СМИ Боснии и Герцеговины как платформа межэтнических и межконфессиональных столкновений/Media of Bosnia and Herzegovina as a platform of interethnic and interfaith clashes

Елизавета Алексеевна Асауленко

Санкт-Петербургский государственный университет

Elizaveta A. Asaulenko

Saint Petersburg State University

Актуальность темы исследования обусловлена сохраняющейся внутренней напряжённостью в Боснии и Герцеговине, требующей изучения как боснийского кризиса в целом, так и отдельных его компонентов, в частности СМИ. Это важно, ведь в условиях современной реальности, информационный поток может управлять конфликтом. Продолжение этнорелигиозной войны на территории Боснии при помощи слова может подорвать целостность государства, и поэтому имеет ключевое значение для будущего отношения между всеми народами бывшей Югославии.

Научная новизна исследования состоит в том, что анализируется процесс этнорелигиозного конфликта в период постконфликтного урегулирования. При этом особое внимание уделяется боснийской прессе, как новой территории борьбы.

Цель исследования – рассмотреть специфику деятельности СМИ в условиях межэтнического и межконфессионального противостояния.

Для реализации этой цели были поставлены следующие задачи;

  • выявить корни возникновения конфликта и проследить историю его развития;
  • выявить политические и социально-экономические условия развития СМИ в Боснии и Герцеговине;
  • проанализировать образование национально-политических движений Боснии;
  • исследовать проблему развития боснийского конфликта на современном этапе.

Объектом данной работы стали СМИ Боснии и Герцеговины

Предметом исследования является освещение этнорелигиозного конфликта в СМИ Боснии и Герцеговины.

Методы исследования. Для достижения цели работы и решения комплекса поставленных задач были использованы теоретико-методологические подходы.

В качестве методической основы был принят исторический подход, который даёт возможность проследить изучаемые явления в динамике. Реконструкция исторических событий происходит с минимальным, но углублённым разбором, необходимым при рассмотрении процессов государственного строительства в кризисных зонах. Кроме того, использованы общенаучные методы, в частности, индукция и дедукция.

Степень научной разработанности проблемы

Различные аспекты анализируемой проблемы нашли отражение во многих публикациях отечественных авторов таких, как Е.К. Вяземская, И. В. Чуркина, К. В. Никифоров, Е. Ю. Гуськова, Е. С. Узенёва, С.С. Беляков, И. Б. Греков. В своих исследованиях они рассматривают исторические корни кризиса, а также существенные проблемы югославской государственности, которые в итоге привели к неуправляемому конфликту. Всесторонне анализируется в литературе проблема внешнего фактора. К нему относится международное сообщество, Европейский Союз и Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе по урегулированию конфликта. Среди зарубежных исследователей можно отметить научные публикации C. Hingl и K. Kemal.  Этнологический анализ был предпринят в трудах Г. Т. Тавадова. Аспекты межэтнической напряжённости рассматривает Г. У. Солдатова. Сведения о работе СМИ в межэтнических конфликтах отразились в работах И. Н. Блохина.

Эмпирической базой являются тексты, посвящённые разжиганию межнациональных конфликтных ситуаций в Боснии и Герцеговине между СМИ представителей трёх этнических групп. Также, рассмотрено 39 статей газеты «Dnevni Avaz» с октября 2018 по середину 2019 года и 21 статья издания «Глас Српске», опубликованные в те же сроки. Таким образом, для построения набора данных применялся метод выборки. Это позволило оценить объёмы конфликтного контента в обеих газетах.

Структура работы включает введение, две главы и четыре параграфа, заключение, список использованной литературы и источников. В первой главе рассматриваются причины и факторы межобщинной напряжённости в БиГ. Автор приходить к выводу, что внутренняя причина нестабильности в стране, обусловлена последствиями исторического становления Боснии и Герцеговины. Вторая глава посвящена анализу боснийской медиасистемы. Исследуется эскалация межобщинной напряжённости, и то, как она отражается на страницах СМИ. Посредством анализа текстов выявляются тенденции этноса, сформированы аргументы, которые доказывают, что СМИ Боснии и Герцеговины создают определённую конфликтологическую зону. В заключении формируются выводы и основные положения, выносимые автором на защиту.

The relevance of the study is due to the continuing internal tensions in Bosnia and Herzegovina, which require the study of both the Bosnian crisis as a whole and its individual components, in particular THE media. This is important, because in the conditions of modern Reality, the information flow can manage the conflict. The continuation of the ethno-religious war in the territory of Bosnia with the help of the word may undermine the integrity of the State and is therefore of key importance for the Relationship between all the peoples of the former Yugoslavia.

Scientific novelty of the research is that the process of ethno-religious conflict in the period of post-conflict settlement is analyzed. The Bosnian press, as a new territory of struggle, is given special attention.

The purpose of the research is to consider the specifics of media activities in the context of interethnic and inter-confessional confrontation.

To achieve this goal, the following objectives have been set;

  • to reveal the roots of conflict and to trace the history of its development;
  • to identify political and socio-economic conditions of MEDIA development in Bosnia and Herzegovina;
  • to analyse the formation of Bosnia’s national and political movements;
  • explore the problem of the development of the Bosnian conflict at the present stage.

The object of this work the media of Bosnia and Herzegovina became the object of this work

The subject of the study is the coverage of ethno-religious conflict in THE media of Bosnia and Herzegovina.

Methods of research. Theoretical and methodological approaches were Used to achieve the goal of the work and to solve the set of tasks.

As a methodical basis the historical approach which allows to trace the studied phenomena in dynamics has been accepted. Reconstruction of historical events takes place with the minimal but in-depth analysis necessary for consideration of State-building processes in crisis zones. In addition, general scientific methods, such as induction and deduction, have been used.

Degree of scientific elaboration of the problem

Various aspects of the analyzed problem have been reflected in many publications of domestic authors such as E. K. Vyazemskaya, I. V. Churkina, K. V. Nikiforov, E. Yu.Guskova,E. S.Uzenjova,S.S.Belyakov, I. B. Grekov.In their studies they examine the historical roots of the crisis, as well as the significant problems of Yugoslav statehood, which eventually led to an uncontrollable conflict. The problem of external factor is comprehensively analyzed in the literature. to the It includes the international community, the European Union and the Conference on Security and Cooperation in Europe on conflict resolution.Among foreign researchers can be noted scientific publicationsC. HinglandK. Kemal.  Ethnological analysis was undertaken in the writings of G. T. Tawadova. The aspects of inter-ethnic tension are considered by G. U. Soltova. Information about the work of mass media in inter-ethnic conflicts was reflected in the works of I. N. Blokhin.

The empirical basis is the texts devoted to fuelling interethnic conflict situations in Bosnia and HERZEGOVINA between the media representatives of three ethnic groups. Also, 39 articles of the newspaper «Dnevni Avaz» with October 2018 to mid-2019 year and 21 articles of «Glas Srpske» published at the same time. Thus, a sampling method was used to build the dataset. This allowed us to estimate the volume of conflicting content in both newspapers.

The structure of the work includes an introduction, two chapters and four paragraphs, a conclusion, a list of used literature and sources. The first chapter examines the causes and factors of inter-Communal tension in BiH. The author concludes that Internal cause of instability in the country is caused by the consequences of the historical formation of Bosnia and Herzegovina. The second chapter deals with the analysis of the Bosnian media system. The escalation of intercommunal tension is being investigated, and how it is reflected in the MEDIA pages. Through the analysis of texts the tendencies of the Ethnos are revealed, arguments are formed, which prove that the MEDIA of Bosnia and Herzegovina create a certain conflict zone. In conclusion the conclusions and the basic provisions rendered by the author on Protection are formed.

  1. Андерсон Б. Воображаемые сообщества: размышления об истоках и распространение национализма / Б. Андерсон. – М. : Изд-во Кучково поле, – 416 с.
  2. Беляков С.С. Усташи: между фашизмом и этническим нацизмом / С.С. Беляков. – М. : Гуманитарный университет, 2009. – 324 с.
  3. Брусницин Н.А. Информационная война и безопасность / Н.А. Брусницин. – М. : Вита-Пресс, 2001. – 280 с.
  4. Вяземская Е.К. На путях к Югославии: за и против. Очерки истории национальных идеологий югославских народов конец XVIII-начало XX вв. / Е.К. Вяземская – М. : Изд-во Индрик, 1997. – 267 с.
  5. Греков И.Б. Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-восточной Европы в XV-XVI вв. / И.Б. Греков. – М. : Изд-во Наука, 1984. – 308 с.
  6. Гуськова Е.Ю. Международный трибунал по бывшей Югославии: Деятельность, результаты, эффективность / Е.Ю. Гуськова. – М. : Изд-во Индрик, 2012. – 544 с.
  7. Залесский К.А. Командиры национальных формирований СС / К.А. Залесский. – М. : Изд-во Астрель, 2007. – 48 с.
  8. Калиниченко Е.Б. Католические принципы экуменизма, разработанные вторым Ватиканским собором / Е.Б. Калиниченко. – М. : Изд-во Православная энциклопедия. Т.7, 2004. – 734 с.
  9. Лейпхарт А.А. Демократия в многосоставных обществах / А.А. Лейпхарт. – М. : Аспект Пресс, 1997. – 287 с.
  10. Мартынова М.Ю. Балканский кризис: народы и политика / М.Ю. Мартынова. – М. : Изд-во Старый сад, 1998. – 468 с.
  11. Никифоров К.В. Югославия в XX веке: Очерки политической истории / К.В. Никифоров. – М. : Изд-во Индрик, 2011. – 888 с.
  12. Почепцов Г.Г. Информационные войны. Новый инструмент в политики / Г.Г. Почепцов. – М.: Алгоритм, 2015. – 576 с.
  13. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности / Г.У. Солдатова. – М. : Смысл, 1998. – 389 с.
  14. Тавадов Г.Т. Этнология / Г.Т. Тавадов. – М.: Проект, 2002. – 352 с.
  15. Тимофеев А.Ю. Четники. Королевская армия / А.Ю. Тимофеев. – М. : Изд-во Вече, 2012. – 304 с.
  16. Финкель К. История Османской империи. Видение Османа / К. Финкель. – М., 2005. – 509 с.
  17. Четвериков А.О. Договор о Европейском Союзе / А.О. Четвериков. – М.: Волтерс Клувер, 1998. – 139 с.
  18. Чуркина И.В. Роль религии в формировании южнославянских наций / И.В. Чуркин. – М. : Эдиториал УРСС, 1999. – 264 с.
  19. Янг К. Диалектика культурного плюрализма: концепция и реальность//Этничность и власть в полиэтнических государствах / К. Янг. – М. : Изд-во Наука, 1994. – 123. c.
  20. Kemal K. Prime Time Crime. Balkan Media in War and Peace / K. Kemal. – Beograd., 2003. – 71 с.
  21. Koven, R. Conflict Prevention in the Multimedia / R. Koven. – , 2009 – 150 с.
  22. Блохин И.Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействии / И.Н. Блохин. – СПБ. : СПбГУ, 2013. – 113 с.
  23. Бранко Т. Особенности боснийского/бошняцкого языка по отношению к сербскому и хорватскому / Т. Бранко. – Sarajevo.: Articles, 2009. С. 1-56.
  24. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве / А.Г. Здравомыслов // Вестн. РАН. Т. 65. №7. – М. : Аспект Пресс, 1995.  С. 579-594.
  25. Исхаков Р.Л. Феномен этнической журналистики / Р. Л. Исхаков. – Екб., 2013. С. 93-98.
  26. Катунин Д.А. Современное законодательство Боснии и Герцеговины: становление и тенденции // Вестник ТГУ. – 2009. №5. С. 1-25.
  27. Тишков В.А. Этничность и власть в полиэтнических государствах. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1994. С. 41-53.
  28. Car V. Requirements for modern journalism education // The perspective of students in south east Europe / V. Car. – Sofia, 2016. С. 50 – 61.
  29. Galtung J. H. The Structure of Foreign News / J. H. Galtung. – 1965. С. 21-30.
  30. Hingl C. Digitale Kultur in south east Europe / C. Hingl. – Sofia, 2015. С. 1-21.
  31. Nora K. The Role of the Media in Peace Building, Conflict Management, and Prevention / Nora. – USA., 2010. С. 1-21.
  32. MediaSustainabilityIndex 2018 [Электронный ресурс]. – URL: https://www.irex.org/sites/default/files/pdf/media-sustainability-index-europe-eurasia-2018-full.pdf (дата обращения: 16.03. 2019)
  33. info: [Электронный ресурс] – URL:  http://www.perspektivy.info/ (дата обращения: 18.04.2019)
  34. Босния и Герцеговина // Euronews: [электрон. газ.] –  URL:http://ru.euronews.com/tag/bosnia-and-herzegovina (дата обращения: 01.05.2018)
  35. Вергун Т. СМИ в Боснии и Герцеговине: от пропаганды к стандартам // Северодонецк. Инфо: [сетевой журнал.] – 2018. – 19 апреля. – URL: http://www.sever.Lg.ua(дата обращения: 19.04.2018)
  36. Как стать страной // Эксперт Online: [электрон. журн.] – 2016. – 21 июля. – URL: https://expert-online.livejournal.com/486817.html (дата обращения: 11.05.2018)
  37. Лидеры мусульман Боснии и Герцеговины берут Курс на ликвидацию Республики сербской // Глас православного народа: [электрон. газ.]– URL: http://www.sobor2008-narod.ru (дата обращения: 01.05.2018)
  38. Официальное периодическое издание: [электрон. газ.] – URL:  https://naslovi.net/search.php?q=nezavisne+novine (дата обращения: 13.04.2019)
  39. Политический атлас современности // Положение и роль СМИ. [Электронный ресурс] –URL: http://www.hyno.ru/tom1/353.html (дата обращения: 29.03.2018)
  40. Рейтинг стран по уровню гражданской свободы: [сайт]. – URL: https://nonews.co/directory/lists/countries/civil-freedom (дата обращения: 20.03.2019)
  41. Страны транзита 2018 // Freedomhouse: [Электронный ресурс] – URL: https://freedomhouse.org/report/nations-transit/2018/bosnia-and-herzegovina (дата обращения: 29.04.2019)
  1. Anderson B. Imaginary Communities: Reflections on the Origins and spread of nationalism / B. Anderson. — M.: Out-vo Kuchkovo Field, 2016. — 416 p.
  2. Belyakov S.S. Ustashi: Between Fascism and Ethnic Nazism / S.S. Belyakov. — M. : Humanities University, 2009. 324 p.
  3. Brusnitsin N.A. Information War and Security / N.A. Brusnitsin. — M. : Vita Press, 2001. — 280 p.
  4. Vyazemskaya E.K. On the way to Yugoslavia: for and against. Essays of the history of the national ideologies of the Yugoslav peoples late 18th and beginning of the 20th century / E.K. Vyazemskaya — M. : Edd-vo Indrik, 1997. — 267 p.
  5. Greeks I.B. Ottoman Empire and the countries of Central, Eastern and Southeastern Europe in the 15th and 16th centuries / I.B. Grekov. — M. : Science, 1984 — 308 p.
  6. Guskova E.Y. International Tribunal for the Former Yugoslavia: Activities, Results, Efficiency / E.Y. Guskova. — M. : Indrik, 2012. — 544 p.
  7. Commanders of the national formations of the SS / K.A. Salessky. — M. : Ed-vo Astrell, 2007. 48 p.
  8. Kalinichenko E.B. Catholic principles of ecumenism, developed by the Second Vatican Council / E.B. Kalinichenko. — M. : The Orthodox Encyclopedia. Vol. 7, 2004. — 734 p.
  9. Leiphart A.A. Democracy in multi-member societies / A.A. Leiphart. — M. : Aspect Press, 1997. 287 p.
  10. Martynova M.Y.Balkan Crisis: Peoples and Politics / M.Y. Martynova. — M. : Old Garden, 1998 — 468 p.
  11. Nikiforov K.V. Yugoslavia in the 20th century: Essays of Political History / K.V. Nikiforov. — M. : Edd-vo Indrik, 2011. — 888 p.
  12. Pocheptsov G.G. Information Wars. A new tool in politics / G.G. Pocheptsov. — M.: Algorithm, 2015. — 576 p.
  13. Soldier G.U. Psychology of Inter-Ethnic Tensions / G.U. Soldatov. — M. : Meaning, 1998. — 389 p.
  14. Tavadov G.T. Ethnology / G.T. Tavadov. «I’m: Project, 2002. 352 p.
  15. Timofeev A.Y. Chetniki. Royal Army / A.Y. Timofeev. — M. : Izd-vo Veche, 2012. 304 p.
  16. Finkel K. History of the Ottoman Empire. Osman’s Vision / K. Finkel. M., 2005. — 509 p.
  17. Fours a.o. Treaty on the European Union / A.O. Chetverikov. — M.: Walters Kluver, 1998. — 139 p.
  18. Churkin I.V. The role of religion in the formation of South Slavic nations / I.V. Churkin. — M. : Editorial URSS, 1999. — 264 p.
  19. Young K. Dialectics of Cultural Pluralism: Concept and Reality//Ethnicity and Power in Multi-Ethnic States / K. Young. — M. : Science, 1994. 123. p.
  20. Kemal K. Prime Time Crime. Balkan Media in War and Peace / K. Kemal. – Beograd., 2003. – 71 p.
  21. Koven, R. Conflict Prevention in the Multimedia / R. Koven. – , 2009 – 150 p.
  22. Blokhin I.N. Journalism in Ethnocultural Interaction / I.N. Blokhin. SPB. : St. Petersburg State University, 2013. 113 p.
  23. Branko T. Features of the Bosnian/Bosnian language in relation to Serbian and Croatian / T. Branco. — Sarajevo.: Articles, 2009. P. 1-56.
  24. G. Common Sense Of International Conflicts in the Post-Soviet Space / A.G. Common Minds // Westn. Wounds. Vol. 65. No.7. — M. : Aspect Press, 1995.  P. 579-594.
  25. Ishakov R.L. Phenomenon of Ethnic Journalism / R. L. Ishakov. — Ekb., 2013. P. 93-98.
  26. Katunin D.A. Modern legislation of Bosnia and Herzegovina: formation and trends / TSU Herald. 2009. 5. P. 1-25.
  27. Tishkov V.A. Ethnicity and power in multi-ethnic states. M.: In-t ethnology and anthropology of the Russian Academy of Sciences, 1994. P. 41-53.
  28. Car V. Requirements for modern journalism education // The perspective of students in south east Europe / V. Car. – Sofia, 2016. P. 50 – 61.
  29. Galtung J. H. The Structure of Foreign News / J. H. Galtung. – 1965. P. 21-30.
  30. Hingl C. Digitale Kultur in south east Europe / C. Hingl. – Sofia, 2015. P. 1-21.
  31. Nora K. The Role of the Media in Peace Building, Conflict Management, and Prevention / Nora. – USA., 2010. P. 1-21.
  32. Media Sustainability Index 2018 [electronic resource]. – URL: https://www.irex.org/sites/default/files/pdf/mediasustainabilityindexeuropeeurasia-2018-full.pdf (date accessed: 16.03. 2019)
  33. info: [electronic resource] – URL:  http://www.perspektivy.info/ (date accessed: 18.04.2019)
  34. Bosnia and Herzegovina // Euronews: «Electron Gas»- URL:http://en.euronews.com/tag/bosnia-and-herzegovina (date accessed: 01.05.2018)
  35. Vergun T. media in Bosnia and Herzegovina: from propaganda to standards / Severodonetsk. Info: «Network Journal» — 2018. April 19. — URL: http://www. Lg.ua (date accessed: April 19, 2018)
  36. How to become a country / Expert Online: «Electron. journ.» — 2016. — July 21. — URL: https://expert-online.livejournal.com/486817.html (date accessed: May 11, 2018)
  37. The leaders of the Muslims of Bosnia and Herzegovina are taking the course to eliminate the Republika Srpska / The Voice of the Orthodox People: «Electron gas.» — URL: http://www.sobor2008-narod.ru (date accessed: May 1, 2018)
  38. Official periodical: «Electron Gas» — URL: https://naslovi.net/search.php?q=nezavisne+novine (date accessed: April 13, 2019)
  39. Political atlas of modernity / The state and role of the media. «Electronic Resource» -URL: http://www.hyno.ru/tom1/353.html (date accessed: March 29, 2018)
  40. Ranking countries by the level of civil liberties: «website». — URL: https://nonews.co/directory/lists/countries/civil-freedom (date accessed: March 20, 2019)
  41. Transit Countries 2018 / Freedom house: URL: https://freedomhouse.org/report/nations-transit/2018/bosnia-and-herzegovina (date accessed: 04.2019)

