Новая визуальная культура в медиапространстве/New visual culture in the media space

Евгения Андреевна Кудряшова

Санкт-Петербургский государственный университет

Evgenia A. Kudriashova

Saint Petersburg State University

В современном мире визуальность становится формообразующей основой в культуре. Прежде всего это связано с развитием интернета, появлением социальных сетей и распространением технологий в области фотографии. Без визуального компонента нам уже не представляются новостные сюжеты, реклама, коммуникация в социальных сетях. Дигитализация визуального медиа-контента позволяет пользователям легко обмениваться культурными продуктами через новые коммуникационные среды. Новая визуальная культура — феномен, отражающий трансформацию состояния визуального в первые два десятилетия XXI века под влиянием прорыва новых технологий в сферах арт-практик и в связи с появлением феномена «новой чувственности».

In the modern world visuality becomes a form-building base in culture. First of all, it is connected with the development of the Internet, the emergence of social networks and the spread of technology in the field of photography. Without a visual component we no longer see news stories, advertising, and communication in social networks. Digitalization of visual media content allows users to easily exchange cultural products through new communication media. A new visual culture is a phenomenon that reflects the transformation of the state of the visual in the first two decades of the 21st century under the influence of the breakthrough of new technologies in the fields of art practices and in connection with the appearance of the phenomenon of «new sensuality».

