. В защиту Трампа консервативный политический обозреватель Джоэл Поллак опубликовал материал «What Trump Has Achieved Through the (Not) #MuslimBan»[57], в котором указал на две вещи, которые, по его мнению, мейнстримные СМИ намеренно игнорировали.

Прежде всего автор обвинил мейнстримные издания во лжи, касательно сути приказа, с целью атаковать политику президента. Основным аргументом выступил тот факт, что то, что либеральные издания называют «мусульманским запретом», никоим образом не касается вопросов религии, так как Трамп не вводил запретов на иммиграцию и поездки в США из других мусульманских стран, таких как Индия. Президент лишь ограничил поездки граждан из «склонных к террору стран».

Также в материале «Breitbart» утверждалось, что президент «восстановил доверие американцев к власти», вернувшись к традиционной политике националистического изоляционизма Америки, что служит фактическим доказательством того, что Трамп собирается «сделать Америку великой снова» — он выполнил предвыборное обещание, и выполнил его неожиданным образом. Президент поставил весь мир в известность о том, что Соединенные Штаты теперь серьезно относятся к «предотвращению терроризма на наших территориях».

Данное решение лишний раз подчеркивает, что «Трамп имеет в виду именно то, что он говорит — и, в то же время, что он непредсказуем». Волнения и возмущения в аэропортах страны, в основном в «либеральных городах», вызвали массовую международную огласку и сами по себе послужили сдерживающим фактором «по крайней мере для некоторых потенциальных джихадистов». Чем больше «ложных» заявлений о «мусульманском запрете» делают левые, тем больше это соответствует конечной цели оказания давления на исламский мир, с целью противостоять «своим собственным демонам», так что на этот раз, по мнению автора, «лживость» демократов полезна. По иронии судьбы, опять-таки, чем больше либералы «разглагольствуют» о том, что Трамп «какой-то маньяк», тем больше это помогает прокладывать путь к геостратегическому преимуществу Америки. «Мы хотим, чтобы наши враги боялись нас», — подводит итог автор колонки.

Согласно анализу либерального издания «The Guardian», опубликованному в марте 2017 года[58], 500 последних материалов, размещенных на консервативном веб-сайте так или иначе касаются вопроса миграции мусульманского населения в Америку и Европу. Джо Мулхалл также заявляет, что наряду с крайне правыми и популистскими партиями, «Breitbart» представляет угрозу либеральному прогрессивному консенсусу, установленному после Второй мировой войны, и защите уязвимых меньшинств, в особенности мусульманам.

Результатом новой миграционной политики США стал многолюдный неорганизованный марш бедствующего населения из стран Центральной Африки, названный в прессе Караваном. Люди направились в сторону южных границ Америки из города Сан-Педро в Гандурасе 12 октября 2018 года.

Через несколько дней Крис Кобач, избранный госсекретарь штата Канзас и эксперт в иммиграционном законодательстве и политике, опубликовал в «Breitbart» колонку под заголовком «Kobach: The Caravan Is a Consequence of Rewarding Illegal Immigration»[59], в которой сообщил, что число мигрантов превысило 7 000 человек и продолжает расти. В материале также утверждается, что либеральная пресса, именуемая автором «говорящими головами», ложно обозначает причину шествия Каравана как «гуманитарный кризис», так как это по сути является полнейшей «чепухой».

В качестве аргумента автор указывает на то, что в Центральной Америке нет ни войны, ни засухи, от которых обычно бегут мигранты.  По мнению Кобача, демонстранты и им подобные приезжают в Соединенные Штаты в массовом порядке по экономическим причинам, надеясь, что их огромное количество «затопит американскую иммиграционную систему» и даст им возможность попасть в страну незаконно, так как Караван –это идеальный «шторм проблем», провоцирующих незаконную иммиграцию.

Автор также выступил с обвинениями в «беспечности» и «беспомощности» в адрес иностранных правительств, таких как Гондурас, Гватемала и Сальвадор, получающих более 500 миллионов долларов помощи со стороны правительства США, и не сумевших справиться с собственными гражданами, угрожающими вторгнуться в чужие границы, что явственно  свидетельствует о «полном отсутствии уважения» к американскому суверенитету и американскому законодательству со стороны «нелегальных преступников-иностранцев», неоднократно депортированных, а теперь присоединившихся к каравану.  В пример Кобач приводит шестикратно депортированного из Соединенных Штатов Энтони Фуэнтеса, недавно заявившего о своей цели совершить седьмой въезд в Америку вместе с Караваном.

Для получения убежища иностранец традиционно должен продемонстрировать «обоснованный страх преследования» со стороны своего государства, основанный на принадлежности к определенной социальной, религиозной, политической или расовой группе. Однако, по мнению автора, иностранцы в Караване будут просить убежища основываясь лишь на том, что они живут в нищете и криминальных районах. С точки зрения Кобача, данные основания не являются действительными для ходатайства о предоставлении убежища.

Проблема также усугубляется тем фактом, что большинству просителей убежища разрешается годами «скитаться» по Соединенным Штатам, в то время как их ходатайства о предоставлении убежища рассматриваются в судебном порядке. В результате подобной политики, одна половина мигрантов получают разрешение на трудоустройство, пока их заявления находятся на рассмотрении, а вторая просто «исчезает», не появляясь на слушаниях о предоставлении убежища.

Караван ясно контрастирует с типичной незаконной иммиграцией, когда небольшие группы иностранцев тайком пересекают границу глубокой ночью. Теперь тысячи «пришельцев» маршируют к южной границе Америки при свете дня, с прессой на буксире, требуя, чтобы их впустили в Соединенные Штаты.  «К счастью», –  пишет Кобач, – «у нас есть президент, который понимает необходимость быть твердым и сказать свое решительное «нет».

Автор также призывает губернаторов штатов поддержать Трампа и выступать против социальных пособий, «которые действуют как магнит для мигрантов». Подводя итог, автор заявляет: «Если мы хотим покончить с нелегальной иммиграцией, мы должны прекратить поощрять нелегальную иммиграцию».

Несмотря на то, что категорично охарактеризовать «Breitbart» как канал пропаганды не предоставляется возможным, трудно игнорировать открытое повторение определенных нарративов и их негативное обрамление, которое проявляется в вопросах освещения миграции, а также открытые ссылки на политических деятелей, партии и информационные платформы.