Отзыв

рецензента на статью

Асауленко Елизаветы Алексеевны «СМИ Боснии и Герцеговины как платформа межэтнических и межконфессиональных столкновений»

Актуальность темы работы, , обусловлена замороженным характером конфликта в Боснии и Герцеговине, который из прямого вооруженного противостояния перешел в латентную фазу гражданской информационной войны. Данный конфликт следует рассматривать как типичное явление, обладающее сходными характеристиками с целым рядом подобных ситуаций. При этом способы разрешения конфликта позволяют сформировать комплекс практических мер как для его предотвращения, так и в целях поствооруженного политического регулирования с участием средств массовой информации. Таким образом, тема работы имеет междисциплинарный характер и находится в русле дискуссий специалистов в области журналистики, массовых коммуникаций, политической конфликтологии, международных и межэтнических отношений.

Новизна исследования состоит в анализе конфликта как процесса, перешедшего в стадию управляемого военно-политического регулирования с сохранением информационного сектора противостояния.

К достоинствам работы следует отнести логику изложения и привлечение новой информации о состоянии медиасистемы Боснии и Герцеговины, обусловленной этнорелигиозным составом населения, внедрением новых технологий и форм журналистской деятельности. Для подтверждения своих тезисов автор привлекает материалы боснийского издания «Ежедневный голос» и сербской газеты «Голос Сербии», что также является новой иллюстративной базой для исследования участия медиа в межэтнических взаимодействиях.

Недостатки сочинения имеют характер положений, требующих уточнения и дальнейшей разработки. Предмет исследования, обозначенный как «освещение этнорелигиозного конфликта в СМИ Боснии и Герцеговины» (с. 4), не отражает проблемы исследования. Уточнение формулировки могло бы быть связано с участием СМИ как в регулировании, так и в развитии конфликта на новой (информационной) стадии.

Основная рекомендация сводится к четкости обозначения собственной методологии, которая, в частности, выражена во внутренних противоречиях текста работы. При определении методологической базы исследования (у автора – методическая основа) во Введении (с. 4) следовало бы не ссылаться на очевидные методы индукции и дедукции, а дать описание логики и алгоритма анализа с включением выборочного метода, используемого для работы с эмпирической базой. На с. 51 автор дает указание на методику работы с текстами: «Нас будут интересовать публикации, посвященные целиком и частично теме связей между этносом и политикой, а именно этнополитическое использование идентичностей в современной Боснии и Герцеговине». В данном случае требуется категориальная интерпретация содержания понятия «идентичность» с выделением критериев отбора публикаций, т. е. в работе следовало бы дать описание используемой методики контент-анализа.

С понятием «идентичность» связана и возможная теоретическая коррекция. Из контекста работы следует, что автор стоит на позициях конструктивизма (сс. 10, 19, 22), но данная концепция может быть применима к анализу только тех взаимодействий, стороны которых формируют идентичности как конструкты, а не органично усваивают их в процессах социализации.

Возможным дополнительным направлением исследования могла бы стать специфическая этноязыковая ситуация, сложившаяся в Боснии и Герцеговине и непосредственно отражающаяся на деятельности СМИ и влияющая на аудиторные процессы (автор лишь фрагментарно обращается к теме на сс. 41-43). Языковой фактор в Боснии и Герцеговине оказал влияние как на сегментирование аудиторий, так и на эффективность исполняемых прессой функций. Значительный эффект достигается при исполнении функций этнорелигиозной мобилизации и консолидации, а коммуникативные эффекты регулирования социальных образов и межнационального диалога не имеют выражения. В результате взаимное отчуждение аудиторий различных административных субъектов только усиливается. Большой опыт изучения балканских языков и культур накоплен исследователями Института славяноведения РАН, чьи работы можно было бы использовать для раскрытия темы ВКР.

К сожалению, в работе присутствуют опечатки, стилистические ошибки (вызванные неточным употреблением понятий), ошибки в оформлении (сноски, порядок перечисления источников в списке литературы и т. п.).

Отмеченные положения не снижают общей положительной характеристики содержания сочинения. Аннотация соответствует содержанию работы. Доля заимствований мала, при том, что автор использует материалы эмпирической базы, размещенные в Интернете.

По своему содержанию работа информативна и интересна, особенно в ее второй части, чему в немалой степени способствуют авторский стиль изложения, погружение в изучаемый материал, большой объем новой эмпирической базы. Представленное сочинение соответствует требованиям и критериям, предъявляемым к научным статьям и может быть оценено положительно.

Рецензент,

профессор Кафедры теории

журналистики и массовых коммуникаций

СПбГУ                                                                                  И. Н. Блохин

24.05.2019

The topicality of the work presented to the defence is due to the frozen nature of the conflict in Bosnia and Herzegovina, which has moved from direct armed confrontation into the latent phase of the civil information war. This conflict should be considered as a typical phenomenon with similar characteristics to a number of similar situations. to the goals of post-armed political regulation involving the media. Thus, the topic of work is interdisciplinary in nature and is in line with the discussions of specialists in journalism, mass communications, political conflictology, international and inter-ethnic relations.

The novelty of the study is to analyze the conflict as a process that has moved into the stage of managed military and political regulation with the preservation of the information sector of confrontation.

The merits of the work include the logic of the presentation and the attraction of new information about the state of the media system of Bosnia and Herzegovina, due to the ethno-religious composition of the population, the introduction of new technologies and forms of journalistic activity .To confirm his thesis, the author draws materials from the Bosnian edition of The Daily Voice and the Serbian newspaper Voice of Serbia, which is also a new illustrative base for research on media participation in inter-ethnic interactions.

The shortcomings of the composition have the character of provisions requiring clarification and further development. The subject of the study, identified  as»thecoverage of the ethno-religious conflict in the media of Bosnia and Herzegovina» (p. 4)does not reflect the problemsofresearch. The clarification of the wording could be related to the participation of the media both in the regulation and in the development of the conflict at a new (information) stage.

The main recommendation is to clearly designate one’s own methodology, which, in particular, is expressed in internal contradictions textwork. In determining the methodological basis of the study (the author has a methodical basis) in the Introduction (p. 4) it is necessary not to refer to the obvious methods of induction and deduction, but to give a description of the logic and algorithm of analysis with the inclusion of a selective method, used to work with an empirical base. On p. 51,the author gives an indication of the method of working with the texts: «Wewill be interested in publicationsand, inpart, the topic of links betweenethnicity and politics, namely ethnopolitical use of identities in Bosnia and Herzegovina.» In this case, a categorical interpretation of the content of the concept of «identity» is required, with the selection criteria for publications, i.e. the work should describe the content analysis methodology used.

A possible theoretical correction is also associated with the concept of «identity.» It follows from the context of the work that the author stands on the positions of constructivism (s. 10, 19, 22), but this concept can be applied to the analysis of only those interactions whose sides form identities as constructs, and not organically assimilate them into socialization processes.

A possible additional area of research could be a specific ethno-language situation in Bosnia and Herzegovina, which directly affects the media and influences the audit processes (author only fragmentary refers to the topic on the SS. The language factor in Bosnia and Herzegovina has had an impact both on audience segmentation and on the effectiveness of the functions performed by the press. Significant effect is achieved in the performance of the functions of ethno-religious mobilization and consolidation, and the communicative effects of regulation of social images and inter-ethnic dialogue have no expression. As a result, the mutual alienation of the audiences of different administrative actors is only increasing. The researchers of the Institute of Ras Slavori a.D., whose work could be used to uncover the topic of the WRC.

Unfortunately, there are typos, stylistic errors (caused by inaccurate use of concepts), errors in design (notes, order of listing sources in the list of literature, etc.).

The noted provisions do not reduce the overall positive characterization of the content of the essay. The abstract corresponds to the content of the work. The proportion of borrowings is small, despite the fact that the author uses empirical materials posted on the Internet.

In its content, the work is informative and interesting, especially in its second part, which is in no small part facilitated by the author’s style of presentation, immersion in the studied material, a large volume of new empirical base. The work submitted to the defence meets the requirements and criteria for the final qualification spree and can be evaluated positively.

Reviewer,

Professor of the Department of Theory

journalism and mass communications

SPBSU                                                                                   I.N. Blokhin

24.05.2019

балканский регион, Босния и Герцеговина, гражданские войны, идентичность, этнический состав, национализм, межэтнические конфликты, республики бывшей Югославии, религиозный конфликт, югославский кризис, сми Боснии и Герцеговины.

Balkan region, Bosnia and Herzegovina, civil Wars, identity, ethnic composition, nationalism, inter-ethnic conflicts, republics of the former Yugoslavia, Religious conflict, the Yugoslav crisis, the media of Bosnia and Herzegovina.