  1. Барт Р. Camera lucida. Комментарий к фотографии. М.: АД Маргинем Пресс. 2011. С. 53.
  2. Беззубова О. В. Визуальная культура и визуальный поворот в культуральных исследованиях второй половины ХХ века // Аналитика культурологии. 2014. С. 7-8.
  3. Бокхольт Н. VR, AR, MR, эффект погружения и что всё это значит // Google. URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/products-tools/youtube-video/vr-ar-mr-effekt-pogruzheniia-i-chto-vsio-eto-znachit/.
  4. Вермюлен Т., Аккер Р. Заметки о метамодернизме. UK.: Journal of Aesthetics&Culture. 2010. С. 6.
  5. Ищенко Е. Н. «Визуальный поворот» в современной культуре: опыт философской рефлексии // Вестник ВГУ. №2. 2016. С. 17.
  6. Как технологии создают новые реальности // Habr. URL: https://habr.com/ru/company/canon/blog/441902/.
  7. Кандинский В. В. Точка и линия на плоскости. О духовном в искусстве. М.: АСТ. 2019. С. 21.
  8. Колодий В. В. Визуальность и её влияние на социальное познание: философско-методологическое основание // Вестник Томского государственного университета. № 2. 2011. С. 91.
  9. Кудинова А. В. Современная визуальная культура: фотографика, реклама, интернет. Краснодар: КГИК. 2016. С. 13.
  10. Машинное зрение // Habr. URL: https://habr.com/ru/post/350918/.
  11. Метаформы: искусство в эпоху виртуальной реальности // Buro 24/7. URL: https://www.buro247.ru/culture/arts/metaformy-iskusstvo-v-epokhu-virtualnoy-realnosti.html.
  12. Порозов Р. Ю. Визуальное как доминанта современной культуры // Политическая лингвистика. 2011. № 2. С. 220.
  13. Реутов А. С. Визуальные исследования современной культуры: феноменологический аспект: Автореф. канд. дис. Н. Новгород. 2018. С. 23.
  14. Савчук В. В. Идеология постинформационной искренности // Художественный журнал. URL: http://moscowartmagazine.com/issue/80/article/1741.
  15. Савчук В. В. Феномен поворота в культуре ХХ века // Международный журнал исследований культуры. №1. 2013. С. 97.
  16. Савчук В. В. Философия фотографии. СПб.: Академия исследования культуры. 2015. С. 50.
  17. Самое главное о нейронных сетях. Лекция в Яндексе // Habr. URL: https://habr.com/ru/company/yandex/blog/307260/.
  18. Сонтаг С. О фотографии. М.: АД Маргинем Пресс. 2013. С. 17.
  19. Уорд О. Искусство смотреть. Как воспринимать современное искусство. М.: АД Маргинем Пресс. 2018. С. 91.
  20. Darley A. Visual Digital Culture: Surface Play and Spectacle in New Media Genres. UK.: Taylor & Francis Ltd. 2000. P. 31.
  21. Dery M. Cyberculture. South Atlantic Quarterly 91. 1992. P. 509.
  22. Duncum P. Visual culture: Developments, definitions, and directions for art education // Studies in Art Education. № 42 (2). 2001. Р. 103.
  23. Howells R., Negreiros J. Visual Culture. UK.: Polity Press. 2011. Р. 12.
  24. Is Mixed Reality The Future Of Computing? // Fast Company. URL: https://www.fastcompany.com/40470073/is-mixed-reality-the-future-of-computing?utm_source=feedly&utm_medium=webfeeds.
  25. McQuiston L. Visual Impact: Creative Dissent in the 21st Century. London: Phaidon Press, 2015. P. 130.
  26. Mirzoeff N. The Visual Culture Reader. UK.: Taylor & Francis Ltd. 2012. P. 8.
  27. Mitchell, W.J.T. Picture Theory. Chicago: University of Chicago Press. 1994. P. 76.
  28. Nayar P. K. The New Media and Cybercultures Anthology. Chichester: Wiley-Blackwell. 2010. P. 1-5.
  29. Number of monthly active Instagram users 2013-2018 // URL: https://www.statista.com/statistics/253577/number-of-monthly-active-instagram-users/.
  30. Purgar K. Images in Text – Italian and American Literature in the Perspective of Visual Studies. Zagreb. 2013. P. 29-34.
  31. Rorty R. Metaphilosophical Difficulties of Linguistic Philosophy // The Linguistic Turn: Essays in Philosophical Method. Chicago: The University of Chicago Press. 1992. P. 1-39.
  32. Schroer M. Visual Culture and the Fight for Visibility // Journal for the Theory of Social Behaviour. №44 (2). 2013. P. 206.
  33. Turner L. Metamodernist Manifesto // Metamodernism. URL: http://www.metamodernism.org.
  34. Van Dijck J. The culture of connectivity: a critical history of social media. New York: Oxford UP. 2013. P. 8.
  35. Virtual reality // MIT Media Lab. URL: https://www.media.mit.edu/research/?filter=everything&tag=virtual-reality.
  36. Visual Culture. The Visual Turn // URL: https://science.jrank.org/pages/11568/Visual-Culture-Visual-Turn.html.