Воспользовавшись своим большинством в Парламенте в Палате представителей, первые приняли законопроект о расходах, позволяющий возобновить работу правительства, и профинансировать временное обеспечение безопасности границ, однако не стену.

В ответ на это Трамп заявил о том, что республиканцы, сохранившие большинство в Сенате, не будут голосовать по этим инициативам. Таким образом «шатдаун» продолжится до тех пор, пока демократы не сменят тон. В результате данное приостановление работы правительства США стало самым долгим в американской истории и затронуло 800 тысяч федеральных служащих, отправленных в неоплачиваемый отпуск или же вынужденных работать бесплатно.

В ответ на сложившуюся ситуацию Бриджит Габриэль опубликовала аналитический комментарий «Brigitte Gabriel: Mr. President, You Don’t Need Congress to Build the Wall»[60], в котором заявила, что «если наша нынешняя ситуация на южной границе не является чрезвычайным положением, то ничто не является» и стена на границе с Мексикой должна быть построена любыми необходимыми средствами, даже в обход решений Конгресса. В подтверждение своего тезиса, она привела ряд аргументов, первым из которых стал факт, что каждый год более 500 000 человек незаконно проникают на территорию США, и это только те, кто был арестован.

Автор также утверждает, что вопреки всему тому, что транслируют «хромые средства массовой информации», далеко не все задержанные являются невинными женщинами и детьми, большую часть из них составляют «насильники» и «преступники», ранее судимые за убийства, похищения, изнасилования и наркоторговлю. Габриэль задает читателям вопрос: «Вы бы заперли дверь, если бы знали, что член банды Mara Salvatrucha (MS-13) хочет остаться в вашем доме?». И если вы ответите «нет», то будете вынуждены согласиться с автором, что строительство стены – это необходимый минимум, который Америка должна соблюсти, чтобы защитить свою нацию.

Также автор не забывает о популизме, утверждая, что в то время, пока либералы в лимузинах курсируют от своих «голливудских особняков до своих манхэттенских высоток» и «воротят носы», крича о расизме, касательно «здравых» решений в борьбе с надвигающимся иммиграционным кризисом, за их ошибки «каждый день расплачиваются простые американцы».

В доказательство данного тезиса она приводит трагическую судьбу «покойной и любимой» Кейт Стейнл, американки, хладнокровно застреленной семикратно депортированным нелегальным мигрантом из Мексики, а также упоминает о «десятках тысяч» других семей, чьи близкие умирают каждый год от передозировки опиоидов, провозимых контрабандой через южную границу США, в то время как «наше правительство не в состоянии защитить своих граждан».

Журналист приводит статистику, согласно которой менее чем за год у мигрантов было конфисковано достаточно фентанила, «чтобы убить около 25% всего населения нашей страны» и это, не говоря уже о 10 000 фунтах метамфетаминов и 6400 фунтах кокаина, а также незаконной торговле оружием.

Возвращаясь к левым, Габриэль критикует «поддельных феминисток», проводящих бессмысленные марши против Трампа, в то время как тысячи женщин подвергаются сексуальному насилию со стороны «койотов», пытающихся контрабандой переправить их через границу без стены. «Где марши для этих жертв?» По мнению автора, это реальная цена открытия границ, о которой либералы не будут кричать во время пресс-брифинга в Белом доме. Автор заявляет: «Левые хотят открытых границ, чего бы это ни стоило Америке, потому что левые ненавидят Америку с самого начала. Они не кровоточат красным, белым и синим, как большинство американцев, и их не волнует, что наша нация коренным образом меняется на наших глазах».

Габриэль призывает Трампа использовать свою власть в роли главнокомандующего Соединенными Штатами для защиты Родины в случае чрезвычайной ситуации в стране. Решение проблемы Габриэль видит в использовании средств USDA (Министерства сельского хозяйства США) и «стимулирующих» налоговых льгот, с целью перенаправления средств на строительство пограничной стены.

Однако подобный исход возможен лишь в том случае, если президент решит поставить интересы американского народа выше советов тех, кто «не заинтересован ни в его помощи, ни в помощи этой нации». В конце Габриэль обращается непосредственно к Трампу, утверждая, что «американский народ стоит за ним, несмотря на все клеветнические измышления СМИ».

В феврале «Breitbart» также опубликовал большую аналитическую статью «Report: Democrats’ 2019 DHS Spending Bill Opens the Border to Migrants»[61], поводом для написания которой стала инициатива Демократической партии об открытии южных границ для мигрантов за счет финансирования Агентства национальной безопасности. Негодование автора понятно: демократы по каким-то причинам хотят ограничить способность правительства удерживать людей за пределами страны.

Более того, законопроект не просто не включает в себя финансирование стены, он использует дополнительные бюджетные деньги с целью помочь мигрантам обойти защиту границ, а затем получить работу на рынке труда США, что в результате приведет к снижению заработной платы американцев и заставит некоторые семьи искать помощи у правительства. В качестве аргумента для данного тезиса, автор приводит статистику, согласно которой в 2017 году примерно 400 000 мигрантов получили разрешение на работу, с целью конкурировать с американцами за рабочие места.

Спустя несколько месяцев, Боб Прайс опубликовал материал под названием «Violent Criminals, Drug Smugglers Exploit Incomplete Border Barriers in Texas»[62], в лиде которого говорится о том, что «жестокие преступники-иностранцы», «члены банд» и «контрабандисты наркотиков» продолжают использовать пробелы в пограничных барьерах, чтобы переехать в США из Мексики.

Статья посвящена незаконным пересечениям границы в штате Техас. Первый описываемый инцидент произошел на станции Рио-Гранде, где патруль наткнулся на гражданина Сальвадора, который пересек границу ещё неделю назад. Агенты доставили мужчину на станцию, где они провели биометрическое исследование, в результате которого выяснили, что этот человек был ранее депортирован из США, а также является членом упомянутой ранее преступной группировки Mara Salvatrucha (MS-13). Его послужной список включает громкую историю в Нью-Йорке, где полиция арестовала его за незаконное владение оружие.

Второй инцидент произошел несколько дней спустя, на этот раз работники станции Уэслако арестовали гражданина Эквадора. После транспортировки мигранта на станцию выяснилось, что на него выписан действующий ордер на арест в округе Анока, штат Миннесота, по обвинению в сексуальном насилии 3-й степени.

Однако границы США нарушают не только ранее депортированные «преступники-иностранцы», эксплуатирующие незаконченные пограничные барьеры, но и контрабандисты наркотиков также пользуются слабостью пограничной безопасности и тем фактом, что агенты ежедневно задерживают почти 1000 мигрантов.