Асауленко Е. А.СМИ Боснии и Герцеговины как платформа межэтнических и межконфессиональных столкновений // Век информации (Сетевое издание), 2019. Т.3 № 3(8) июль 2019. https://doi.org/10.33941/age-info.com33(8)5  

Asaulenko E. Media of Bosnia and Herzegovina as a platform of interethnic and interfaith clashes. Information age (online media), 2019, vol. 3, no. 2(7) https://doi.org/10.33941/age-info.com33(8)5

Глава 1. Босния и Герцеговина: особенности государственного становления и медиасистема

1.1.  Исторические факторы развития межэтнических и межконфессиональных столкновений

Прежде чем начать непосредственно анализировать деятельность СМИ в Боснии и Герцеговине с точки зрения этнорелигиозного фактора, следует обратить внимание на проблему становления данного региона, начиная исследование с исторических специфик. Ведь именно они постепенно будут приближать к моменту вспышки военных действий в первой половине 1990-х годов и коренным образом повлияют на деятельность национальных СМИ. Представив наиболее полно историографию Боснии и Герцеговины, нам удастся разобраться в причине такого резкого поворота национального сознания, которое транслируется в публичном пространстве и определяет характер этнорелигиозных споров.

Модель государства Боснии и Герцеговины как с точки зрения политической, так и в рамках этнокультурной сложности, имеет много специфических признаков.

Балканский полуостров часто в своей истории становился объектом интересов, которые иногда сходились, а иногда противостояли друг другу. Начиная с ранней истории балканского региона, можно было заметить тенденцию к разобщенности. Именно на данной территории вместе существовали две крупные цивилизации – эллинская в восточной части и римская на западе[1]. В результате такого деления территорий в период средневековья здесь родилось новое противостояние – христианское и католическое. Но несмотря на распри между двумя конфессиями, а как следствие и народом, общие черты культуры и характера всё-таки имели место быть. Следует подкрепить мысль высказыванием Е.В. Калиниченко, в котором выделяется позитивное сотрудничество между двумя группами: «Церкви Востока с самого начала обладают той сокровищницей, из которой Церковь Запада немало почерпнула в литургической области»[2]. Символы, реликты и мифологический фонд помогал южнославянскому населению, католикам или православным, относиться друг к другу вполне мирно. Однако спустя три столетия, в неустойчивое положение христиан и католиков ворвётся третья сторона – мусульманская.

Османская империя в своей внешней политике проводила активный экспансионистский курс против «неверных»[3]. При правлении султана Орхана Сулеймана была приобретена часть бейлика Караси, что дало османам возможность совершать регулярные набеги на Балканы. В 1345-1348 гг. велись военные действия в Македонии, Сербии и Болгарии[4]. В результате победы Османской империи была взята крепость Цимпе на полуострове Галлиполи. Так начался новый исторический процесс.

Центр Османского государства переместился в Европу при Мураде I. За небольшой промежуток времени он овладел большей частью восточной и центральной частью Балканского полуострова, создав тем самым непосредственную угрозу для Центральной Европы. Осуществляя захватническую политику на Балканах, Османская империя всячески стремилась создать вражду между коренным населением, и прежде всего, расколоть господствующий класс, чтобы в дальнейшем привлечь на свою строну определённую его часть. Бывшие христианские государи, подчинившиеся османам, сохраняли свою независимость во внутренних делах, но были вынуждены платить ежегодную дань. Так османскими вассалами стали: царь Иван Шишман, Стефан Лазаревич[5]. Христианские войска регулярно использовались султанами в военных действиях. Местные военачальники, которые помогали завоёвывать балканские территории и признавали главенство османов, оставались в живых.

Следует отметить, что изначально на Балканском полуострове продвигался неортодоксальный ислам, а дервишские организации. Дервиши разных исламских направлений играли особую роль в османской колонизации Балкан. Они делились на два лагеря: просветители и воинствующие. Дервиши-просветители осваивали стратегические объекты, сооружали караван-сараи, обслуживавшие торговые пути. Дервишские организации, которые исповедовали воинствующий ислам, стремились к поголовному обращению населения в мусульманство и превращению церквей в мечети. Воинствующий ислам не всегда встречал поддержку у других братьев по вере, имевших влияние при дворе османских султанов. Османское государство требовало не массовой исламизации Балканского полуострова, а всего лишь его подчинения и уплаты налогов.

Таким образом, к началу XV в. Османская власть на Балканах стала незыблемой. Здесь была заложена прочная социальная и политическая база их власти[6]. Результат сложного исторического наследия наложил отпечаток на реальность Балкан. Захват турками привёл к изменению конфессиональной ситуации. На базе одного этноса сформировалось несколько наций. По мнению французских идеологов, понятие нации и государства идентичны[7]. Если же происходит раскол или конфликт внутри этнической группы, в результате которого эти термины не сопряжены друг с другом, то совершенно естественно считать, что дальнейшее существование целостной территории невозможно. Нация будет прилагать усилия для создания своего государства. Об этом писал Р. Эмерсон: «Нация стремится овладеть государством как политическим инструментом, с помощью которого она может защитить и утвердить себя»[8]. Самосознание народа первостепенно. Оно носит религиозный характер. Религия объединяет социальные связи общества, что придаёт ему целостность. Но при рассмотрении исторической модели формирования Балкан, отмечались культурные и этнорелигиозные различия. Следовательно, можно предположить, что перспективы формирования единого общества очень малы. Подобная ситуация характерна для Боснии и Герцеговины, одной из самых раздробленных республик в этническом плане. Исторические предубеждения в отношениях между народами неизбежно будут вести к конфликту, так как на пути своего становления страна столкнулась с жёсткой моделью религиозного развития. Данный путь конструирования идентичности, на том или ином уровне, приводит к столкновению территориальных, демографических или религиозных взглядов. Так, уже на пороге XIX века, на деле общеимперская провинция Босния и Герцеговина попала под влияние австро-венгерского капитализма, хотя формально продолжала принадлежать султану. Наряду с процессом формирования новой власти, ускорились процессы разделения национальностей: сербы существуют на православной основе, хорваты – на католической. Более явно стала формироваться мусульманская народность[9].  В Боснии и Герцеговине ни одна из конфессий не имела абсолютного большинства: православные – 42,8%, мусульмане – 38,73%[10]. То есть представители различных религий проживали бок о бок. Специфичной чертой Боснии являлось то, что городское население преимущественно составляли мусульмане, а в крестьянстве абсолютное большинство занимали христиане. Видя нестабильность в административных единицах, австро-венгерские власти стали занимать позицию «разделяй и властвуй»[11]. Происходили регулярные стычки сербов с хорватами, хорватов с сербами, тех и других с мусульманами, используя религиозные различия. Тем самым велась игра на выживание этих национальных групп. Результатом борьбы против австро-венгерского гнёта, стало рождение крупного сербского национального движения «Просвет»[12].  В свою очередь мусульмане создают организацию – Мусульманское народничество «Гайрет»[13].  Несмотря на общую цель этих двух движений, резкое отличие возникало в результате представления о будущем государственном статусе Боснии и Герцеговины. Сербы пытались сблизиться с соседней Сербией, хорваты доказывали о хорватском национальном характере Боснии, мусульмане стремились к самостоятельному существованию под предводительством султана.

В XX веке соперничество трёх глобальных религий и трёх народов нашло своё отражение на страницах Второй мировой войны. Балканы превратились в горячую точку Европы не только из-за борьбы держав. Эта война сочеталась здесь с соперничеством национальных единиц, со стремлением достичь первого места под балканским солнцем и потеснить соседей.

Границы между республиками Словенией, Хорватией, Сербией, Боснией, Македонией и Черногорией никогда формально не были утверждены компетентными органами. Они определялись в основном такими критериями как: территории организаций, административные границы, этническое или религиозное целое. Последние два фактора продолжали занимать главенствующее место.

Самыми активными участниками конфликта были хорваты и сербы. Праворадикальный режим Усташей в Хорватии был приведён в действие фашисткой Италией[14]. Лидер радикального движения Анте Павелич создал лагеря смерти, где десятками тысяч уничтожались сербы и хорватские антифашисты. Сербы в свою очередь были представлены Четниками, бойцами национально-монархического движения, одной из целей которого являлось создать Великую Югославию и в ней Великую Сербию, этнически чистую в границах Сербии, Черногории, Боснии-Герцеговины[15]. Провести чистку государственной территории от всех национальных меньшинств и чуждых элементов.[16] Во имя реализаций этих целей, Четники устраивали этнические чистки мусульман и хорват. Наконец и боснийские мусульмане, также объединившие себя дружескими узами с третьим рейхом. В 1943 году при активном участии великого муфтия Хадж-Амином аль-Хусейни, сторонника нацистского режима, сформировалась дивизия CC «Ханджар», состоящая преимущественно из боснийских мусульман[17]. Дивизия была создана после массовых убийств мусульманского населения в восточной Боснии.

Волна националистических и религиозных беспорядков угнетала население. Постоянные конфликты не приводили к нужным целям. Нет ни единения, ни самостоятельности. По этой немаловажной причине на политической арене возникает фигура, которая сможет создать план обороны и защиты суверенитета сложного по национальной структуре, а, стало быть, и богатого скрытыми противоречиями на межнациональной почве региона.

В 1946 году в единое государство объединяется 6 балканских республик: Словения, Хорватия, Сербия, Босния, Македония и Черногория[18]. Начинается история социалистической Югославии. Во главе новой страны стал коммунист Иосип Броз Тито, который во время войны возглавлял югославских партизан. С его именем множество балканских славян и мусульман будут связывать спустя десятилетия счастливое югославское детство. Конечно, жизнь в социалистической Югославии не была безоблачной. Здесь были политические репрессии, ограничения свободы слова, проблемы с коррупцией, и, тем не менее, именно Тито удалось сделать для шестёрки югославских народов самое главное – после разрушительной Второй мировой войны, он не дал втянуть страну ещё в одну войну – гражданскую. Изысканное лавирование национальными противоречиями предопределило успех внутри югославского объединения. Ужасы войны объявлялись делом рук радикальных элементов. Простые хорваты, сербы, мусульмане любят друг друга, и не имеют никакого отношения к войне и убийствам. А чтобы в это было проще поверить, национальную историю заменили совместной – коммунистической, которая смогла бы удовлетворить всех[19]. Так, с самого начала существования Югославии историю здесь стала заменять мифология.

Иосип Броз Тито сделал новую югославскую конституцию, которая предоставляла более широкую автономию всем Югославским республикам. Фактически Югославия становилась конфедерацией. Возникли новые законодательные изменения, касающееся Боснии, а точнее боснийских мусульман. Перепись 1971 года дала толчок для рождения отдельного официально-признанного народа – мусульмане или «бошняки»[20]. Боснийские мусульмане, несмотря на своё этническое происхождение, стали новым народом Балкан. Впрочем, даже такие методы не смогли удержать югославскую семью вместе.

В начале 1990-х годов карточный югославский домик рухнул. На политическую карту Европы вернулась объединённая Германия, с твёрдым намерением восстановить своё влияние на Балканах. Словения и Хорватия не возражали. Политическое руководство этих стран и население сразу выступали с заявлением об отделение от Югославии. Они заручились поддержкой канцлера и министра иностранных дел Германии Ганса Дитриха Геншера. Он заявил о том, что Германия не подпишет знаковый для Европы документ – Маастрихтский договор, если не будет признан суверенитет этих двух государств[21]. Независимость Словении и Хорватии была признана. Зелёный свет загорелся и для Боснии, которая также объявила о референдуме. Историк Слободан Шойя отмечает: «План по работе со Словенией и Хорватией у международного сообщества был, а вот по Боснии… этот вопрос оказался на столе, но никто не знал, что с ней делать»[22].

Дело в том, что Босния являлась своеобразной мини Югославией. Здесь жили мусульмане, сербы и хорваты, и никто из них не являлся этническим большинством. А потому все считали, что могут самостоятельно распоряжаться своей судьбой. 

Боснийские мусульмане добивались выхода Боснии из состава Югославии и хотели сформировать суверенное государство. Боснийские хорваты провозгласили создание в Боснии собственной автономной республики Герцег-Босны, а боснийские сербы хотели образовать республику сербскую, объявив о своей независимости. Великие исторические процессы разобщённости стали повторяться.

Когда конфликт в Боснии только разгорался, все стороны противостояния, мусульманский лидер Алия Изетбегович, президент республики сербской Радован Караджич и лидер боснийских хорватов Мате Бобан, подписали Лиссабонский договор. Согласно этому документу, власть в стране разделалась по этническому принципу[23]. Однако через несколько дней лидер боснийских мусульман внезапно отозвал свою подпись из-под документа, который мог бы остановить трагедию 1992 года. Старт кровопролитной гражданской войне был дан.

Война длилась три года, девять месяцев и 13 дней. Когда весь этот кровавый кошмар закончился, осталась разрушенная страна, сотни тысяч раненых, вынужденных переселенцев, и просто убитых горем людей. Главная причина войны заключалась в том, что боснийцы не смогли договориться между собой. Они не смогли разобраться в своём прошлом.

 Ахмичи, Кравица, Сребреница – имена нарицательные для обозначения страшных зверств боснийской войны. Резня в Сребренице является одним из самых масштабных событий в истории Боснии и Герцеговины. Согласно официальной версии, которой придерживается большинство международных организаций, 11 июля 1995 года сербские войска под руководством Ратко Младича взяли Сребреницкий анклав, объявленный зоной безопасности[24]. Сербские войска сначала вывезли всех мусульманских женщин, стариков, а затем устроили этническую чистку мальчиков и мужчин. Дело Сребреницы содержит 11 пунктов обвинения в геноциде, преступления против человечности и нарушения законов ведения войны[25]. В то же время следует отметить, что захвату Сребреницы предшествовал другой конфликт. Мусульманские военные использовали её как плацдарм для подготовки собственных нападений. С территории Сребреницкого анклава совершались систематические атаки на сербские сёла, устраивались этнические чистики гражданского населения. В период с 1992-1994 годов было убито 2-3 тысячи сербов[26]. Отсюда возникает другая проблема, которая заключается в том, что фундаментальные разногласия данного региона, которые развивались в рамках различных исторических уровней идентичности – являются характерной чертой Боснии и Герцеговины. Они присутствуют у всех сторон конфликта. Хорваты будут считать национальными героями одних, а боснийские мусульмане других. Диаметрально противоположные позиции будут у сербов. Только мотивация одна – типичная для всех боснийских разногласий – зачистка территории по этническому и религиозному принципу. Как отмечает Слободан Шойя, главная проблема Боснии заключается в ненависти. Все ненавидят всех, а это представляет собой определённый феномен, который постепенно усиливает угрозы и риски для страны[27].

XX век один из переломных периодов в истории, когда происходила резкая смена существующих систем по всему миру. В основе таких переходов, как правило, лежал вопрос исторического прошлого. Противоречивые взгляды на определенные процессы всегда служили источником горячих споров, которые впоследствии перерастали в межэтнические конфликты.