  1. Bart R. Camera lucida. Comment to the photo. M .: AD Marginem Press. 2011. p. 53.
  2. Bezzubova O.V. Visual culture and a visual turn in the cultural studies of the second half of the twentieth century // Cultural Analytics. 2014. pp. 7-8.
  3. Bokholt N. VR, AR, MR, immersive effect and what it all means // Google. URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/products-tools/youtube-video/vr-ar-mr-effekt-pogruzheniia-i-chto-vsio-eto-znachit/.
  4. Vermaulen T., Acker R. Notes on metamodernism. UK: Journal of Aesthetics & Culture. 2010. p. 6.
  5. Ishchenko Ye. N. “The Visual Turn” in Modern Culture: The Experience of Philosophical Reflection // Vestnik VSU. №2. 2016. p. 17.
  6. How technologies create new realities // Habr. URL: https://habr.com/en/company/canon/blog/441902/.
  7. Kandinsky V.V. Point and line on the plane. About the spiritual in art. M .: AST. 2019. p. 21.
  8. Kolodiy V.V. Visibility and its influence on social cognition: philosophical and methodological basis // Tomsk State University Bulletin. № 2. 2011. p. 91.
  9. Kudinova A.V. Modern visual culture: photography, advertising, Internet. Krasnodar: KGIK. 2016. p. 13.
  10. Machine vision // Habr. URL: https://habr.com/en/post/350918/.
  11. Metaforms: art in the era of virtual reality // Buro 24/7. URL: https://www.buro247.ru/culture/arts/metaformy-iskusstvo-v-epokhu-virtualnoy-realnosti.html.
  12. Porozov R. Yu. Visual as the dominant of modern culture // Political linguistics. 2011. № 2. p. 220.
  13. Reutov A.S. Visual research of modern culture: a phenomenological aspect: Author’s abstract. Cand. dis. N. Novgorod. 2018. p. 23.
  14. Savchuk V.V. Ideology of Post-Information Sincerity // Art Journal. URL: http://moscowartmagazine.com/issue/80/article/1741.
  15. Savchuk V.V. Phenomenon of a turn in the culture of the twentieth century // International Journal of Culture Studies. №1. 2013. p. 97.
  16. Savchuk V.V. Philosophy of Photography. SPb .: Academy of Culture Studies. 2015. p. 50.
  17. The most important thing about neural networks. Lecture in Yandex // Habr. URL: https://habr.com/en/company/yandex/blog/307260/.
  18. Sontag S. About photography. M .: AD Marginem Press. 2013. p. 17.
  19. Ward O. Art to watch. How to perceive modern art. M .: AD Marginem Press. 2018. p. 91.
  20. Darley A. Visual Digital Culture: Surface Play and Spectacle in New Media Genres. UK .: Taylor & Francis Ltd. 2000. p. 31.
  21. Dery M. Cyberculture. South Atlantic Quarterly 91. 1992. p. 509.
  22. Duncum P. Visual culture: Developments, definitions, and directions for art education // Studies in Art Education. No. 42 (2). 2001. p. 103.
  23. Howells, R., Negreiros, J. Visual Culture. UK .: Polity Press. 2011. p. 12.
  24. Is Mixed Reality The Future Of Computing? // Fast Company. URL: https://www.fastcompany.com/40470073/is-mixed-reality-the-future-of-computing?utm_source=feedly&utm_medium=webfeeds.
  25. McQuiston L. Visual Impact: Creative Dissent in the 21st Century. London: Phaidon Press, 2015. p. 130.
  26. Mirzoeff N. The Visual Culture Reader. UK .: Taylor & Francis Ltd. 2012. p. 8.
  27. Mitchell, W.J.T. Picture Theory. Chicago: University of Chicago Press. 1994. p. 76.
  28. Nayar P. K. The New Media and Cybercultures Anthology. Chichester: Wiley-Blackwell. 2010. pp. 1-5.
  29. Number of monthly active Instagram users 2013-2018 // URL: https://www.statista.com/statistics/253577/number-of-monthly-active-instagram-users/.
  30. Purgar K. Images in the Italian Literature in the Perspective of Visual Studies. Zagreb. 2013. pp. 29-34.
  31. Rorty R. Metaphilosophical Difficulties of Linguistic Philosophy // The Linguistic Turn: Essays in Philosophical Method. Chicago: The University of Chicago Press. 1992. pp. 1-39.
  32. Schroer M. Visual Culture and the Fight for Visibility // Journal for the Theory of Social Behavior. No. 44 (2). 2013. p. 206.
  33. Turner L. Metamodernist Manifesto // Metamodernism. URL: http://www.metamodernism.org.
  34. Van Dijck J. The culture of connectivity: a critical history of social media. New York: Oxford UP. 2013. p. 8.
  35. Virtual reality // MIT Media Lab. URL: https://www.media.mit.edu/research/?filter=everything&tag=virtual-reality.
  36. Visual Culture. The Visual Turn // URL: https://science.jrank.org/pages/11568/Visual-Culture-Visual-Turn.html.