Так спустя неделю после первого инцидента, агенты станции Рио-Гранде наткнулись на группу людей, идущих на север от одноименной реки с большими узлами. Когда агенты приблизились к группе, нелегалы «прыгнули обратно в воду и поплыли в Мексику». В результате обыска района, агенты нашли три пакета, содержащие более 175 фунтов марихуаны.

В данном материале нет радикальных заявлений или же громких эпитетов, свойственных журналистам консервативного альтернативного издания. «Внушающую» функцию здесь выполняет событийная выборка, на которой строится повествование, нейтральный тон которой лишь подчеркивает обыденность и закономерность, описываемых автором инцидентов.

Это также показывает, насколько часто авторы любят повторять необоснованные или даже ложные заявления, так как совершенно очевидно, что неоднократное повторение таких формулировок, как «преступники», «наркоторговцы», «насильники», «инопланетяне» или же просто «угроза», при описании столь огромной социальной группы, сформируют у аудитории конкретный образ среднестатистического мигранта и его четкую ассоциацию с чем-то опасным и незаконным. Связывая иммигрантов лишь с преступной деятельностью, «Breitbart» создает определенные рамки для закрепления основ расовых стереотипов у читателей. С целью эмоционального информирования, авторы платформы используют лексические повторы и самоцитирование, отсылающие к прошлым материалам и свойственным изданию выражениям и формулировкам.

Также нельзя отрицать, что подобный тон допускает лишь один взгляд на религию, представляя всех мусульман как насильников и преступников, полностью игнорируя любые нюансы, исследования или противоположные мнения.

Как можно заметить, многие из упомянутых выше расовых и гендерных стереотипов систематически повторяются в материалах аналитического жанра, что служит лишь дополнительным примером того, как именно платформа формулирует свои идеалы и выстраивает повествование, так как даже для тех, кто колеблется по поводу своего отношения к иммиграции и мигрантам в целом, ярлык целой группы людей принципиально неточен и выступает в качестве четкой стратегии фрейминга.

Использование внутренних и внешних повторов в сочетании с отсутствием вовлеченности авторов в какие-либо противоположные мнения также демонстрирует тенденцию веб-сайта выступать в качестве рупора для крайне партийных и консервативных идеологий.

Данные примеры, а также проанализированные материалы довольно ясно иллюстрируют солидарность сайта с убеждениями и желаниями Трампа, закрепляя за изданием роль правого популистского новостного канала, фокусирующегося на анти-истеблишменте и антиглобалисткой философии.

Заключение

 

В данной работе был проведен анализ специфики освещения процессов миграции в медиапространстве США. Конфликт вокруг миграционной политики Трампа заметно повлиял и на медийный ландшафт США. Как и общество в целом, пресса раскололась на «мейнстрим», поддерживающий либеральных глобалистов и сторонников массовой миграции, и «альтернативу», которая поддерживает президента в его стремлении взять границы под контроль и отстоять американские ценности и образ жизни.

Современная иммиграционная реформа, а соответственно и новостная повестка мейнстримной и альтернативной прессы, направлена на решение следующих вопросов: спрос на высококвалифицированную и низкоквалифицированную рабочую силу, правовой статус миллионов нелегальных иммигрантов, проживающих в США, а также безопасность границ и обеспечение соблюдения внутренних законов.

В начале 2018 года администрация Трампа также активизировала усилия по сдерживанию пересечения границ со стороны беженцев, проведя так называемую политику «нулевой терпимости», в рамках которой власти арестовывали и привлекали к уголовной ответственности всех нелегальных иммигрантов, что привело к волнениям в изданиях мейнстримной и альтернативной прессы.

Делегитимизация со стороны альтернативной прессы накладывается на неявно реализуемую стратегию легитимизации со стороны мейнстримной прессы, что создает общий негативный миграционный нарратив в американских СМИ.

У проанализированных медиа сформирован собственный подход к репрезентации проблем миграции и образа мигранта с точки зрения консервативной и либеральной идеологий. Альтернативные издания имеют тенденцию освещать иммиграцию более негативно, чем представители мейнстримной прессы. Подобная тенденция также связана с тем, что конкурирующие медиа фокусируются на разных аспектах иммиграционных дебатов. Например, культурные рамки более распространены в дискурсе СМИ об интеграции иммигрантов, в то время как трудовые, социальные и экономические рамки обсуждаются в контексте самой иммиграции. Консервативные издания также склонны фокусироваться на преступности, в то время как либеральные газеты – на более умеренных проблемах, связанных с социальными группами.

Мейнтримная либеральная газета «New York Times» склонна «оплакивать» в своих материалах неспособность администрации обеспечить безопасность мексиканской границы после многих лет незаконных пересечений, а также формировать у аудитории позитивные стереотипы в отношении мигрантов и латиноамериканцев в целом.

Консервативный веб-сайта «Breitbart» наоборот связывает процесс миграции с преступностью, культурой насилия и кризисом, позиционируя мигрантов в качестве «чужих» в дискурсивной практике, клеймя их как насильственную массу, чей приток должен принести американцам «культуру насилия и изнасилований».

Несмотря на полярно отличающиеся взгляды на проблему миграции, пресса обеих политических направленностей, даже при пропагандировании интеграции и терпимости, позиционирует расовые меньшинства в качестве иностранцев, придерживающихся иной культуры и системы убеждений.

Продолжающаяся фрагментация СМИ усилила идеологические противоречия, породившие токсичное варево политической поляризации и скептицизма по отношению к традиционным источникам власти, что закономерно отразилось на чувственном восприятии аудиторией проблем миграции и беженцев.

В конечном итоге мы получили развернутый анализ политического контента в мейнстримной и альтернативной американской прессе на примере изданий Breitbart и New York Times. Также была выявлена закономерность использования пропагандистских стереотипов, формулируемых в соответствии со спецификой идеологических приверженностей изданий.