Анализируя балканский кризис, можно сказать, что проблема межэтнических отношений порождена упадком Османской империи. Как следствие происходит всплеск национально-освободительных движений и обострение соперничества других держав за «наследство султаната»[28]. Проявились противоречия, ставшие характерными для всего последующего развития региона – противоречия между самоопределением, обособлением наций и определением административных и государственных границ.

В последние годы конфликты, связанные с интересами этногрупп (религия, культура, национальность), с их стремлением выйти из состава определенного государства, охватывают всё большее число регионов мира. А.А. Лейпхарт считает, что сегментарные противоречия в целом характерны для общества[29]. Они существуют там, где политические противоречия совпадают с линиями социального раздела. Линии могут быть: религиозного, идеологического, расового или национального характера[30]. В результате своих исследований, он выделяет две дихотомии критериев государства: многосоставное – гомогенное общество, в котором наличие многих сообществ нормально взаимодействует друг с другом, образуя при этом единое общество и политическую систему; сотрудничество – соперничество элит[31]. В данной системе преобладают идеологические и религиозные трения. Существуют индивиды-изгои. Интересы общественных групп учитываются мало при принятие определенных решений.

Таким образом, в этих государствах имманентно присутствует возможность конфликтов. Для них характерны острые противоборства. Происходят сдвиги приоритетов внутри государства, либо до частичного разрыва политических отношений, либо до перехода к конкретной территории или создание нового государства[32].

В условиях противоборства социальной идентификации происходит вызов противодействий со стороны этнических групп, так как они представляют социальные конструкты[33]. Огромную роль в эскалации конфликта между нами играют средства массовой информации[34]. Они изображают угрозы, вражду, образ «другого», который является идеологическим компонентом этнических разногласий[35]. В частности, благодаря этому образу, СМИ стремятся манипулировать общественным восприятием, порождая разногласия.

СМИ, в зависимости от их относительного этнического положения, должны продавать то, что часто приводит к более сенсационной отчетности: «информация, которая кровоточит»[36]. Таким образом они могут «социализировать» конфликт, то есть заручиться поддержкой союзников в их деле против врага, тем самым улучшить восприятие сострадания[37]. Тексты, в которых присутствуют темы, затрагивающие проблемы конкретного этноса, можно назвать «этнической журналистикой».

И.Н. Блохин отмечает, что «этническая журналистика – это журналистика, выполняющая функции самопознания народом своего этнического бытия, консолидации и интеграции этноса, сохранение и развитие его культурной самобытности. Как правило, этническая журналистика – это журналистика на языке этноса, её адресатом прежде всего является представитель собственного этноса»[38]. Этническая журналистика может отражать межэтнические взаимодействия, а также освещать отношения, складывающиеся между этническим меньшинством и большинством. Главный редактор газеты «Oslobodenjeа» Кемаль Курспахич отмечает, что Балканы являются примером того, как СМИ имеют тенденцию к разжиганию конфликта[39]. Они способствуют разрушению, просто восстанавливая уровень недоверия к определённой этнической группе. Происходит фокусировка внимания на таких деталях, как: где происходили нападения, рассказывается о предыдущих и текущих отношениях со своими соседями. В результате СМИ в межэтнических конфликтах выполняют следующие функции: информационную (распространение сведений об этносе), культурно-интегративную (СМИ распространяют уникальные свойства определённой этнической группы) и культурно-регулятивную (создание интереса к конкретной этнической проблеме. Ключевым компонентом здесь выступает публикация, поскольку она сохраняет ценности, необходимые для функционирования определённой группы)[40].

Проведя анализ исторической трансформации Боснии и Герцеговины в ракурсе этнокультурной и конфессиональной сложности, мы пришли к таким выводам:

  • этническое и религиозное строительство в этой стране далеко до завершения. Для понимания обострения межэтнических отношений на этой территории, безусловно, нельзя не учитывать контекст исламизации части славянского населения в Османский период, обстоятельства создания в рамках бывшей Югославии республики Боснии и Герцеговины, решение об образовании которой опиралось на элементы её исторической государственности;
  • каждая этническая группа Боснии и Герцеговины преследует свои интересы и цели. В результате возникает проблема целостности государства. Появляются споры в понимание общебоснийского менталитета. К примеру, президент Республики Сербской, которая находится в составе Боснии, Милорад Додик отмечает: «Я не босниец, я серб из Боснии»[41];
  • неоднозначность отношений в Боснии и Герцеговины неизбежна, так как на путях исторического становления страна сталкивалась с кризисом идеологических моделей, порождающих конфликты;
  • разрастание этнического компонента в сложносоставном конфликтном регионе – часто встречающееся явление. Этнический конфликт могут продвигать СМИ. Это способствует социальной напряжённости в регионе.

 

1.2. Современный медиаландшафт Боснии и Герцеговины

Культурная память имеет свойство распространяться на различные уровни: памятники, библиотеки, образование. Одним из наиболее действенных инструментов конструирования идентичности являются СМИ. Именно они имеют стратегическое значение, поскольку воспитывают общество в целом. Дейтонское соглашение хоть и заложило основу громоздкой системы существования взаимного доверия между тремя народами, но не закончило войну. Примирения не произошло. Полем боя стали СМИ, оружием -журналисты.

В современной Боснии существует крупная медиагруппа Avaz, располагающаяся в небоскрёбе Avaz Twist Tower. Это центр медиажизни всей Боснии и Герцеговины. До войны 1992-1995 года на территории страны работало 2 общественных телестанции (РТВ САРАЕВО), 2 общественных радиостанции, выходили 2 ежедневные газеты («Освобождение» и «Вечерние новости»). На сегодняшний день в Боснии около 140 печатных изданий, 160 радиостанций и 59 телеканалов[42]. Медийное пространство условно поделено между «бошняками» «ФТИ» (FTV BiH, Федеральное телевидение Боснии и Герцеговины) и сербами «СРТ» (SRT, Сербское Радио и Телевидение)[43]. Помимо этого, в северных и западных областях Боснии и Герцеговины действует сеть хорватских масс-медиа (HRTV Загреб). Руководитель медиацентра Сараево Слободанка Декич отмечала, что во время войны журналисты потеряли профессиональные стандарты[44]. Основная роль СМИ заключалась в том, чтобы показать противоположную воюющую сторону как насильника, при этом свою сторону показывая жертвой конфликта. 

Чтобы избежать подобных проблем в будущем, были созданы регулирующие органы в сфере медиа: коммуникационное агентство по регулированию ТВ и радио, Совет прессы Боснии и Герцеговины. В 1996 году была учреждена «Сеть радиовещания свободных выборов» (FERN). Их цель заключалась в том, чтобы создать единое, неполитизированное и этнически разнородное масс-медиа пространство[45]. Проект оказался неудачным. Свою роль сыграло противодействие «этнических» медиахолдингов, которые зачастую проявляли агрессию к населению противоположной группы. Понять, кому принадлежат СМИ довольно сложно. Специального закона, регулирующего право обладания СМИ, нет. И, как следствие, санкций к пропаганде тоже нет. Журналисты просто выделяются в свои собственные ассоциации. К примеру, у мусульман основные мультимедийные органы – это ICБГ, Islamska zajednica u Bosni i Hercegovini, главной целью которых является продвижение политики закрепления ведущей роли бошняков[46]. Старинными СМИ боснийских сербов и хорватов являются газеты «Освобождение», «Глас Сербии», «Репортёр». Основные темы этих изданий преимущественно касаются действий сербских и хорватских политиков[47]. Газета «Свобода босна» на сегодняшний день является единственным носителем свободной журналистики в стране.

Примечательно, что прямых физических и политических воздействий на разделение СМИ в Боснии и Герцеговины не применяется. Однако, исторически этнически разобщённая общественность уже привыкла покупать и читать только «свою» прессу. Таким образом, журналистика становится инструментом национальной политики. Она выполняет как идейно-политические, так и социально-психологические функции в отношении национальной жизни. В условиях межэтнических отношений журналистику можно разделить на два уровня: реализация принципов равноправия народов, право на самоопределение, достижение межнационального консенсуса; другой уровень – это столкновения национального этнокультурного и политического самоопределения, межнациональное сближение в рамках многонациональной ценности[48].

В конце 2017 года Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии совершил долгожданное закрытие судебного процесса. В постановлении первой части дела Ратко Младич был признан виновным в геноциде, военных преступлениях и приговорён к пожизненному заключению[49].  Постановление было принято, однако сербские политики осудили его. Милорад Додик в интервью признал Младича национальным героем Республики Сербской[50]. И.Н. Блохин утверждает, что межнациональное воздействие происходит через изображение отдельной личности[51]. Это влияет на этнические особенности психики, проблемы национального характера и особенности мировосприятия в этнокультурной среде[52].  Мы видим, что происходит создание общего пространства диалога для сербов. Основной момент – установление перекрещивающихся связей. Важно объединить группу людей, в данном контексте сербов, сфокусировать их внимание на проблеме, которая присутствует в их культурном коде. Милорад Додик создаёт «платформу», в которой возможен завуалированный диалог «государство-нация». При этом совместный обмен историческими воспоминаниями и религиозными убеждениями способствует свободному укреплению на политической арене позиции Сербской демократической партии, притесняя хорватскую и бошняцкую политическую систему Боснии и Герцеговины.

  В таких условиях независимым СМИ не хватает потенциала для важных изменений в доминирующем дискурсе. Несмотря на критику власти, они продолжают учитывать этнические настроения и подкреплять восприимчивость культурных различий. Медиа вынуждены «этнически профилировать», чтобы привлечь аудиторию.

К «непослушным» СМИ правительство применяет различные санкции. По состоянию на ноябрь 2017 года Ассоциация журналистов страны зарегистрировала пять угроз жизни, 26 других видов давления, 16 случаев в клевете и другие возможные нарушения прав журналистов[53]. Генеральный секретарь Ассоциации Борка Рудич отмечает, что из 91 уголовного дела, решены только 24 в пользу журналистов[54]. В результате Совет министров пришёл к выводу о том, что уголовный кодекс нуждается в изменениях. Нападения на журналистов прировняли к нападению на должностных лиц. Первым успехом данного закона стало дело журналиста Драгана Бурсача. За статью «Баня Лука празднует Геноцид в Сребренице» он получал угрозы о покушении на его жизнь. Полиция предоставила Драгану защиту, а человек, который ему угрожал, вскоре был арестован[55].

Индекс свободы прессы показывает небольшое улучшение ситуации со свободой СМИ в стране. Будучи 65 из 180 стран в рейтинге, балканская страна явно демонстрирует хорошие результаты по стандартам Юго-Восточной Европы[56]. Но в регионе всё ещё существует путаница в области законодательства. Freedom House рассматривает ситуацию со СМИ в Боснии и Герцеговине как «частично свободную»[57].

Анализ, проведённый в результате исследования, показал, что профессиональная журналистика страны теряет свои позиции. Репортажи в Боснии и Герцеговины поверхностные, предвзятые. В настоящий момент сохраняется тенденция односторонней информации. Неполнота событий и отсутствие сенсации – характерные черты новостной базы Боснии и Герцеговины.

Этические нормы существуют, но при этом можно заметить, что участники медиа-системы придерживаются политических, идеологических, этнонациональных интересов своих владельцев. К примеру, «Дневни Аваз» поддерживает интересы партии SBB (Союз за лучшее будущее Боснии – бошняки), а газета «Вечерний лист» следует за хорватской системой HDZ (Хорватское демократическое содружество Боснии и Герцеговины – хорваты)[58]. В результате, чтобы получить полную картину событий, потребитель должен проконсультироваться с несколькими источниками. А это в свою очередь влияет на рейтинг издания. Процент зрителей из общей аудитории конкретного медийного поля будет неустойчив. Исходя из этого, получается диспропорция. Точный уровень конкуренции конкретного канала или газеты установить невозможно.

Границы между новостями и развлекательным контентом, как правило, стёрты. Эта тенденция характерна для государственных каналов из-за того, что они не защищены от сокращений или политических капризов. В то время как частные СМИ, к примеру Hayat TV, освещая качественные проекты, подвергаются санкциям[59]. Такие медиа существуют за счёт международных спонсоров.

Средняя зарплата журналистов на 2018 год составляла 340 евро в месяц[60]. Сотрудники СМИ, которые находятся под контролем государства, имеют доход 700 евро[61]. Ставки оплаты варьируются в зависимости от значимости СМИ. Директор радиостанции Active Zenica Ильма Исламбегович отмечает, что низкие зарплаты заставляют журналистов покидать поле своей деятельности или искать дополнительный источник заработка, из-за чего журналистика становится больше работой по совместительству[62]. Уровень безработицы тоже очень высокий. По данным на 2017 год бюро занятости зарегистрировало 33,81 % безработных журналистов[63].

Один важный фактор, который влияет на качество журналистики – это образование. Сегодня в Боснии и Герцеговине оно поделено на два уровня – посещение университетов с факультетом журналистики (Университет политологии в Сараево, университет философии в Тузле) и за пределами академического образования (семинары и практикумы в школах журналистики)[64]. Второй способ обучения положительно влияет на общий уровень медиаобразования. Но специалисты курсов, как правило, приезжают из-за рубежа. Они недостаточно компетентны в структуре боснийских СМИ.

Босния и Герцеговина активно догоняет Европу в использовании цифровых технологий. Интернет в стране использует 65% населения[65]. В Германии аудитория составляет 84%[66]. Примечательно то, что несмотря на огромный технический разрыв, процентная разница между этими двумя странами составляет всего 20%. Это говорит о том, что Босния и Герцеговина сумела за короткий срок развить цифровые навыки.

В первую очередь электронные платформы создавались для того, чтобы разбить существующий информационный барьер между этническими группами. Растут и расширяют свой потенциал медиа источники через социальные сети. Использование интернет-платформ демонстрирует решение не только вопросов частного характера, но также обсуждение политических проблем. Большинство СМИ Боснии практически не предоставляют независимые источники. Это связанно, во-первых, из-за политического влияния, во-вторых, из-за увеличения коммерциализации, и, в-третьих, из-за нехватки ресурсов. В результате чего управленческие системы уверены, что добиться плюрализма информации в таких условиях невозможно. В действительности же новостные порталы и интернет-газеты заполняют пробелы в поляризованности медийного ландшафта. Сегодня электронные издания представляют собой серьёзную альтернативу традиционным платформам. 50% жителей Боснии и Герцеговины используют вариант чтения онлайн газет и новостных журналов[67]. Столь же успешная динамика наблюдается у веб-радио и телевидения. С ростом цифровой культуры развиваются и коммуникационные возможности. Граждане Балкан не только потребляют продукт, но ещё и создают собственный. Они дополняют социально-значимые события, реагируют на общественные явления. публикуют собственное мнение. Во многом благодаря сильному развитию интернет-СМИ и урегулированию платформ для трансграничного сотрудничества, получают поддержку журналистике расследования в стране. Следует отметить, появление дополнительных веб-порталов, которые специализируются на определённых областях: capital.ba (экономика), media.ba и analiziraj.ba (аналитика)[68].     