Рецензия на научную статью Кудряшовой Е. А. «Новая визуальная культура в медипростанстве».

Работа Кудряшовой Евгении Андреевны посвящена исследованию формирующегося феномена новой визуальной культуры и его репрезентации в современном медипространстве. В эпоху, когда изменяется статус визуального и трансформируется архитектоника реальности, данная тема имеет безусловную актуальность. Исследование потребовало от автора глубокого изучения исторического контекста рассматриваемого феномена. Автору удалось представить разносторонние точки зрения на явление новой визуальной культуры и сформулировать основные причины трансформации визуального в современной медиасреде. Достоинством данной работы можно считать проработку теоретической базы исследования — заметно, что автору потребовалось обработать значительный объём исследований по данной теме, а также прибегнуть к методу экспертного интервью для подтверждения своих выводов.

Статья оставила хорошее впечатление о научной подготовке автора и может быть рекомендована к публикации.

Гребенникова Д. А.

доцент, кандидат искусствоведения,

член Международной Ассоциации искусствоведов  

Визуальная культура, визуальный поворот, визуальные технологии, киберкультура.

Visual culture, visual turn, visual technology, cyberculture.

Кудряшова, Е. А. Новая визуальная культура в медиапространстве // Век информации (Сетевое издание), 2019. Т.3 № 3(8) июль 2019. https://doi.org/10.33941/age-info.com33(8)8

Kudriashova, E. New visual culture in the media space. Information age (online media), 2019, vol. 3, no.3(8) https://doi.org/10.33941/age-info.com33(8)8

Смена эпох и культурных парадигм привела к трансформации визуального языка и появлению новых форм искусства. Современное российское искусство — продукт переходного периода, для которого характерны поиск новых стилей и выработка нетривиальных принципов визуализации. Те вещи, которые сейчас создаются современным поколением, влияют на формирование визуальной культуры. Новая визуальная культура характеризуется как «подвижное состояние между и за пределами иронии и искренности, наивности и понимания, релятивизма и истинности, оптимизма и сомнения, в погоне за множеством несоизмеримых и ускользающих горизонтов».

Определяющим аспектом изменения статуса визуального в современной культуре является трансформация архитектоники реальности посредством визуальных технологий. Появление и развитие технологий 3D, виртуальной реальности (VR) и дополненной реальности (AR) стали фактором возникновения самостоятельных видов искусства. Взаимопроникновение традиционных видов изобразительных искусств и новых цифровых технологий дали новые возможности для культурного выражения.

В современном мире визуальность становится формообразующей основой в культуре. Рост визуального материала в сферах коммуникации стал причиной появления новых способов работы с информацией — с её получением, обработкой и распространением. В связи с этим одним из главных предметов научных дискуссий о трансформации визуальной культуры явился феномен визуального поворота.

С конца XX века в зарубежных и российских университетах появилась и начала активно интегрироваться в другие научные области дисциплина «visual studies» («визуальные исследования»). Её поле исследования связано с изучением аспектов визуального в искусстве, медиа и культуре. Визуальные исследования — это междисциплинарная герменевтика новой эры, возникшая как следствие визуального поворота в то время, когда постмодернизм, как единственная всеобъемлющая теоретическая парадигма, все еще существующая, теряет доверие и методологическую жизнеспособность[1]

Термин «поворот» был предложен философом Ричардом Рорти во время работы над изучением феномена лингвистического поворота в 60-е гг[2]. Данное понятие стало некой абстрактной рамкой для установления отправных точек в сдвигах философского дискурса. На смену лингвистическому пришёл визуальный поворот, который обозначил трансформацию художественных и культурных практик. Iconic turn, imagic turn, pictorial turn — ещё несколько видов «поворотов» в понимании визуальности, с помощью которых исследователи в областях культурологии, философии и истории искусств описывают тенденции современной культуры. Зарубежные авторы, включенные в дискуссию о «повороте», такие как У. Дж. Т. Митчелл, Г. Бём, К. Мокси, М. Бал, Дж. Элкинс, М. Смит, Л. Картрайт, М. Э. Холли, Дж. Д. Герберт М. Диковицкая, Н. Мирзоефф и многие другие продвигают идею о том, что изобразительный, визуальный и знаковый повороты — это набор «симптомов», которые мы можем заметить в западных посткапиталистических обществах и которые характеризуются доминированием визуального образа и визуального общения в повседневной жизни.

Стоит отметить, что культура всегда имела визуальный компонент. Однако смещение акцента в сторону растущей важности «визуального» обусловлено главным образом двумя взаимосвязанными факторами[3]:

  • переходом от традиционного этапа развития к индустриальному;
  • гиперразвитием и интенсификацией визуальных технологий: распространением фотографии и телевидения, а на рубеже XX-XXI веков появлением новых digital-технологий и интернета.

Технологии создания изображения от фотографии до кино, от телевидения до компьютеризации все глубже вплетаются в саму ткань повседневной реальности. Такое переплетение вкраплено до такой степени, что функции изображения стали неотделимой частью анализа состояния современной культуры. Данный феномен не является естественным, скорее всего, визуальный поворот можно определить как случайный результат исторических и экономических процессов. В частности, развитие визуальной культуры является ответом на необходимость эффективной организации и управления огромным населением, состоящим из разнородных культур и рас, стран с разной степенью экономической силы в капиталистической мировой системе[4]. Таким образом, феномен визуального поворота является ответом на определённую совокупность вопросов, поставленных в масштабе человечества.