Список литературы

  1. Crawley, H., McMahon, S., and Jones, K., Victims and Villains: Migrant Voices in the British Media, Coventry: Centre for Trust, Peace and Social Relations, 2016. [Электронный ресурс] // URL: http://statewatch.org/news/2016/feb/uk-victims-villains-migrant-voicesbritish-media-2-16.pdf (дата обращения: 10.02.2019)
  2. Cummings W ‘I am a nationalist’: Trump’s embrace of controversial label sparks uproar // [Электронный ресурс] // USA Today 24.10.2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.usatoday.com/story/news/politics/2018/10/24/trump-says-hes-nationalist-what-means-why-its-controversial/1748521002/ (дата обращения: 19.02.2019)
  3. Felter С., Renwick D., The U.S. Immigration Debate / Council on Foreign Relations, 2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.cfr.org/backgrounder/us-immigration-debate-0 (дата обращения: 15.02.2019)
  4. Ford W.F. Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues // Economic Education Bulletin. 2007. Vol. 47. № 10. P. 1
  5. Gabaccia, Donna R. Immigration and American Diversity: A Social and Cultural History. Malden, Mass.: Blackwell, 2002.
  6. Taylor Ch. The Politics of Recognition. In: Multiculturalism and «The Politics of Recognition». Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1992. // [Электронный ресурс] URL: http://elplandehiram.org/documentos/JoustingNYC/Politics_of_Recognition.pdf (дата обращения: 09.01.2019)
  7. The Migration and Remittances Factbook 2011. The World Bank. 2nd ed. Washington DC, 2011. P 12 – 15.
  8. Акопян К. В. Некоторые аспекты современной религиозной ситуации в США // Вестник ВолГУ. Серия 4, История. Регионоведение. Международные отношения. 2008. №2. [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-aspekty-sovremennoy-religioznoy-situatsii-v-ssha (дата обращения: 10.04.2019)
  9. Антонович И. И. Геополитическая стратегия Дональда Трампа: от панглобализма к националглобализму // Пространство и Время. 2017. №1 (27). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/geopoliticheskaya-strategiya-donalda-trampa-ot-panglobalizma-k-natsionalglobalizmu (дата обращения: 19.02.2019)
  10. Борисов А. А. Мультикультурализм: Американский опыт и Россия // Мультикультурализм и этнокультурные процессы в меняющемся мире: Исследовательские подходы и интерпретации / Под ред. Г. И. Зверевой. М., 2003. С. 8–29.
  11. Борисов А.А. «ПОЛИТИКА ПРИЗНАНИЯ» ЧАРЛЬЗА ТЭЙЛОРА И МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ // Вестник Пермского университета, 2001. URL: http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/49950/1/tips_2001_30.pdf (Дата обращения: 19.02.2019)
  12. Бубнова Н. И. ЗАКУСИВ УДИЛА: ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДОНАЛЬДА ТРАМПА И АМЕРИКАНСКИХ СМИ // РСМ. 2017. №4 (97). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zakusiv-udila-protivostoyanie-donalda-trampa-i-amerikanskih-smi (дата обращения: 06.05.2019)
  13. Бурейко Н. Н. Влияние иммиграции на процесс становления американской национальной идентичности // Studia Humanitatis. 2013. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-immigratsii-na-protsess-stanovleniya-amerikanskoy-natsionalnoy-identichnosti (дата обращения: 15.02.2019)
  14. Бурейко Н. Н. К ВОПРОСУ ОБ АМЕРИКАНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ (ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ЕЕ СТАНОВЛЕНИЯ)// Studia Humanitatis. 2013. №1. URL: http://st-hum.ru/sites/st-hum.ru/files/pdf/bureyko.pdf (дата обращения: 10.05.2019)
  15. Волкова Т.П. Классические философские концепции мультикультурализма и толерантности // Вестник МГТУ, том 14, № 2, 2011. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/v/klassicheskie-filosofskie-kontseptsii-multikulturalizma-i-tolerantnosti (дата обращения: 03.01.2019)
  16. Галецкий В. Критическая апология мультикультурализма // Дружба Народов. -№2, 2006 // Специальный проект: «Журнальный зал» в «Русском Журнале» Электронный ресурс. 2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2006/634 (дата обращения: 10.05.2019)
  17. Иуков Е.А. Современный кризис американской идеологии // АНИ: экономика и управление. 2018. №2 (23). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennyy-krizis-amerikanskoy-ideologii (дата обращения: 8.05.2019)
  18. Канарш Г. Ю. Мультикультурализм: социальная концепция и социальные практики // Знание. Понимание. Умение. 2011. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/multikulturalizm-sotsialnaya-kontseptsiya-i-sotsialnye-praktiki (дата обращения: 06.05.2019)
  19. Кимлика У. Либеральное равенство. В кн.: Современная политическая философия. М., Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики, 2010 г. С. 45
  20. Колесников А. С. Мультикультурализм, глобализация, толерантность // Толерантность и интолерантность в современном обществе: Дискриминация: Материалы междунар. науч. – практ. конф. «Толерантность и интолерантность в современном обществе: Дискриминация 2007» / Под науч. ред. И. Л. Первовой. СПб., 2007.
  21. Корогодов И. Политика мультикультурализма как политика интеграции иммигрантов в национальное социальное государство // Журнал международного права и международных отношений. 2006. № 2. //[Электронный ресурс] URL: http://evolutio.info/index.plip?option=comcontent&task=view&id=1016&Itemid=176 (дата обращения: 12.02.2019)
  22. Поликарпов В.С. Закат Америки.// Издательство Таганрогского радиотехнического университета, 1999 г. [Электронный ресурс] URL: http://www.e-reading.club/book.php?book=4567 (дата обращения: 03.02.2019)
  23. Сабитов Т. Ф. Влияние «Хиспэникс» на позиционирование образа современного иммигранта в США // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. 2012. №7 (87). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-hispeniks-na-pozitsionirovanie-obraza-sovremennogo-immigranta-v-ssha-1 (дата обращения: 06.05.2019)
  24. Соломатина В. М. 2000. 04. 018. Тен В. А. Иммиграционная политика США в XVII-XX вв.: крат. Ист. Очерк. М. : диалог МГУ, 1998. 137 с // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История: Реферативный журнал. 2000. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2000-04-018-ten-v-a-immigratsionnaya-politika-ssha-v-xvii-xx-vv-krat-ist-ocherk-m-dialog-mgu-1998-137-s (дата обращения: 06.05.2019)
  25. Соломатина В. М. 2002. 01. 034. Чертина З. С. Плавильный котел?: парадигмы этнич. Развития США / РАН. , Ин-т всеобщей истории. М. , 2000. 163 с // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История: Реферативный журнал. 2002. №1. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2002-01-034-chertina-z-s-plavilnyy-kotel-paradigmy-etnich-razvitiya-ssha-ran-in-t-vseobschey-istorii-m-2000-163-s (дата обращения: 12.02.2019)
  26. Трощенкова Е. Взаимодействие стереотипов в коммуникативных стратегиях американского общественно-политического дискурса // Вестник СПбГУ. Язык и литература. 2017. №2. [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimodeystvie-stereotipov-v-kommunikativnyh-strategiyah-amerikanskogo-obschestvenno-politicheskogo-diskursa (дата обращения: 06.05.2019)
  27. Фролова О. А. Вопрос миграционного регулирования в президентской кампании США 2016 г.: исторический аспект и современность // Русская политология. 2017. №1 (2). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vopros-migratsionnogoregulirovaniya-v-prezidentskoy-kampanii-ssha-2016-g-istoricheskiy-aspekt-i-sovremennost (дата обращения: 10.02.2019)
  28. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСТ, 2004. //[Электронный ресурс] URL: http://yanko.lib.ru/books/politologiya/huntington-who_are_we-ru-a.htm#_Toc182668932 (дата обращения: 12.02.2019)