Кроме того, увеличивается потенциал блогов, как дополнительного источника получения и распространения информации. Рассмотрев этот канал коммуникации, можно выделить наиболее популярные: Frontal.ba и news.net[69]. Именно они в значительной мере решают политические проблемы. Правительственных ограничений для доступа к местным и международным новостям Босния и Герцеговина не имеет. Ограничения носят в основном экономический характер. В стране живёт 600 000 человек за чертой бедности[70]. Следовательно, мы можем предположить, что большинство из них не могут позволить себе купить ежедневные газеты, журналы и не имеют доступ к Интернету. Елена Мандич, руководитель сектора вещания, отмечает, что некоторые сельские районы всё ещё остаются в неведение. Зачастую источником информации служат местные жители. Из-за этого возможность получить разнообразную информацию резко сокращается[71].

В целом рост пользования Интернета по стране постоянно увеличивается. По данным CRA в 2016 году 82% граждан были пользователями интернета[72]. Интернет портал World Stats сообщает, что в 2017 году примерно 39,5% населения страны использовали Facebook[73]. Новостные сайты Avaz остаются одними из самых посещаемых в стране. У них наибольшая аудитория в Facebook среди СМИ.

Стремительное развитие медиаконтента в сети оказывает влияние на общественную деятельность. Новая информационная культура стала активно показывать себя в последние годы. Социальные платформы используют для создания масштабных сцен протестов против политических элит. В качестве основного аргумента в подтверждение изложенной позиции, рассмотрим два ярких примера. Рабочие завода в Тузле создали обсуждение в Facebook, которое переросло в бурные демонстрации[74]. Позже они организовали форум, объединивший граждан в более чем 20 городах Боснии и Герцеговины. Прежде чем устроить массовые протесты возле школы в городе Яйце, ученица Адмира Касум создала петицию: «Мы общаемся и хотим учиться вместе»[75]. Дело было в том, что местный муниципалитет планировал разделить учеников по этническому признаку. По окончанию школы им выдавался диплом с хорватским гербом. Правительство решило, что таким образом боснийцев унижают и дискредитируют. Благодаря сообщению в интернете Адмиры Касум, этнической боснийки, ученики собрались с флагами Боснии, Сербии и Хорватии перед школой, чтобы их не разделяли по этническому признаку.

Несмотря на то, что протесты не могут привести к фундаментальным изменениям на сегодняшний день, новая цифровая культура представляет для гражданского общества обнадёживающее полем для выражения своих идей.

Общение и взаимодействие между политиками и гражданами в современных коммуникационных структурах также развиваются, но пока находятся в зачаточном состоянии. Кристин Шарп, директор медиа-программ в Юго-Восточной Европе, объясняет этот процесс: «Граждане ожидают, что их мнение будет принято всерьёз. Они должны иметь партнера по диалогу в виде политического лидера. Таким образом, они смогут контролировать общественные процессы. Однако политическая коммуникация в настоящее время лишь служит средством создания имиджа правительственной системы. По факту, взаимодействие не происходит»[76].

По данным KAS Eurostat, современные интернет СМИ в Боснии и Герцеговине всё ещё используются слишком мало[77]. Но аудитория стремится развивать эту часть цифровой культуры.

Анализируя медиаландшафт Боснии и Герцеговины можно сделать вывод:

  • после окончания войны ситуация со средствами массовой информации в Боснии и Герцеговине не стабильна. Переходные процессы обременены наследием войны;
  • правовая ситуация в Боснии и Герцеговине отражает как этническое разнообразие, так и административно разделённую структуру страны. СМИ продолжают учитывать политическую значимость, быть орудием национальной политики;
  • СМИ в целом не сбалансированы, не хватает соответствующих источников информации;
  • количество интернет ресурсов для распространения новостей постоянно увеличивается;
  • Босния и Герцеговина движется ближе к Европе. В стране формируется стабильная медиа-среда. Это закладывает здоровую основу для долгосрочного развития СМИ.

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Практика СМИ Боснии и Герцеговины в освещении этнорелигиозных конфликтов

2.1 Межэтническое и межконфессиональное противостояние в прессе Боснии и Герцеговины

Межнациональные отношения являются важной составляющей социальной сферы жизни общества. Поскольку поиском путей решения проблем занимается журналистика, как особая часть данной системы, то она в свою очередь выступает «регулятором диалога»[78] между различными национальными группами. Её функция заключается в том, чтобы создать единое информационное пространство, в рамках которого могут быть решены межнациональные противоречия[79]. Однако, вследствие привлечения внимания общественности к социальному вопросу, межэтнические конфликтные ситуации либо локализуются, либо получают продолжение. Освещение таких вопросов, как конфликты между этническими общностями, может породить противоположные мнения и установки. В дальнейшем они могут привести к сближению или, наоборот, найти аргументы для доказательства разных позиций представителей определённой группы.

Различия в культурных особенностях, борьба за свои права и свободы, искажение национальных и религиозных традиций провоцируют СМИ создавать кричащие заголовки, (например «Ликвидация Республики Сербской»[80]), объединять определённые ячейки общества и организовывать полемику на тему социальных ситуаций.

Исследователь Ю. Х. Галтунг отмечает, что СМИ могут умалчивать некоторые факты или преувеличивать ситуацию[81]. Вмешиваться в развитие отношений между людьми, менять их взаимодействие, считается абсолютной нормой для органов публичной информации. Исходя из этого, учёный вводит два понятия: «журналистика мира» (она урегулирует конфликты мирным путём) и «журналистика войны» (направлена на их эскалацию)[82].

Причины такой ситуации вызваны тем, что СМИ свойственна избирательность при освещении этнического вопроса. Подобная новостная политика может быть обусловлена внутренней ситуацией в стране, принадлежностью к определённым политическим кругам. Именно поэтому журналистика является обязательным участником политической и общественной динамики социальной мощи. В статьях, посвящённых этнопроблематике, используется символика в качестве средства создания стереотипа: флаги, гербы, государственная символика[83]. К примеру, опознавательным знаком боснийской газеты «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») является дракон или змей. Этот символ связан с названием центральной улицы города Сараево – Улица Дракона из Боснии[84]. Она получила широкую известность в мировой прессе во время осады Сараево боснийскими сербами. Поскольку первый номер газеты «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»), опубликованный 15 сентября 1993 года, был напечатан в столице Боснии и Герцеговины, то и логотип будет давать отсылку к крупному военному событию в городе. Возможно, данный посыл, приведёт к формированию стереотипов в обществе относительно нации-врага.

Сегодня, в условиях кризиса национального сознания, одна из основных задач, стоящих перед СМИ, которые непосредственно существуют в условиях межнациональной борьбы – это создать больше положительных стереотипов. Медиа Боснии и Герцеговины реализацию этнокультурных потребностей этнических групп выполняют слабо.

В выявлении основных проблем межэтнического ракурса в боснийском медиа пространстве заключалась цель нашего исследования, анализ которого включал содержание текстов с 2018 по 2019 год.

Выбор обусловлен популярностью у аудитории изданий, которые отражают интересы этнических групп на территории Республике Сербской и Мусульманско-хорватской федерации, следовательно, имеют наибольшую степень влияния на формирование общественного мнения.

Эмпирическую базу исследования составили тексты, посвящённые разжиганию межнациональных конфликтных ситуаций, политическим и культурным событиям в сфере межэтнических отношений в газетах и журналах представителей сербов, хорватов и боснийских мусульман: «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»), «Alternativna TV» («Альтернатива»), «Bosanska Vila» («Боснийский лист»), «Bosnjak» («Бошняк»), «Žurnal» («Журнал»). Количество проанализированного в ходе исследования печатного контента составило 51 материал. Отбор публикаций проводился методом выборки по теме межэтнических противоречий. Как одно и то же событие отражалось в СМИ представителей трёх этнических групп. Для этого использовалась поисковая система официальных сайтов изданий с помощью тегов: «конфликт», «БиГ сегодня», «бошняки», «Додик», «Республика Сербская».

Подробный анализ информационно-аналитического сегмента показал, что в целом все издания Боснии и Герцеговины, освещающие проблематику этнических конфликтов, относятся к «журналистике войны»[85]. Причиной тому послужило то, что каждое издание одно и то же событие рассматривает по-разному в силу своих национальных убеждений. Фокус внимания переходит на обиды прошлого. В результате в боснийских СМИ отсутствует нейтральная оценка. Каждая из трёх этнических групп неполноценно освещает тот или иной конфликт. Предоставление информации о насильственных действиях со стороны врага, цитирование только своих лидеров. Наблюдаются высказывания негативно-оценочного подтекста в адрес враждующего этноса, иногда замалчивание фактов.

Информационная политика журналов боснийских мусульман – «Bosnjak» («Бошняк»), «Žurnal» («Журнал») – в сфере освещения национальных проблем несколько агрессивнее, чем политика, к примеру, газеты боснийских сербов «Alternativna TV» («Альтернатива»). Это проявляется в частом присутствии в материалах неодобрительных слов с этническим подтекстом. Отличительной чертой является использование модели «я – другой»[86], где характерным качеством «другой» стороны является агрессивность и угроза. В публикациях фокусируется внимание на болезненных точках межэтнических групп. В частности, большая часть текстов носит провокационный характер и посвящена негативным проявлениям со стороны сербской и хорватской группы. В ходе исследования неоднократно были зафиксированы факты умалчивания информации.

При этом следует отметить, что ситуация в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»), по сравнению с другими печатными изданиями, отличается коренным образом, так как позиция автора здесь, как правило, нейтральная. Однако, в последнее время, темы материалов перерастают в откровенный цинизм. Кроме того, газета стала ориентироваться на мусульманскую аудиторию.

Ежедневная газета «Nezavisne novine» («Независимые новости») является приверженцем непредвзятого освящения событий со всех сторон. Главный редактор Жалько Копанья следит за каждым политиком и пишет о каждом обвиняемом военном преступнике, независимо от этнического происхождения. Многие мусульмане и хорваты боятся его, а многие сербы считают его предателем. Но процент читаемости растёт с каждым годом по всей стране. «У меня есть миссия» – говорит Копанья. «Я хочу, чтобы наша газета доходила до всех жителей этой страны: сербов, мусульман и хорватов. В Боснии армия, школы, спорт и всё остальное разделено по этническому признаку. Наша газета не остановится на этнических границах»[87].

«Nezavisne novine» («Независимые новости») публиковала подробные статьи о ходе военных преступлений в Гааге. «Мы должны расследовать все военные преступления Боснии и Герцеговины. Мы пишем о сербских военных преступлениях, хотя я главный редактор, и я серб. Но моя национальность не имеет значения»[88].

В государстве, состоящем из двух автономных районов, в котором вместо центрального правительства действует нестабильный Совет министров, единство встречается редко. Большинство СМИ Боснии имеют тесные связи с националистическими и политическими кругами. В хорватском районе медиа будут в пользу хорватов, в районе сербов, как правило, –просербские СМИ. На сегодняшний день «Nezavisne novine» («Независимые новости») является единственным печатным изданием в Боснии и Герцеговине с общенациональном распространением. У него есть бюро в мусульманском политическом центре Сараево и хорватском политическом центре Мостар. Газета перешла с сербской кириллицы на латинский алфавит, которым пользуется основная часть Боснии.

Примечательно, что во всех изданиях гораздо чаще выходят материалы о культурных событиях из других стран. Обусловлено это тем, что большинство праздников или памятных дат отличается у этносов. На фоне публикации материалов о национальных праздниках, возникали негативные реакции различных этносов (к примеру, ответ боснийской прессы на объявление о том, что 9 января празднуется День Республики Сербской: «У тех, кто отмечает 9 января, нет стыда, они не раскаялись и гордятся тем, что сделали»[89]. Акцентируется внимание на сербской агрессии, и происходит актуализация образа Республики Сербской как гегемона и захватчика).

Результаты контент-анализа показали, что практически во всех СМИ сохраняется доля использования слов с негативным этническим подтекстом. Они являются показателем того, как медиа относятся к лицам другого этноса в рамках своей страны. Тексты содержат экспрессивно-окрашенные высказывания («непоколебимость в решении», «никто не заставит нас»), этнонимы («бошняк»). Материалы, направленные на мирное урегулирование, как правило, отражают события различного уровня по международным вопросам (материал о встречи представителей правительства Боснии и Герцеговины с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдаганом, где говорилось о сохранении системы правления БиГ). В статьях подобного рода предлагаются возможные варианты решения проблемы. Журналисты редко выступают в роли советчиков, однако такая тенденция сохраняется у Dnevni Avaz («Ежедневный голос»). Значительный минус всех изданий заключается в том, что отсутствуют материалы, выполняющие просветительскую функцию. Предоставление полной картины национальных особенностей каждой группы Боснии и Герцеговины способствовало бы сближению народа. Однако, в возникающих межэтнических конфликтах, СМИ, чаще всего, выступают провокатором. Они развивают проблему дальше, что определяет высокий уровень их влияния на все процессы в межнациональных отношениях.

Данное исследование показало, что этническое разнообразие сказывается на работе медиа и может отрицательно влиять на стабильность в обществе. Мы утверждаем, что этническая предвзятость является основным механизмом функционирования СМИ в БиГ. Этническая предвзятость является предпочтительным отношением к другой этнической группы, по сравнению с представителями своих групп в экономическом, социальном и политическом взаимодействии. В работе концентрируется внимание на публикациях, где весьма заметна тема этнической принадлежности. Проведенное исследование показало, что важность этнической самобытности и этнических предпочтений возрастает, когда пресса особенно хорошо реагирует на этнические сигналы, относящиеся к их собственной группе. Например, в материалах с преобладанием тем «сербского врага» наблюдается высокий рост текстов с ответной реакцией сербской стороны в отношении других исследуемых групп. Таким образом, проявляется тенденция в направлении того, что система СМИ в целом зависит от предпочтений региона распространения. Медиа употребляют негативную информацию о представителях этнического меньшинства в своём регионе.

Как уже было сказано в первой главе данного исследования, межнациональные отношения в Боснии и Герцеговине на сегодняшний день имеют определённую нестабильность. Встречаются случаи роста напряжённости, обусловленные этническим фактором. Крупных открытых конфликтов на территории страны не происходит, но в процессе столкновения противоборствующих сторон в результате деятельности средств массовой информации, характер протекания конфликтного взаимодействия может измениться. В данном параграфе мы рассмотрим примеры усиления противоречий и этнические столкновения в прессе трёх групп, с целью того, чтобы отметить факты, свидетельствующие о продолжении конфликта не на уровне боевых действий, а на уровне слов.