В данный момент мы наблюдаем возросшее значение визуального компонента во всех сферах жизни: социальной, бытовой, экономической, эстетической и т.д. Прежде всего это связано с развитием интернета, появлением социальных сетей и распространением технологий в области фотографии. Например, социальная сеть Instagram, разработанная специально для публикации визуального контента, по состоянию на июнь 2018 года достигла отметки в 1 миллиард активных пользователей в месяц (Statista, 2018)[5]. Без визуального компонента нам уже не представляются новостные сюжеты, реклама, коммуникация в социальных сетях. Дигитализация визуального медиа-контента позволяет пользователям легко обмениваться культурными продуктами через новые коммуникационные среды.

Развитие интернет-культуры вызвало необходимость изучения нового направления визуальности — киберкультуры. Ключевые изменения в данной области произошли в конце 1990-х гг. Американский культуролог М. Дери определяет киберкультуру как «связанный комплекс сублегитимных, альтернативных и оппозиционных субкультур, проекты которых характеризуются радикальной телесной культурой и «разрушающим» использованием техники»[6]. Дери разделяет основную область киберкультуры на visionary-технологии, периферийную науку, авангардное искусство и поп-культуру. Британский исследователь П. Наяр утверждает, что «киберкультура — это электронная среда, в которой пересекаются различные технологии и формы медиа: видеоигры, интернет, электронная почта, персональные домашние страницы, онлайн-чаты, технологии персональных коммуникаций (такие как сотовый телефон), мобильные технологии и информационные технологии»[7]. Найар определяет киберкультуру как основную часть визуальной культуры из-за своего повсеместного распространения: от CGI-анимации в кино до технологий визуализации в медицине.

Следствием визуального поворота стала переориентация изучения различного рода явлений, связанных с визуальным в культуре. Исследование форм визуального выражения и специфики восприятия произведений искусства становится ключевым в «новом искусствознании»[8]. Такое направление появилось с началом активного преодоления логоцентризма в европейской культуре в 70-х гг. Р. Барт писал в то время, что «ничто написанное не в силах сравниться по достоверности с фото. Несчастье языка, а возможно и присущее ему сладострастие, связано с тем, что он неспособен проверить собственную аутентичность»[9]. С. Сонтаг в 1964 г. писала о том, что «ненасытность фотографического глаза меняет условия заключения в пещере — в нашем мире. Обучая нас новому визуальному кодексу, фотографии меняют и расширяют наши представления о том, на что стоит смотреть и что мы вправе наблюдать. Они — грамматика и, что еще важнее, этика зрения»[10]. Поиск новых и достоверных способов протоколирования реальности стало причиной повышения внимания к фотографии как к особой форме культурной репрезентации.

Ранее данные идеи были озвучены в программе русского авангарда. Примером может послужить творчество В. Кандинского и К. Малевича, которое состояло в поиске новых форм художественного высказывания. В. Кандинский писал: «Что» (содержание) уже больше не будет материальным, предметным «Что» миновавшего периода, оно будет художественным содержанием, душой искусства без которой её тело («Как») никогда не будет жить полной здоровой жизнью, так же, как не может жить отдельный человек или народ»[11]. Данные материалы являются важным компонентом для составления общей картины взаимоотношения словесного и визуального в культуре, что составляет ключевое значение явления визуального поворота.

Обратимся к материалам современных исследователей данного феномена, чтобы обозначить значение визуального поворота в культуре. В. В. Савчук утверждает, что «иконический поворот смещает фокус внимания с  того, что образ представляет помимо себя, или, вернее, через себя, на то, что он представляет из себя. Иными словами, образ имеет структуру, конструкцию, у него есть культурные механизмы становления и условия существования»[12]. Автором также было описано функционирование пространства в современной культуре: «актуальная ситуация выталкивает человека в до- или постчеловеческий мир. Оцифровывание образов нивелирует объекты далекие и близкие, реальные и фантомные. В медиареальности, в основе которой не только технические изобретения, но и перепроизводство визуальных образов, соприкосновение отдаляется все дальше и дальше»[13]. Трансформация реальности ведёт к изменению восприятия окружающей действительности и поиску новой формы для самопознания. В исследовании А. С. Реутова говорится о том, что значение визуального поворота состоит в «основополагающей роли визуального образа в конструировании реальности и повышающегося теоретического интереса к последней»[14].