***

 

References:

  1. I. I. Geopolitical strategy of Donald trump: from panglobulin to nationalpublic Space and Time. 2017. №1 (27). [Electronic resource] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/geopoliticheskaya-strategiya-donalda-trampa-ot-panglobalizma-k-natsionalglobalizmu (accessed: 19.02.2019)
  2. Borisov A. A. «the POLITICS of RECOGNITION» CHARLES TAYLOR AND MULTICULTURALISM // Vestnik of Perm University, 2001. URL: http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/49950/1/tips_2001_30.pdf (accessed: 19.02.2019)
  3. Borisov A. A. Multiculturalism: the American experience and Russia // Multiculturalism and ethno-cultural processes in the changing world: Research approaches and interpretations / Edited by G. I. Zvereva. M., 2003. Р. 8–29.
  4. Bubnova N. I. BITING at the BIT: the CONFRONTATION between DONALD TRUMP AND AMERICAN media // RSM. 2017. №4 (97). [Electronic resource] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zakusiv-udila-protivostoyanie-donalda-trampa-i-amerikanskih-smi (accessed: 06.05.2019)
  5. Bureiko N. N. The influence of immigration on the process of formation of American national identity // Studia Humanitatis. 2013. No. 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-immigratsii-na-protsess-stanovleniya-amerikanskoy-natsionalnoy-identichnosti (accessed: 15.02.2019)
  6. Bureiko N. N. The QUESTION of AMERICAN NATIONAL IDENTITY (POLITICAL and IDEOLOGICAL FACTORS of ITS FORMATION)// Studia Humanitatis. 2013. No. 1. URL: http://st-hum.ru/sites/st-hum.ru/files/pdf/bureyko.pdf (accessed: 10.05.2019)
  7. Canarsh G. Yu. Multiculturalism: social concept and social practices // Knowledge. Understanding. Skill. 2011. No. 1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/multikulturalizm-sotsialnaya-kontseptsiya-i-sotsialnye-praktiki (accessed: 06.05.2019)
  8. Crawley, H., McMahon, S., and Jones, K., Victims and Villains: Migrant Voices in the British Media, Coventry: Centre for Trust, Peace and Social Relations, 2016. [Electronic resource] // URL: http://statewatch.org/news/2016/feb/uk-victims-villains-migrant-voicesbritish-media-2-16.pdf (accessed: 10.02.2019)
  9. Cummings W ‘I am a nationalist’: trump’s embrace of controversial label sparks uproar // [Electronic resource] // USA Today 24.10.2018. [Electronic resource] //URL: https://www.usatoday.com/story/news/politics/2018/10/24/trump-says-hes-nationalist-what-means-why-its-controversial/1748521002/ (accessed: 19.02.2019)
  10. Felter S., Renwick D., The U.S. Immigration Debate / Council on Foreign Relations, 2018. [Electronic resource] //URL: https://www.cfr.org/backgrounder/us-immigration-debate-0 (accessed: 02.2019)
  11. Ford W. F. Immigration: A Discussion of Some Key Issues // Economic Education Bulletin. 2007. Vol. 47. 10. P. 1
  12. Frolova O. A. the Issue of migration regulation in the us presidential campaign 2016: historical aspect and modernity. Russian political science. 2017. No. 1 (2). [Electronic resource] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vopros-migratsionnogoregulirovaniya-v-prezidentskoy-kampanii-ssha-2016-g-istoricheskiy-aspekt-i-sovremennost (accessed: 10.02.2019)
  13. Gabaccia, Donna R. Immigration and American Diversity: A Social and Cultural History. Malden, Mass.: Blackwell, 2002.
  14. Galetsky V. Critical apology of multiculturalism // Friendship of Peoples. -№2, 2006 // Special project: «Journal hall» in «Russian Journal» Electronic resource. 2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2006/634 (accessed: 10.05.2019)
  15. Hakobyan K. V. Some aspects of the modern religious situation in the USA. Vestnik Volga. Series 4, History. Regional studies. International relations. 2008. No. 2. [Electronic resource] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-aspekty-sovremennoy-religioznoy-situatsii-v-ssha (accessed: 10.04.2019)
  16. Huntington, S. Who are we? Challenges to American national identity. M.: AST, 2004. //[Electronic resource] URL: http://yanko.lib.ru/books/politologiya/huntington-who_are_we-ru-a.htm#_Toc182668932 (accessed: 12.02.2019)
  17. Iukov E. A. Modern crisis of American ideology // ANI: Economics and management. 2018. №2 (23). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennyy-krizis-amerikanskoy-ideologii (accessed: 8.05.2019)
  18. Kolesnikov A. S. Multiculturalism, globalization, tolerance // Tolerance and intolerance in modern society: Discrimination: Materials international. science. – prakt. Conf. «Tolerance and intolerance in modern society: Discrimination 2007» / Pod nauch. ed. I. L. Pervova. SPb., 2007.
  19. Korogodov I. the Policy of multiculturalism as a policy of integration of immigrants into the national social state // Journal of international law and international relations. 2006. 2. //[Electronic resource] URL: http://evolutio.info/index.plip?option=comcontent&task=view&id=1016&Itemid=176 (accessed:12.02.2019)
  20. Kymlicka U. of Liberal equality. In the book.: Modern political philosophy. M., Publishing house of the State University — Higher school of Economics, 2010. Р. 45
  21. Polikarpov V. S. The Decline Of America.// Publishing house of Taganrog radio engineering University, 1999. [Electronic resource] URL: http://www.e-reading.club/book.php?book=4567 (accessed: 03.02.2009)
  22. Sabitov T. F. the Influence Of «Hispanics» on the positioning of the image of a modern immigrant in the United States. Vestnik RSUH. Series: Political Science. History. International relations. 2012. №7 (87). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-hispeniks-na-pozitsionirovanie-obraza-sovremennogo-immigranta-v-ssha-1 (accessed: 06.05.2019)
  23. Solomatina, V. M. 2000. 04. 018. Ten V. A. Immigration policy of the USA in XVII-XX centuries: Krat. East. Essay. Moscow : dialog-MGU, 1998. 137 / / Social Sciences and Humanities. Domestic and foreign literature. Ser. 5, History: Abstract journal. 2000. No. 4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2000-04-018-ten-v-a-immigratsionnaya-politika-ssha-v-xvii-xx-vv-krat-ist-ocherk-m-dialog-mgu-1998-137-s (accessed: 06.05.2019)
  24. Solomatina, V. M. 2002. 01. 034. Damn Z. S. Melting pot?: the paradigm of an ethnic. Development of US / Russian Academy of Sciences. , In-t universal history. M. , 2000. 163 / / Social and human Sciences. Domestic and foreign literature. Ser. 5, History: Abstract journal. 2002. No. 1. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2002-01-034-chertina-z-s-plavilnyy-kotel-paradigmy-etnich-razvitiya-ssha-ran-in-t-vseobschey-istorii-m-2000-163-s (accessed: 12.02.2019)
  25. Taylor Ch. The Politics of Recognition. In: Multiculturalism and «The Politics of Recognition». Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1992. // [Electronic resource] URL: http://elplandehiram.org/documentos/JoustingNYC/Politics_of_Recognition.pdf (accessed: 09.01.2019)
  26. The Migration and Remittances Factbook 2011. The World Bank. 2nd ed. Washington DC, 2011. P 12 – 15.
  27. Troshenkova Interaction of stereotypes in the communication strategies of American social and political discourse // Vestnik St. Petersburg University. Language and literature. 2017. No. 2. [Electronic resource] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimodeystvie-stereotipov-v-kommunikativnyh-strategiyah-amerikanskogo-obschestvenno-politicheskogo-diskursa (accessed: 06.05.2019)
  28. Volkova T. P. Classical philosophical concepts of multiculturalism and tolerance. Vestnik MGTU, volume 14, № 2, 2011. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/v/klassicheskie-filosofskie-kontseptsii-multikulturalizma-i-tolerantnosti (accessed: 03.01.2009)