При рассмотрении СМИ необходимо учитывать множество факторов. Одним из них для Боснии является языковой. Каждая из трёх основных групп выпускает газеты и журналы в разных алфавитных вариациях. К примеру, может использоваться латиница или кириллица. Также материалы печатаются на боснийском. В связи с таким языковым разнообразием, рождаются серьёзные противоречия и критика в адрес друг друга.

Известный сербский журнал «Bosanska Vila» («Боснийский лист») иронично отзывался о грамматики бошняцких журналов и газет. Они получили ответную реакцию от мусульманского журнала «Bosnjak» («Бошняк»). Он опубликовал восторженную статью, в которой сказано, что язык является подарком бошняков другим народам: «Мы гордимся тем, что именно наш отечественный язык был принят за основу литературного языка нашими соседями, сербами и хорватами»[90].  Лингвистическая политика – это основной компонент направления межэтнических отношений. К сожалению, непонимание и споры между различными сторонами сохраняются в современной ситуации. Позиция авторов оценивается, как негативная, с элементами цинизма. Редакция сербского журнала «Bosanska Vila» («Боснийский лист») подталкивает противоположную сторону к конфликту. Конституция страны гласит о равноправии языков. В свою очередь мусульманский журнал «Bosnjak» («Бошняк») подпитывает агрессию, надавливая на низшее положение сербов и хорватов. Стоит отметить, неверность и их утверждения. В постюгославских странах название официальных языков соответствуют названиям государств. Поскольку Босния объединяла в себе три народа, один боснийский язык государственным быть не мог. Поэтому их количество равнялось числу официальных этнических групп. Согласно лингвистическому соглашению Боснии и Герцеговины все три языка используются в написании. Боснийский язык не является языком малочисленных этнических сообществ, поэтому может быть включён во все сферы общения[91]. Не может быть объектом унизительных препирательств. Однако, он лишь дополняет группу хорватско-сербского или сербско-хорватского языка и никак не является основополагающим[92]. Следует отметить, что сербская лексика традиционно преобладала на территории Боснии и Герцеговины. Вероятно, относительно обоих изданий, остаётся лишь задать вопрос, почему каждый не смог объективно рассуждать на лингвистическую тему и привести аргументированные доказательства.

Итак, мы видим, что информационное сообщение, которое распространили СМИ обладает этнической информацией. Очевидно, что с помощью подобных идей, присутствующих в массовой печати, людям внушаются мысли об их «этнической особенности». Такое разделение порождает чувство массовой межэтнической конкуренции. СМИ, освещая этничность, могут не только объединять полиэтническое население, например с помощью идеи: «Мы гордимся тем, что наш язык», но и разделять его, подчёркивая разные жизненные интересы.

Приведём ещё один пример с конфликтным подтекстом. Статья «Ликвидация Республики Сербской» в своём заголовке уже содержит слово с отрицательной коннотацией, что может указывать на элементы агрессии в содержание. Начинается всё с того, что имам Назима Халилович призывает подать новый иск против сербов в Международный суд в Гааге за «агрессию и геноцид» против боснийских мусульман. Дополнил свою речь имам следующим высказыванием: «Я призываю проклятие Аллаха на преступников и их пособников, выступающих против этой резолюции, и прошу Аллаха уничтожить их преступный, опирающийся на насилие режим, уничтожить их самих и их семьи, наслать на них бедность и неизлечимые болезни»[93]. Пресса Республики Сербской осудила риторику Халиловича. Они охарактеризовали имама мечети как человека, «пропитанного ненавистью, который становится объективной угрозой для международной репутации Боснии и Герцеговины»[94]. Помимо этого, подобное религиозное столкновение в СМИ вызвало реакцию у аудитории. Представитель союза боснийских выпускников университета Аль-Азхар дал свой комментарий по этому поводу: «Сегодня найдётся большое количество молодёжи, готовой умереть за свою землю, и сражаться с противником»[95]. Данные высказывания явно не способствуют установлению благоприятного взаимодействия между тремя этническими группами Боснии.

Полагать, что такая статья является отражением действительности, а СМИ ограничиваются выполнением функции зеркала, нельзя. В материале отражается сверхзадача, которую нельзя назвать позитивной. Безусловно, на примере данной публикации видно сплочённость одного этноса. Однако, подобные ситуации часто имеют негативные последствия. Массирование и нагнетание этнических страстей с помощью прессы нередко направлено на распространение у общества определённых установок: создать образ врага и сохранить свои ценности. Мы видим, что данный случай также способен вызвать волну напряжённости и враждебности между этническими группами, проживающими на одной территории.

Ещё один пример публикации от 16 января 2018 года широко распространённого издания боснийских мусульман «Žurnal» («Журнал»). Они опубликовали информацию о формировании в Республике Сербской военизированного отряда «Сербская честь». Создание подобного отряда связано с празднованием в республике Дня независимости Республики Сербской. «Додик вопреки запрету Конституционного суда провёл в Баня-Луке парад своих боевиков, – пишет «Žurnal» («Журнал»). – Республика Сербская готовит новых боевиков»[96]. Ответной реакцией стала публикация о том, что боснийские мусульмане готовят собственные правовые организации под прикрытием Airsoft-клубов. Так же, как и в предыдущем примере, последовала реакция сербской общественности. Политолог Института европейских исследований Стеван Гайич отметил, что боснийские мусульмане пытаются из Боснии создать унитарное государство[97]. Это позволит им быстрее вступить в НАТО. Сербы и хорваты данную позицию не разделяют. Поэтому в прессе постоянно поднимаются вопросы политического кризиса и даются ложные заявления о том, что сербы хотят начать войну.

24 января 2019 года «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») опубликовала статью под названием «Боснийцы требуют изменить название Республики Сербской». Правящая бошняцкая партия СДА, возглавляемая Бакиром Изетбеговичем, заявила, что намерена законным путём требовать изменения названия Республики Сербской. Это связано с тем, что слово «Сербская» дискредитирует и ущемляет права мусульман и хорватов, проживающих на её территории[98]. В свою очередь ответчик заявил о правах сербов. Мусульмано-хорватская федерация сохраняет собственную символику, хотя сербы, которые также, как мусульмане и хорваты, являются государствообразующим народом Боснии и Герцеговины. Кроме того, Республика Сербская регулярно выполняет требования боснийских мусульман. К примеру, слово «сербский», «сербская» и все слова с корнем «срб» были убраны из всех названий городов Боснии и Герцеговины.

Статья «Žurnal» («Журнал») 23 апреля 2019 года затронула этническую тематику. В ней говорилось о том, что мусульманские общины салафитов милитаризируются хорватами. Они регулярно доставляют им оружие. Поводом для такой статьи послужило то, что хорватские власти обвинили общины в исповедание радикального ислама[99]. Иностранные боевики всячески способствуют этому, и не исключено, что бошняки-мусульмане начнут воевать против православных сербов и католических хорватов[100]. Министр безопасности Боснии Драган Мектич заявил в интервью порталу Factor.ba, что боснийские спецслужбы предотвратили операцию, которая послужила бы доказательством утверждения хорватских лидеров.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что пресса определённой этнической группы является продуктом защиты собственных национальных интересов, тогда как ценности других групп подвергаются критики. Мустафа Церич отметил: «После Дейтонских соглашений в области восстановления и объединения мы достигли, возможно, большего прогресса, чем любой другой регион в мире. Но, знаете, когда мы делаем шаг вперёд, всегда находятся силы, которые тащат нас назад. Как можно простить кого-то, кто не просит прощения за свои преступления; нас просят прощать тех, кто даже не считает, что сделал что-то не так»[101].

Анализируя материалы СМИ Боснии и Герцеговины, можно сделать следующие выводы:

  • отмечается доминирование идей в медийном пространстве о «феномене» отдельного народа, его этнической избранности и культурном превосходстве;
  • популярностью у большей части прессы пользуется идея о продолжении кризиса – борьбы между мусульманским, сербским и хорватским миром;
  • в СМИ преобладает нетолерантная информация, которая способствует разжиганию этнических противоречий. Внушаются мысли об угрозе, якобы исходящей от представителей того или иного этноса, порождая неприязнь к противнику;
  • в статьях присутствуют структурные элементы, с помощью которых может формироваться этническое противостояние: специально отобранные факты из жизни этнических групп, этнические стереотипы, этнические идеи и идеологемы. Среди отмеченных этнических идеологем в Боснийских СМИ преобладают исторические обвинения и обиды;
  • издания, которые продвигают политику нейтралитета и стремятся создать общенациональную прессу, как правило существуют в небольшом количестве.

2.2 «Этнизация» политической сферы в фокусе СМИ

Считается, что средства массовой информации реализуют важную функцию в политическом и избирательном процессе. СМИ обеспечивают читателей и зрителей информацией о проблемах и событиях, значимых для принятия решений на государственном уровне. Согласно гипотезе установления повестки дня, они влияют на представления общества о важности тех или иных политических деятелей.  Таким образом, роль СМИ в определении информационного потока становится особенно актуальной, если рассмотреть её через призму модели политического посредника.

В полиэтническом обществе важную роль в формировании представления о политическом деятеле играют СМИ. В Боснии огромное значение имеет, к какой этнической группе принадлежит медиа. В зависимости от этого, выстраивается политическая позиция, и как следствие поддержка лидера, который соответствует национальным интересам.

Босния и Герцеговина, формально разделённая на две части, базируется на интересах совместных государственных учреждений, включая трёхстороннее президентство. Это бросающаяся в глаза проблема, поскольку беспокойная страна с населением около 4 миллионов человек, приходит на выборы, чтобы избрать четырёх президентов, двух вице-президентов, пять парламентских законодательных органов и 10 кантатов. Такое сложное национальное управление приводит к тому, что люди голосуют за партии в соответствии с их этнической принадлежностью. Вследствие этого, в СМИ начинает преобладать националистическая риторика. Владельцы медиа часто связаны с политическим лобби. Истинное сбалансированное освещение событий игнорируется из-за интересов, вытекающих из партнерства между ними.

К примеру, во время выборов 7 октября 2018 года в Боснии и Герцеговине увеличился рост этнических разногласий в условиях социальной реконструкции. В ходе избирательной компании СМИ стали ориентироваться на свои этнические общности и на политиков, которые их представляют. Такие условия способствуют дальнейшему разделению послевоенной страны.

Исследованию подверглись издания газет за четыре месяца: месяц до выборов членов Президиума Боснии и Герцеговины (сентябрь 2018 года), так как в данный временной период особенно активно велись дискуссии о политических и этнонациональных проблемах страны; конец выбранного года и начало следующего, где обсуждению в СМИ подверглись первые результаты работы лидеров на должностях сопрезидентов.

Для анализа, мы выбрали две газеты, которые, по нашему мнению, являются наиболее влиятельными в Боснии. Так же, в данных изданиях наиболее ярко выражаются этнические противоречия.

Газета «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»), была основана в 1993 году в Сараево. Первоначальное её название «Бошняцкий голос». В 1995 году стала выходить под сегодняшним именем. Финансировал газету бывший президент Боснии Алия Изетбегович. Его целью являлось, создать исключительно мусульманское СМИ[102]. «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») является базой для разборок с политическими соперниками. На страницах издания продолжается война против вражеского народа. Часто, в газете, можно встретить стереотипы о сербах, как о «геноцидном народе». Происходит демонизация Республики Сербской, и активно развивается «бошняцкая» политика. В исследование Срджана Пухало отмечено, что 22,9% боснийцев формирует своё негативное представление о сербах, благодаря «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»)[103]. Саровское СМИ, как правило игнорирует их проблемы, заявляя лишь о геноциде бошняков.

«Глас Српске» («Голос Сербии»), ежедневная газета Республики Сербской. В своих материалах практически не использует экспрессивных выражений. Газета не отличается резкими суждениями. Отражает разные точки зрения. Политические предпочтения открыто не высказываются, однако, используются косвенные методы оценочного воздействия в адрес «другого» народа. К примеру, это может выражаться при помощи тем газеты. В основном, «Глас Српске» («Голос Сербии») затрагивает политические ситуации вокруг Республики Сербской, обсуждает косовский конфликт, и завуалированно обвиняет «бошняков». Издание активно пропагандирует сербскую политическую жизнь. Подача материалов сосредоточена преимущественно на лидерах Республики Сербской.

Всего автором было рассмотрено 39 статей «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»), газеты представительства бошняков, и 21 статья информационного агентства боснийских сербов «Глас Српске» («Голос Сербии»). Среди всех изученных публикаций в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»)» 19 материалов были посвящены тематике правительства, 11 частично посвящены, в 9 было лишь упоминание и в 1 материале затрагивались международные встречи.  В «Глас Српске» («Голос Сербии») среди всех публикаций — 13 материалов посвящены тематике президентства, 1 частично посвящён, в 7 материалах тема президентства связывалась с темой популяризации сербского народа.

Нас будут интересовать публикации, посвящённые целиком и частично теме связей между этносом и политикой, а именно этнополитическое использование идентичностей в современной Боснии и Герцеговине. По наблюдениям автора исследования, по сравнению с другими анализируемыми периодами, именно с октября 2018 года по 2019 год происходит увеличение количества публикаций, посвящённых (целиком или частично) тематике политических сил.  Кроме того, увеличивались объёмы материалов и средства привлечения внимания к публикациям с темами, способствующими закреплению этнических различий внутри боснийско-герцеговинского общества. Данное явление можно объяснить тем, что СМИ акцентировали внимание населения на предстоящих выборах Президиума Боснии, на их кандидатов.

Каждое СМИ формирует свой образ политика противоположной этнической группы. Так, в «Глас Српске» («Голос Сербии») чаще всего встречаются формальные определения президента: «Президенты БиГ», «главы государств», «высшие должностные лица». А также используются имена и фамилии – «ММ. Додик», «Космик», имена других политиков.

В «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»)» президента Республики Сербской именуют, как «лидер», по имени и фамилии, а наряду с ними обязательно присутствуют такие определения, как: «провокатор» или «хороший и плохой полицейский», «лицемер или джентльмен», «дестабилизация». В основном определение президента зависело от контекста публикации, например, в одной из статей, посвящённой тому, что Республика Сербская действует против интересов меньшей БиГ, её главу, Милорада Додика охарактеризовали так: «Он не серьёзный человек, он имеет дело с деревенскими сплетнями»[104].