[1] The Migration and Remittances Factbook 2011. The World Bank. 2nd ed. Washington DC, 2011. P 12 – 15.

[2] Поликарпов В.С. Закат Америки.// Издательство Таганрогского радиотехнического университета, 1999 г. [Электронный ресурс] URL: http://www.e-reading.club/book.php?book=45676 Дата обращения: 03.02.2019

[3] Glazer N. Beyond the Melting Pot: The Negroes, Puerto Ricans, Jews, Italians and Irish of New York City. — 2nd. — Cambridge : MIT Press, 1 January 1970.

[4] Ford W.F. Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues // Economic Education Bulletin. 2007. Vol. 47. № 10. P. 1

[5] Зангвилл И. Плавильный котёл // Еврейская Старина№1. д. I, явл. 2, 1943. [Электронный ресурс] URL URL: http://litbook.ru/article/9224/ Дата обращения: 03.02.2019

[6] Соломатина В. М. 2002. 01. 034. Чертина З. С. Плавильный котел?: парадигмы этнич. Развития США / РАН. , Ин-т всеобщей истории. М. , 2000. 163 с // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История: Реферативный журнал. 2002. №1. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2002-01-034-chertina-z-s-plavilnyy-kotel-paradigmy-etnich-razvitiya-ssha-ran-in-t-vseobschey-istorii-m-2000-163-s Дата обращения: 12.02.2019

[7] Allen H. Anglo-American Relationship since 1783. – London: Black, 1959. – 247 p.

[8] Gabaccia, Donna R. Immigration and American Diversity: A Social and Cultural History. Malden, Mass.: Blackwell, 2002.

[9] Беллестрем К. Сколько плюрализма может вынести человек?: К вопросу о вызове коммунитаристов либерализму // Глобализация и столкновение идентичностей: Междунар. интернет-конф. 24 февраля – 14 марта 2003 г.: Сб. материалов / Под ред. А. Журавского, К. Костюка. М., 2003. С. 269–283.

[10] Борисов А. А. Мультикультурализм: Американский опыт и Россия // Мультикультурализм и этнокультурные процессы в меняющемся мире: Исследовательские подходы и интерпретации / Под ред. Г. И. Зверевой. М., 2003. С. 8–29.

[11] Волкова Т.П. Классические философские концепции мультикультурализма и толерантности // Вестник МГТУ, том 14, № 2, 2011. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/v/klassicheskie-filosofskie-kontseptsii-multikulturalizma-i-tolerantnosti Дата обращения: 03.01.2019

[12] Bernstein R. Dictatorship of virtue. Multiculturalism and the battle of America’s future. N. Y., 1994. Р. 20.

[13] Колесников А. С. Мультикультурализм, глобализация, толерантность // Толерантность и интолерантность в современном обществе: Дискриминация: Материалы междунар. науч. – практ. конф. «Толерантность и интолерантность в современном обществе: Дискриминация 2007» / Под науч. ред. И. Л. Первовой. СПб., 2007.

[14] Цит. по: Борисов А. А. Мультикультурализм: американский опыт и Россия // Мультикультурализм и этнокультурные процессы в меняющемся мире. — М., 2003. — С. 8.

[15] Кимлика У. Либеральное равенство. В кн.: Современная политическая философия. М., Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики. С.  2010 г. С. 45.

[16] Там же. С. 51.

[17] Канарш Г. Ю. Мультикультурализм: социальная концепция и социальные практики // Знание. Понимание. Умение. 2011. №1. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/multikulturalizm-sotsialnaya-kontseptsiya-i-sotsialnye-praktiki Дата обращения: 09.02.2019

[18] Борисов А. А. Мультикультурализм: американский опыт и Россия // Мультикультурализм и этнокультурные процессы в меняющемся мире. — М., 2003. — С. 10

[19] Preston J. Mexican Migration to the US May Be Reversing, Report Says // International Herald Tribune, 25.04.2012.