Анализируя оценочную направленность материалов печатных изданий в освещении тем, связанных с Президиумом Боснии и Герцеговины и его деятельностью, можно констатировать, что в данных изданиях встречаются в основном коннотации отрицательного характера в отношении политика противоположной этнической направленности. В «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»)» о деятельности представителя боснийских сербов большинство публикаций дают отрицательную оценку (13%), либо нейтральную (6%) и ни одной положительной. В «Глас Српске» («Голос Сербии») напротив, 9% отрицательной оценки в отношении лидеров боснийских мусульман, и нейтральная – 2,3%. Также как в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»), положительные оценки отсутствуют.

С целью выявления изменчивости показателей оценок деятельности лидеров, проследим динамику отрицательных и нейтральных оценок в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») и в «Глас Српске» («Голос Сербии») за весь анализируемый период. Согласно нашему исследованию, в период с сентября по октябрь 2018 года, количество нейтральных публикаций в «Глас Српске» («Голос Сербии») совпадает с публикациями «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»). В октябре 2018 года, во время выборов в стране, прослеживается активный рост отрицательных оценок, преимущественно на страницах «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос»). Это связано с тем, что политика президента Додика не устраивает членов мусульмано-боснийской стороны.

2018 год является наиболее значимым, поскольку является показателем этнических противоречий. В стране происходят выборы, а значит СМИ всячески будут пытаться раскритиковать нового лидера той или иной этнической группы, оказывая косвенное влияние на разрушение национального единства.

В самом начале деятельности Додика на должности исполняющего обязанности президента в издании «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») писали, что «…Если нынешнему блоку депутатов удастся создать клуб из купленных депутатов и, таким образом, сохранить власть, я убеждена, что эта власть не сможет удержаться до сентября следующего года. Их неудовлетворенность и бунт граждан уменьшат их влияние, потому что РС будет все глубже погружаться в долги, нищету, безработицу. Если Додик будет у власти в стране будет восстание».[105]

В «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») также выражалось мнение и представителей зарубежных стран. К примеру, лондонский еженедельный журнал «The Economist» писал: «Додик хочет независимости РС. И это шаг, который может ознаменовать начало войны. Он останется президентом этой организации, но неясно, сможет ли его партия сформировать новое правительство».[106]

В свою очередь издание «Глас Српске» («Голос Сербии») опубликовало материал о том, что лидеры боснийского компонента несут определённые убытки стране и не способны ратифицировать определённые соглашения: «Совершенно очевидно, что г-жа Джаферович и Комшич, или г-н Изтебегович, регулируя свои отношения в Федерации, пытаются отменить волю сербского народа, проявленную на выборах, и не позволить законным предшественникам Республики Сербской занять свои позиции в соответствии с Конституцией».[107]

Сентябрь и октябрь 2018 года стали лидирующими по количеству отрицательных оценок в публикациях о Президенте. В остальные периоды их количество значительно меньше. Следовательно, за месяц до выборов и во время выборов, СМИ представляли территорию для соперничества кандидатур по этническому признаку. Безусловно, на наш взгляд, таким образ происходит пробуждение в сознании населения уже сложившегося образа конкурентной борьбы между этносом Боснии и Герцеговины. 

В декларации «Ещё один год упущенных возможностей» редактор Центра журналистских расследований в Сербии Дино Яхич отмечает: «В Боснии и Герцеговине (БиГ) не было ни одного аспекта жизни, который не был бы загрязнен горючей риторикой и дешевой политизацией, исходящей от самых влиятельных политических лидеров. Маскируя свои собственные частные повестки дня как механизмы защиты этнических интересов и представляя их как вопросы общенационального значения, в действительности не сделано ничего, чтобы улучшить жизнь граждан. Стало ясно, что у них нет какого-либо долгосрочного конструктивного плана для страны, и вместо этого все сосредоточены только на своих нынешних мандатах. Это может быть лучше всего проиллюстрировано, если взглянуть на постоянные кризисы в функционировании парламентов страны и поведение их лидеров». [108]

Боснийцы были единственными членами трёхстороннего президентства БиГ, которые поддержали попытку обжаловать постановление Международного Суда 2007 года (МС), в котором было установлено, что Сербия не совершала геноцид в БиГ во время войны 1992-1995 годов, несмотря на то, что все знали с самого начала, что любой апелляционный процесс был обречён на провал. Международный Суд отклонил запрос в марте, и единственным реальным следствием всего этого было усиление напряженности как внутри страны, так и на региональном уровне.

Продолжая негативную тенденцию предыдущих лет, президент организации «Республика Сербская» (РС) Милорад Додик, являясь самым влиятельным сербским политиком в БиГ, провел большую часть в противостоянии государственным институтам. Также, регулярно высказывался об отделении РС от БиГ.

Лидер хорватов также внёс свой вклад в эти ссоры. Стране необходимо принять поправки его партии к Закону о выборах. Если этого не произойдёт, он использует подстрекательские выражения, поддерживающие шесть хорватских лидеров военного времени, чьи приговоры за военные преступления оставлены в силе. Разделительная риторика, уходящая корнями в прошлое, и повестка дня выборов в последние месяцы замедлили темпы реформ и повлияли на политические климат.

Или другой пример: Пётр Искандеров кандидат исторических наук заявил: «Следующий год Балкан имеет все шансы стать годом новой балканской войны». На вопрос «что может помешать гибельному сценарию?» дал следующий ответ: «только стойкость самих боснийских граждан».[109]

 В связи с тем, что Милорад Додик вступает на должность президента от РС после окончания выборов на страницах «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») прослеживается тенденция к публикациям, связанным с темой коррупционного скандала. Таким образом, СМИ могут повлиять на реакцию общества. Лидер определённой этнической группы склонен к обману, следовательно его этнос представляет определённую угрозу.

Например, в интервью Мирко Сарович заявил следующее о действующем Национальном Собрании Республики Сербской: «будет сформирован «Клуб купленных депутатов», который затем будет контролировать процессы и выдавать запросы правящей структуре».[110]

Интересно и то, что в период выборов, о лидерах власти боснийских мусульман, журналисты «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») плохо не писали. Это явление связано с тем, что главным акцентом внимания являлся этнический фактор. Не важно, что делает политик, важно к какой этнической группе он себя относит. Поэтому все негативные аспекты будут скрыты, а позитивные выдвинуты на первым план.  К примеру, в интервью с Бакиром Изетбеговичем проглядывается тематика единения народов: « у боснийских сербов, хорватов и боснийцев много общего, и не политик, который ведет их к конфликтам, они наверняка найдут общий язык и восстановят гармонию в отношениях. Генетическое происхождение, язык, культура, система ценностей, которые этнические группы в наследии БиГ, безусловно, имеют ту же основу. Народы Боснии и Герцеговины переплетены идентичностями и судьбами, сформировались и сформировались друг с другом, и они, безусловно, могут и продолжают жить вместе».[111] Вызывает разочарование тот факт, что Председатель Президиума БиГ, произносит слова, которые на фоне происходящих событий представляют его фигуру, как позитивную. Хотя, сам Бакиром Изетбеговичем неоднократно рассуждал о разделении не только своего государства, но и о других: «что касается моего мнения, Косово должно быть признано… все наши попытки сделать это лишь привели к проблемам внутри БиГ, но не помогли Косово. Босния планирует признать Косово».[112]

Выражение такой позиции со стороны представителя Боснии не учитывает мнение сербской  БиГ и осложняет ситуацию в регионе. Сербский член президиума Боснии и Герцеговины Младен Иванич отметил, что в этом интервью отражается «лицемерие сараевской политики».[113] По его мнению, «хороший сосед так никогда не поступит».[114] Слова Бакира Изетбеговича это своего рода продолжение политики разделения. Наблюдаются признаки разрушения положительных сторон деятельности, подчеркивается разобщённость власти.

Таким образом, можно заключить, что в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») пишется о положительных сторонах деятельности боснийских политиков, о позитивной динамике осуществляемых ими реформ. О преемственности курса. Такие публикации положительно влияют на людей данной этнической принадлежности. Но не внушают уверенности в собственном благосостоянии сербом или хорватом.

По наблюдениям автора исследования в анализируемой газете «Глас Српске» («Голос Сербии») в 2018-2019 всё чаще начинается появляться фигура кандидата Президиума Боснии от босншняков Шафик Джаферович, информация о его деятельность и оценки экспертов. В интервью с Мирсадом Кебо, бывшем вице-президентом ФБиГ, отмечалось: « в документации, которую я затем предоставил компетентным судебным органам, есть многочисленные свидетельства о преступлениях, совершенных в районе, который затем контролировался Центром служб безопасности Зеницы и возглавлялся новым членом Президиума БиГ Шефиком Джаферовичем».[115]

Мирсад Кебо отметил, что «Судят только сербов, а высокопоставленные политики, военные и полицейские боснийского происхождения остаются вне пределов правосудия».[116] «Глас Српске» (Голос Сербский») так же разместил информацию о том, что во время военного периода, Джаферович подал заявление о приёме в гражданские ряды, которые в те времена были членами отряда «Эль-Муджахедин».  Оперируя данной информацией, выполняется определённый посыл к культурному коду боснийских сербов. Подчёркиваются негативные аспекты биографии президента.

В разделе «Комментарии» присутствует 9 статей из 13, посвящённых деятельности мусульманской БиГ за 2019 год. Преобладают заголовки с отрицательной коннотацией такие как: «ФБиГ против Республики Сербской», «Убийство и геноцид», «Путь Изетбеговича».

При анализе статьи «Путь Изетбеговича» было отмечено 6 предложений, в которых обсуждались негативные аспекты деятельности представителя боснийских мусульман. По мнению автора статьи политический курс направлен на: «План действий по членству в НАТО, и все пошло на убыль», «желание Изетбеговича разместить силы НАТО на Дрине и навсегда отрезать сербов на этой стороне реки от своего сербского коллеги», «он намеревался не что иное, как возродить историю бывшей Австро-Венгерской империи в Первой мировой войне, которая поставила границу Дрины с войной против Сербии».[117]

В статье Верданы Кулаги отмечалось, что «В течение многих лет мало что было достигнуто по соглашению между местными лидерами. Даже в те редкие моменты, когда казалось, что есть шаг вперед, этого не произошло».[118]

Таким образом, при анализе газеты, можно выявить тенденцию к предоставлению информации через исторические процессы. Прямых оскорблений в адрес политических лиц не выявилось, но использовались материалы, наталкивающие на негативное отношение к бошнякам.

Сравним фоновое оформление материалов в газетах, а также объём, место расположение и направленность материалов по тематике.

Информация о политике «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») довольно часто располагается на первых страницах. Самая наибольшая частота расположения материалов на первой полосе, наблюдается в период выборов.

В «Глас Српске» («Голос Сербии») не встречалось ни одной статьи. Вся информация разбросана практически по всему полю электронной страницы, где основное большинство публикаций находится в выносках, и небольшое количество публикаций возможно найти в поисковике.

Проведя анализ материалов, было замечено, что для обоих газет характерны малые и средние по объёму публикации. Так, в «Глас Српске» («Голос Сербии») более половины всех публикаций имеют объём до 100 строк, в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») чаще всего объём материала достигал 200 строк. В целом, можно заключить, что публикации больших размеров в изданиях встречаются в периоды предвыборной активности в Боснии и Герцеговине.

В материалах анализируемых газет, довольно часто встречаются средства привлечения внимания. Так, чаще всего в двух изданиях ими являлись: упоминание в заголовке, наличие фотографий лидера противоположного этноса, носящие формальный характер, отражающие политическую деятельность, анонс материалов на первых страницах. В отличие от «Глас Српске» («Голос Сербии») в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») присутствовали фотографии неформального характера. Кроме того, обе газеты для привлечения внимания используют красные подложки, текст размещают на белом фоне, а главную информацию выделяют в отдельные блоки.

Основные жанры – информационно-аналитические статьи. Также, встречаются интервью, прямая речь президентов и репортажи с места встреч.

Тематика материалов изданий разнообразна. Она определяется следующем образом: в публикациях газет боснийских мусульман и боснийских сербов обсуждают деятельность правительства противоположной стороны, смену политического лидерства, что не является удивительным, согласно хронологическим рамкам исследования. Далее 9% публикаций в «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») и всего лишь 2,8% публикаций в «Глас Српске» («Голос Сербии») были посвящены критике лидера противоположной этнической группы. В «Dnevni Avaz» («Ежедневный голос») 1% публикаций отражал критику исторического прошлого Республике Сербской. В «Глас Српске» («Голос Сербии») использовалось 8,5% статей, демонстрирующих ошибки мусульно-боснийского этноса через прошлое. Публикации о взаимодействии с населением отсутствуют.

СМИ на территории бывшей Югославии играют значительную роль в разжигании ненависти. Для того, чтобы легче расправиться со своими «врагами», они используют модель – антагонизма. Согласно этой модели, определились понятия «они» и «мы». «Они», как правило, виноваты в ошибках прошлого. «Мы» – делаем этот мир лучше. В текстах часто акцентируется внимание на теме «своего» народа, и принуждается при этом «другой». Многие медиа подчёркивают различия, обвиняя другую сторону в национализме и экстремизме. 

Проведённый контент-анализ двух периодических изданий позволил сделать следующие выводы:

  • СМИ Боснии и Герцеговины по-разному преподносят политического лидера и его деятельность. Dnevni Avaz («Ежедневный голос») пытается представить лидера Республики Сербской в качестве «агрессора»., действующего на Балканах. В то же время картина, представленная в Глас Српске («Голос Сербии»), совершенно иная. Здесь критикуются лидеры боснийских мусульман;
  • основной ценностью Мусульмано-хорватской федерации является продукт исламских лобби, продвижение мусульманских национальных интересов, тогда как ценности других групп остаются в забвении и всякий раз используется возможность очернить Республику Сербскую;
  • СМИ Республики Сербской используют другие методы очернения противоположной стороны. В качестве основного принципа выдвигается Сербский патриотизм против мусульманских национальных интересов;
  • этнополитика находится в постоянном противоречии с процессами национальной идентичности;
  • разные подходы к этнорелигиозной культуре отражаются в СМИ в виде политической полемики, которая способствует развитию дальнейших конфликтных событий в Боснии и Герцеговине.

 

Заключение

Общий вывод, который можно сделать на основании предпринятого нами анализа, состоит в том, что каждая сторона этнической группы, прилагает колоссальные усилия борьбы в информационном потоке. Взаимные обвинения и манипуляция фактами являются привычными приёмами ведения войны на уровне прессы. Средства массовой информации формируют особую конфликтологическую зону. Различные ситуации, объекты, причины, а также редакционная политика – создают противоречия внутри этнической группы.

В любом полиэтническом государстве существуют проблемы межнациональных отношений. Конфликтный потенциал Боснии и Герцеговины заставляет задуматься о том, что столкновения на этнической почве, обусловлены историческим становлением страны. История используется для обоснования национальных притязаний. Безусловно, ключевым моментом является фактор исламизации славянского населения в период Османской империи. Это служит катализатором к возникновению этнического конфликта, так как страна сталкивается с кризисом идеологических моделей. Опасность данного явления объясняется его катастрофическими последствиями. Так, война в 90-е годы становится главным результатом этнических противоречий. Раздел Боснии и Герцеговины по национальному признаку продолжается до сих пор.