[20] Канарш Г. Ю. Мультикультурализм: социальная концепция и социальные практики // Знание. Понимание. Умение. 2011. №1. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/multikulturalizm-sotsialnaya-kontseptsiya-i-sotsialnye-praktiki Дата обращения: 09.02.2019

[21] Корогодов И. Политика мультикультурализма как политика интеграции иммигрантов в национальное социальное государство // Журнал международного права и международных отношений. 2006. № 2. //[Электронный ресурс] URL: http://evolutio.info/index.plip?option=comcontent&task=view&id=1016&Itemid=176 Дата обращения: 12.02.2019

[22] Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСТ, 2004. //[Электронный ресурс] URL: http://yanko.lib.ru/books/politologiya/huntington-who_are_we-ru-a.htm#_Toc182668932 Дата обращения: 12.02.2019

[23] Бьюкенен П. Смерть Запада. М., 1997. С. 34.

[24] Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСТ, 2004. //[Электронный ресурс] URL: http://yanko.lib.ru/books/politologiya/huntington-who_are_we-ru-a.htm#_Toc182668932 Дата обращения: 12.02.2019

[25] Акопян К. В. Некоторые аспекты современной религиозной ситуации в США // Вестник ВолГУ. Серия 4, История. Регионоведение. Международные отношения. 2008. №2. [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-aspekty-sovremennoy-religioznoy-situatsii-v-ssha Дата обращения: 10.04.2019

[26] Crawley, H., McMahon, S., and Jones, K., Victims and Villains: Migrant Voices in the British Media, Coventry: Centre for Trust, Peace and Social Relations, 2016. [Электронный ресурс] // URL: http://statewatch.org/news/2016/feb/uk-victims-villains-migrant-voicesbritish-media-2-16.pdf Дата обращения: 10.02.2019

[27] Felter С., Renwick D., The U.S. Immigration Debate / Council on Foreign Relations, 2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.cfr.org/backgrounder/us-immigration-debate-0 Дата обращения: 15.02.2019

[28] Bidisha The Wizard of Oz is a grotesque predictor of Trump’s America // [Электронный ресурс] // The Guardian 03.12.2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.theguardian.com/commentisfree/2018/dec/03/wizard-of-oz-donald-trump-united-states Дата обращения: 10.02.2019

[29] Cummings W ‘I am a nationalist’: Trump’s embrace of controversial label sparks uproar // [Электронный ресурс] // USA Today 24.10.2018. [Электронный ресурс] URL: https://www.usatoday.com/story/news/politics/2018/10/24/trump-says-hes-nationalist-what-means-why-its-controversial/1748521002/ Дата обращения: 19.02.2019

[30] Антонович И. И. Геополитическая стратегия Дональда Трампа: от панглобализма к националглобализму // Пространство и Время. 2017. №1 (27). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/geopoliticheskaya-strategiya-donalda-trampa-ot-panglobalizma-k-natsionalglobalizmu Дата обращения: 19.02.2019

[31] Felter С., Renwick D., The U.S. Immigration Debate / Council on Foreign Relations, 2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.cfr.org/backgrounder/us-immigration-debate-0 Дата обращения: 15.02.2019

[32] См. об этом: https://rg.ru/2017/01/25/tramp-podpisal-ukazy-ob-uzhestochenii-migracionnoj-politiki.html

[33] Фролова О. А. Вопрос миграционного регулирования в президентской кампании США 2016 г.: исторический аспект и современность // Русская политология. 2017. №1 (2). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vopros-migratsionnogo-regulirovaniya-v-prezidentskoy-kampanii-ssha-2016-g-istoricheskiy-aspekt-i-sovremennost Дата обращения: 10.02.2019

 

[34] Иуков Е.А. Современный кризис американской идеологии // АНИ: экономика и управление. 2018. №2 (23). [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennyy-krizis-amerikanskoy-ideologii Дата обращения: 10.02.2019

[35] Иуков Е.А. Современный кризис американской идеологии // АНИ: экономика и управление. 2018. №2 (23). [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennyy-krizis-amerikanskoy-ideologii Дата обращения: 10.02.2019

[36] Каратеев Д. О. Глобализм и антиглобализм: как две парадигмы развивают взаимный конфликт с помощью политических образов и мифов // Русская политология. 2018. №3 (8). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/globalizm-i-antiglobalizm-kak-dve-paradigmy-razvivayut-vzaimnyy-konflikt-s-pomoschyu-politicheskih-obrazov-i-mifovhttps://cyberleninka.ru/article/n/globalizm-i-antiglobalizm-kak-dve-paradigmy-razvivayut-vzaimnyy-konflikt-s-pomoschyu-politicheskih-obrazov-i-mifov Дата обращения: 15.02.2019

[37] Dunn S.  Trump’s ‘America First’ has ugly echoes from U.S. history / CNN 28.04.16 //[Электронный ресурс] // URL: https://edition.cnn.com/2016/04/27/opinions/trump-america-first-ugly-echoes-dunn/ Дата обращения: 15.02.2019

[38] Трощенкова Е. Взаимодействие стереотипов в коммуникативных стратегиях американского общественно-политического дискурса // Вестник СПбГУ. Язык и литература. 2017. №2. [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimodeystvie-stereotipov-v-kommunikativnyh-strategiyah-amerikanskogo-obschestvenno-politicheskogo-diskursa Дата обращения: 06.05.2019

[39] Cummings W ‘I am a nationalist’: Trump’s embrace of controversial label sparks uproar // [Электронный ресурс] // USA Today 24.10.2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.usatoday.com/story/news/politics/2018/10/24/trump-says-hes-nationalist-what-means-why-its-controversial/1748521002/ Дата обращения: 19.02.2019

[41] Cummings W ‘I am a nationalist’: Trump’s embrace of controversial label sparks uproar // [Электронный ресурс] // USA Today 24.10.2018. [Электронный ресурс] //URL: https://www.usatoday.com/story/news/politics/2018/10/24/trump-says-hes-nationalist-what-means-why-its-controversial/1748521002/ Дата обращения: 19.02.2019

[42] Сабитов Т. Ф. Влияние «Хиспэникс» на позиционирование образа современного иммигранта в США // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. 2012. №7 (87). [Электронный ресурс] //URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-hispeniks-na-pozitsionirovanie-obraza-sovremennogo-immigranta-v-ssha-1 Дата обращения: 06.05.2019