Новым полем борьбы неутихающих споров становятся СМИ. Они содействуют разжиганию межэтнических конфликтов. В процессе изучения деятельности средств массовой информации в Боснии и Герцеговине, мы выявили, что они продвигают феномен отдельного народа. Преобладает информация с этническим противостоянием. Реализуется функция осознания народом своего культурного превосходства.

Боснийские СМИ имеют зависимость от государственной политики. С одной стороны, это гарантирует определённую безопасность, но с другой, в соответствии с особенностями национальной политики конкретной территории, СМИ опираются на различие этнического состава населения. Мы установили, что на данный момент ситуация в Боснии и Герцеговине по-прежнему остаётся сложной. Определённое обострение кризиса отношений возникает, когда вопросы касаются власти. СМИ по-разному представляют политических лидеров. В тех случаях, когда он соответствует этнической принадлежности медиа, его образ формируется положительно. В обратном процессе, будет происходить негативная реакция. Это служит мощным инструментом воздействия на массовой сознание. Появляется модель «они» и «мы», где одни выступают положительными персонажами, а другие представляют нацию врага. В результате, не удаётся наладить политический диалог. Разрешение конфликта не происходит.

В современно информационном обществе Боснии, именно СМИ осуществляют массовое воздействие на формирование конфликтного этнического сознания общественности, и являются главным действующим лицом в усиление противоборства.

Сноски:

[1] Чуркина И.В. Роль религии в формировании южнославянских наций. М., 1999. С. 8.

[2] Калиниченко Е.В. Католические принципы экуменизма, разработанные вторым Ватиканским собором // Православная энциклопедия. Т.7. М., 2004. С. 9.

[3] Греков И.Б. Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-восточной Европы в XV-XVI вв. // Издательство «Наука». М., 1984. С. 4.

[4] Там же. С. 12.

[5] Греков И.Б. Указ. соч. С. 17.

[6] Там же. С. 23.

[7] Тавадов Г.Т. Этнология. М.: Проект, 2002. С. 263.

[8] Янг К. Диалектика культурного плюрализма: концепция и реальность // Этничность и власть в полиэтнических государствах. М., 1994. С.87.

[9] Вяземская Е.К. На путях к Югославии: за и против. М., 1997. С. 288 .

[10] Там же. С. 289.

[11] Вяземская Е.К. Указ. соч. С. 288.

[12] Там же. С. 300.

[13] Там же.

[14] Беляков С.С. Усташи: между фашизмом и этническим национализмом. М., 2009. С. 71.

[15] Тимофеев А.Ю. Четники. Королевская армия. М., 2012. С. 19.

[16] Там же.

[17] Залесский К.А. Командиры национальных формирований СС. М., 2007. С. 69.

[18] Никифоров К.В. Югославия в XX веке: Очерки политической истории. М., 2011. С. 549.

[19] Там же. С. 507.

[20] Вяземская Е.К. Указ. соч. С. 385.

[21] Четвериков А.О. Договор о Европейском Союзе. М., 2012. С. 9.

[22] Как стать страной // Эксперт Online: [электрон. журн.] – 2016. – 21 июля. – URL: https://expert-online.livejournal.com/486817.html (дата обращения: 11.05.2018)

[23] Вяземская Е.К. Указ. соч. С. 283.

[24] Гуськова Е.Ю. Международный трибунал по бывшей Югославии: Деятельность, результаты, эффективность. М., 2012. С. 161.

[25] Там же. С. 166.

[26] Гуськова Е.Ю. Указ. соч.  С. 153.

[27] Как стать страной. Указ. соч. – URL: https://expert-online.livejournal.com/486817.html (дата обращения: 11.05.2018)

[28] Финкель К. История Османской империи. Видение Османа. М., 2005. С. 289.

[29] Лейпхарт А.А. Демократия в многосоставных обществах. М., 1997. С. 69.

[30] Там же С. 73.

[31] Там же С. 76.

[32] Там же С. 80

[33] Солдатова Г.У. Социально-психологические аспекты межэтнической напряжённости. М., 1991. С. 178.

[34] Nora K. The Role of the Media in Peace Building, Conflict Management, and Prevention.  USA., 2010. С. 9.

[35] Koven, R. Conflict Prevention in the Multimedia. USA., 2009. С. 69.

[36] Ibid.

[37] Nora K. Op,cit. P. 13.

[38] Блохин И.Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействие. СПб., 2013. С. 15.

[39] Kemal K. Prime Time Crime. Balkan Media in War and Peace. Beograd., 2003. С. 63.

[40] Исхаков Р.Л. Феномен этнической журналистики. Екб., 2013. С. 98.

[41] Milorad Dodik: Ja nisam bosanac, ja sam srbin u Bosni //  Bosanski wed portal u Svajcarskoj: [Электронный ресурс] 2007 4 декабря. – URL: http://www.camo.ch/dodikovanje.htm (дата обращения: 16.03.2018)

[42] Вергун Т. СМИ в Боснии и Герцеговине: от пропаганды к стандартам // Северодонецк. Инфо: [сетевой. журн.] – 2016. – URL:http://www.sever.Lg.ua (дата обращения: 19.04.2018)

[43] Политический атлас современности // Положение и роль СМИ. [Электронный ресурс] –URL: http://www.hyno.ru/tom1/353.html (дата обращения: 29.03.2018)

[44] Вергун Т. То же [сетевой. журн.] – 2016. –  URL:http://www.sever.Lg.ua (дата обращения: 19.04.2018)

[45] Политический атлас современности. То же [Электронный ресурс] – URL: http://www.hyno.ru/tom1/353.html (дата обращения: 29.03.2018)

[46] Политический атлас современности. То же [Электронный ресурс] – URL: http://www.hyno.ru/tom1/353.html (дата обращения: 29.03.2018)

[47] Там же.

[48] Блохин И.Н. Указ. соч. С. 23.

[49] Младич назвал приговор в Гааге инструментом «антисербской пропаганды» // РИА Новости: [Электронный ресурс] – 2017. – 22 ноября. – URL: htpp://ria.ru/20171122/1509354792.html?in=t (дата обращения: 12.04.2018)

[50] Там же.

[51] Блохин И.Н. Указ. соч. С. 34.

[52] Там же. С. 37.

[53] Media Sustainability INDEX 2018:[ Электронный ресурс] – URL: https://www.irex.org/sites/default/files/pdf/media-sustainability-index-eurupe-2018-full.pdf

 (дата обращения: 16.03.2019)

[54] Ibid.

[55] Ibid. P. 19.

[56] Media Sustainability INDEX 2018. Op. cit. P. 20.

[57] Рейтинг стран по уровню гражданской свободы: [сайт]. – URL: https://nonews.co/directory/lists/countries/civil-freedom (дата обращения: 20.03.2019)

[58] Media Sustainability INDEX 2018. Op. cit. P. 20.

[59] Ibid. P. 22.

[60] Ibid.

[61] Ibid.

[62] Media Sustainability INDEX 2018. Op. cit. P. 25.

[63] Ibid.

[64] Car V. Requirements for modern journalism education // The perspective of students in south east Europe. Sofia, 2016. С. 11.

[65] Hingl C. Digitale Kultur in south east Europe. Sofia, 2015. С. 3.

[66] Ibid. P. 4.

[67] Hingl C. Op.cit. P. 4.

[68] Media Sustainability INDEX 2018. Op. cit. P. 27.

[69] Ibid.

[70] Ibid.

[71] Ibid.

[72] Hingl C. Op.cit. P. 3.

[73] Ibid.

[74] Media Sustainability INDEX 2018. P. 26.

[75] Боснийские ученики бастуют против раздельных классов // Вести.ru [Электронный ресурс] – URL: htpp://news.rambler.ru/education/34670815-bosniyskie-ucheniki/ (19.03.2019)

[76] Media Sustainability INDEX 2018. P. 28.

[77] Hingl C. Op.cit. P. 4.

[78] Почепцов Г.Г. Информационные войны. Новый инструмент в политике. М.: Алгоритм, 2015. С. 54.

[79] Там же. С. 157.

[80] Лидеры мусульман Боснии и Герцеговины берут Курс на ликвидацию Республики сербской // Глас православного народа: [электрон. газ.] – URL: http://www.sobor2008-narod.ru (дата обращения: 01.05.2018)

[81] Galtung J. H. The Structure of Foreign News, 1965. C. 5.

[82] Ibid.

[83] Тишков В.А. Этничность и власть в полиэтнических государствах. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1994. С. 53.

[84] Мартынова М.Ю. Балканский кризис: народы и политика. М.: Старый сад, 1998. С. 65.

[85] Брусницин Н.А. Информационная война и безопасность. М.: Вита-пресс, 2001. С. 27.

[86] Андерсон Б. Воображаемые сообщества: размышления об истоках и распространении национализма. М.: Кучково поле, 2006. С. 79.

[87] Официальное периодическое издание: [электрон. газ.] – URL:  https://naslovi.net/search.php?q=nezavisne+novine (дата обращения: 13.04.2019)

[88] Там же.

[89] Додик: мы установили новый закон для празднования 9 января. День Республики Сербской: [электрон. газ.] – URL:https://avaz.ba/vijesti/bih/471752/dodik-donijet-cemo-novi-zakon-kojim-cemo-ponoviti-da-je-9-januar-dan-rs (дата обращения: 27.04.2019)

[90] Бранко Т. Особенности боснийского/бошняцкого языка по отношению к сербскому и хорватскому. Сараево, 2009. С.7.

[91] Катунин Д.А. Современное законодательство Боснии и Герцеговины: становление и тенденции//Вестник ТГУ. – 2009. — №5. – С. 11.

[92] Там же.

[93] Лидеры мусульман Боснии и Герцеговины берут Курс на ликвидацию Республики сербской // Глас православного народа: [электрон. газ.] – URL: http://www.sobor2008-narod.ru (дата обращения: 01.05.2018)

[94] Там же.

[95] Там же.

[96] Ответная реакция СДА о формирование боевых отрядов в Республике Сербкой: [электрон. газ.] – URL:https://avaz.ba/vijesti/bih/474090/ostar-odgovor-sda-o-formiranju-rezervnog-sastava-policije-rs-federacija-ce-konkretno-odgovoriti (дата обращения: 01.03.2019)

[97] Мусульман Боснии вооружают, сербов обвиняют в «агрессии»: [электрон. газ.] – URL:https://tsargrad.tv/articles/musulman- bosnii- vooruzhajut- serbov- obvinjajut- v- agressii_105579 (дата обращения: 01.03.2019)

[98] Боснийцы требуют изменить название Республики Сербской: [электрон. газ.] – URL:  http://www.senica.ru/serbia/news/bosniycy-    trebuyut- izmenit- nazvanie- respubliki- serbskoy (дата обращения: 01.03.2019)

[99] Между Боснией и Хорватией разгорелся конфликт из-за мусульман-салафитов: [электрон. газ.] – URL: https://mediarepost.ru/channel/politic/275893-mezhdu-bosniey-i-horvatiey-razgorelsya-konflikt-iz-za-musulman-salafitov.html (дата обращения: 21.04.2019)

[100] Там же.

[101] Босния и Герцеговина // Euronews: [электрон. газ.] –  URL:http://ru.euronews.com/tag/bosnia-and-herzegovina (дата обращения: 01.05.2018)

[102] Зоран Милошевич. Боснийских мусульман накачивают сербофобией // Русская народная линия : [ Электронный ресурс] – URL:  https://ruskline.ru/analitika/2013/05/25/bosnijskih_musulman_nakachivayut_serbofobiej/ (дата обращения: 16.05.2019)

[103] Там же.

[104] Иванич назвал Додика: он не серьезный человек, он имеет дело с сельскими сплетнями: [электрон. газ.] – URL: https://avaz.ba/vijesti/bih/481927/ivanic-prozvao-dodika-on-nije-ozbiljan-covjek-bavi-se-seoskim-tracevima (дата обращения: 28.04.2019)

[105] Додик встанет у власти, в стране будет бунт: [электрон. газ.] – URL:  https://avaz.ba/vijesti/teme/147692/pandurevic-ako-dodik-napravi-vlast-slijedi-bunt (дата обращения: 28.04.2019)

[106] Лондонский «Экономист» о выборах в БиГ: [электрон. газ.] – URL:  https://avaz.ba/vijesti/bih/141290/londonski-the-economist-o-izborima-u-bih-urbani-glasaci-srednje-klase-glasali-za-promjene (дата обращения: 07.05.2019)

[107] Джаферович пытается отменить волю сербского народа: [электрон. газ.] – URL:   http://www.glassrpske.com/novosti/vijesti_dana/Dzaferovic-pokusava-da-ponisti-volju-srpskog-naroda/lat/279772.html (дата обращения: 24.04.2019)

[108]Страны транзита 2018 // Freedom house: [Электронный ресурс] – URL:  https://freedomhouse.org/report/nations-transit/2018/bosnia-and-herzegovina (дата обращения: 29.04.2019)

[109] Perspektivy.info: [Электронный ресурс] – URL:  http://www.perspektivy.info/ (дата обращения: 18.04.2019)

[110] Клуб купленных пророков в Республике Сербской: [электрон. журн.] – URL:    https://avaz.ba/vijesti/intervju/148003/sarovic-u-rs-bi-mogao-vladati-klub-kupljenih-poslanika (дата обращения: 29.04.2019)

[111] Исетбегович: Додик угрожает и обусловливает, его цель-вызвать кризис: [электрон. журн.] – URL: https://avaz.ba/vijesti/bih/476221/izetbegovic-dodik-prijeti-i-uvjetuje-cilj-mu-je-izazvati-krizu (дата обращения: 29.04.2019)

[112] В Белграде отреагировали на провокационные заявления боснийского политика:  [электрон. журн.] – URL: https://news.rambler.ru/other/38438169-v-belgrade-otreagirovali-na-provokatsionnye-zayavleniya-bosniyskogo-politika/ (дата обращения: 29.04.2019)

[113] Там же.

[114] Там же.

[115] Велько Зельткович. Закон действует для сербов, но не для Джаферовича: [электрон. журн.] – URL: https://www.glassrpske.com/novosti/vijesti_dana/Zakon-vazi-za-Srbe-ali-ne-i-za-Dzaferovica/lat/273002.html (дата обращения: 01.05.2019)

[116] Там же.

[117] Жељка Домазет. Путь Изетбеговича: [электрон. журн.] – URL:  https://www.glassrpske.com/komentar/komentar_dana/Izetbegovicev-put/3525.html (дата обращения: 06.05.2019)

[118] Там же