[43] Бубнова Н. И. ЗАКУСИВ УДИЛА: ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДОНАЛЬДА ТРАМПА И АМЕРИКАНСКИХ СМИ // РСМ. 2017. №4 (97). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zakusiv-udila-protivostoyanie-donalda-trampa-i-amerikanskih-smi Дата обращения: 06.05.2019

[44] Mitchell A., Kiley J., Gottfried J., Matsa K. Political Polarization & Media Habits / Pew Research Center, Journalism & Media, 21.10.14. [Электронный ресурс] // URL: https://www.journalism.org/2014/10/21/political-polarization-media-habits/ Дата обращения: 10.05.2019

[45] Бубнова Н. И. ЗАКУСИВ УДИЛА: ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДОНАЛЬДА ТРАМПА И АМЕРИКАНСКИХ СМИ // РСМ. 2017. №4 (97). [Электронный ресурс] // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zakusiv-udila-protivostoyanie-donalda-trampa-i-amerikanskih-smi Дата обращения: 06.05.2019

[46] Meyer K. 150th Anniversary: 1851-2001; Dept. of Conscience: The Editorial ‘We’/ The New York Times 14.11.2001. [Электронный ресурс] // URL: https://www.nytimes.com/2001/11/14/news/150th-anniversary-1851-2001-dept-of-conscience-the-editorial-we.html?searchResultPosition=2 Дата обращения: 8.05.2019

[47] Grillo I. Mexican Drug Smugglers to Trump: Thanks! / The New York Times 05.05.2017. // [Электронный ресурс] //URL: https://www.nytimes.com/2017/05/05/opinion/sunday/mexican-drug-smugglers-to-trump-thanks.html?searchResultPosition=39 Дата обращения: 8.05.2019

[48] Haberman С. Trump’s Argument Against Immigrants: We’ve Heard It Before! / The New York Times 09.10.2017. [Электронный ресурс] // URL: https://www.nytimes.com/2017/10/09/us/retro-anti-immigration.html?searchResultPosition=51 Дата обращения: 8.05.2019

[49] Gladstone R., Sugiyama S. Trump’s Travel Ban: How It Works and Who Is Affected / The New York Times 01.07.2018. [Электронный ресурс]  // URL: https://www.nytimes.com/2018/07/01/world/americas/travel-ban-trump-how-it-works.html Дата обращения: 8.05.2019

[50] Gladstone R., Sugiyama S. Trump’s Travel Ban: How It Works and Who Is Affected / The New York Times 01.07.2018. [Электронный ресурс]  // URL: https://www.nytimes.com/2018/07/01/world/americas/travel-ban-trump-how-it-works.html Дата обращения: 8.05.2019

[51]Greg G. The Myth of the Border Wall / Breitbart, 02.01.16. [Электронный ресурс]. URL: https://www.breitbart.com/politics/2016/01/02/political-correctness-protects-muslim-rape-culture/  Дата обращения: 8.05.2019

[52] Breitbart.com sets sights on ruling the conservative conversation/ Los Angeles Times, 01.08.12. [Электронный ресурс] //URL: https://notices.californiatimes.com/gdpr/latimes.com/ Дата обращения: 8.05.2019

[53] Posner S. How Donald Trump’s New Campaign Chief Created an Online Haven for White Nationalists/ Mother Jones, 22.08.16. // URL: https://www.motherjones.com/politics/2016/08/stephen-bannon-donald-trump-alt-right-breitbart-news/ Дата обращения: 8.05.2019

[54] Munro N. President Donald Trump today joined with two GOP Senators to introduce his merit-based immigration reform, which is designed to help millions of Americans hurt by the nation’s current cheap-labor immigration policies / Breitbart, 02.08.17. [Электронный ресурс]  // URL: https://www.breitbart.com/politics/2017/08/02/donad-trump-unveils-merit-based-immigration-reform/ Дата обращения: 8.05.2019

[55] Tancredo T. Political Correctness Protects Muslim Rape Culture/ Breitbart, 02.01.16. [Электронный ресурс] // URL: https://www.breitbart.com/politics/2016/01/02/political-correctness-protects-muslim-rape-culture/ Дата обращения: 8.05.2019

[56] South Carolina House Passes Bill Excluding Sharia Law From State Courts / Breitbart News, YouТube, 02.02.16 [Электронный ресурс] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=iZf69qtevWU Дата обращения: 09.05.2019

[57] Pollak J. What Trump Has Achieved Through the (Not) #MuslimBan / Breitbart 29.01.17 // [Электронный ресурс] //URL: https://www.breitbart.com/politics/2017/01/29/trump-achieved-not-muslimban/ Дата обращения: 09.05.2019

[58] Mulhall J. Breitbart’s click-hate echo chamber is a threat to Europe. Here’s why

/ The Guardian 07.03.17 [Электронный ресурс] // URL: https://www.theguardian.com/commentisfree/2017/mar/07/breitbart-threat-to-europe-postwar-liberal-consensus Дата обращения: 09.05.2019

[59] Kobach K. Kobach: The Caravan Is a Consequence of Rewarding Illegal Immigration/ Breitbart 23.10.18 [Электронный ресурс] // URL: https://www.breitbart.com/politics/2018/10/23/kobach-the-caravan-is-a-consequence-of-rewarding-illegal-immigration/ Дата обращения: 09.05.2019

[60] Gabriel B. Brigitte Gabriel: Mr. President, You Don’t Need Congress to Build the Wall

/ Breitbart 12.01.19 [Электронный ресурс]  // URL: https://www.breitbart.com/politics/2019/01/12/brigitte-gabriel-mr-president-you-dont-need-congress-to-build-the-wall/ Дата обращения: 09.05.2019

[61] Munro N. Brigitte Report: Democrats’ 2019 DHS Spending Bill Opens the Border to Migrants/ Breitbart 01.012.19 [Электронный ресурс] // URL: https://www.breitbart.com/politics/2016/01/02/political-correctness-protects-muslim-rape-culture/.https://www.breitbart.com/politics/2019/02/01/democrats-2019-dhs-bill-opens-the-border-to-migrants/ Дата обращения: 09.05.2019

[62] Price B. Violent Criminals, Drug Smugglers Exploit Incomplete Border Barriers in Texas / Breitbart 04.03.19// [Электронный ресурс] //URL: https://www.breitbart.com/border/2019/03/04/violent-criminals-drug-smugglers-exploit-incomplete-border-barriers-in-texas/ Дата обращения: 09.05.2019