Исследователями данного феномена выделяется несколько этапов визуального поворота[15]:

  1. Начало 70-х гг. ХХ в.: преодоление ценностей традиционного искусствознания и опровержение эстетической теории.
  2. Начало 80-х гг. ХХ в.: семиотизация визуальной культуры.
  3. 90-х гг. ХХ в.: pictorial turn (осмысление образа как обособленной единицы, критика превалирования визуального в европейской культуре).

Несомненно, процесс формирования визуальной культуры на данных этапах не завершился. В связи с этим можно установить ещё две ключевые точки в развитии рассматриваемого феномена:

  1. Начало XXI в.: visual turn (осмысление виртуального и реального, близкого и далекого; проникновение западной визуальной культуры в другие).
  2. Второе десятилетие XXI в.: развитие западной идеи новой культуры, которая характеризуется поиском баланса между модернистским стремлением к смыслу и постмодернистским сомнением касательно этого смысла; осмысление цифровой вселенной и концептуализация диджимодернизма.

Таким образом, в наше время сложных визуальных технологий, разнообразных способов визуального общения и преимущественно визуальных способов развлечения современная культура обозначена как «визуальная»[16]. Если прежние эпохи можно было охарактеризовать привилегией устного и письменного текста, то нынешнюю постсовременную и постиндустриальную эпоху исследователи называют «a «pictorial» moment of history»[17] («изобразительный момент истории»). Как отмечалось выше, философские модели, основанные на превосходстве текста, подвергаются все более серьезным испытаниям. Сейчас визуальное пронизывает все аспекты нашей культуры: от средств внутреннего и наружного наблюдения до общения через Facebook. А исследования визуальной культуры направлены, в свою очередь, на изучение всех аспектов культурной жизни общества и повседневного опыта визуального восприятия.

Визуальная культура — продукт сложных социокультурных и исторических процессов, который основан на репрезентации визуального образа и рефлексии человеческого создания, формирующего картину действительности с помощью визуального опыта. Современная визуальная среда, пронизывающая различные социальные практики людей, задаёт определенный тон мироощущения социальных сообществ. Современный человек живет в мире универсальных визуальных знаков — указателей, инфографики, пиктограмм, визуальных статусов в социальных сетях[18]. Современная визуальная культура включает в себя графику, скульптуру, архитектуру, моду, живопись, кино, фотографию, дизайн, граффити, театр, галерейные и городские пространства, видео-арт, рекламу, видеоигры и т. д.

Для определения понятия современной визуальной культуры обратимся к актуальным материалам зарубежных и российских исследователей.

Британский теоретик визуальной культуры Н. Мирзоефф определяет визуальную культуру «как область визуальных событий, где информация передаётся к человеку через интерфейсы визуальных технологий»[19]. Автор подмечает, что «визуальная культура не обязательно относится к изображениям, это культура о создании изображения или их визуализации»[20]. Он также говорит о том, что с увеличением важности интернет-технологий в нашей повседневной жизни (платформ web 2.0, а также цифровых видео и телевизоров высокой четкости) продолжает возрастать значение визуальной культуры и визуальности в целом. Мирзоефф утверждает, что современная визуальная культура должна производить новые объекты, а не использовать сумму исходных.

Американский исследователь П. Дункум считает, что «современная визуальная культура — совершенно новая культурная сфера, где новые технологии развивают новые экономические порядки и социальные формации. Помимо того, визуальная культура определяет значение и влияние образов на социальную жизнь в соответствии с социальными условиями»[21]. Культура, которая не может рассматриваться без концепции общества, изменяется с помощью визуальных элементов новых коммуникационных технологий. В этой новой сфере, которую исследовательница медиа Дж. Ван Дейк называет «цифровой культурой», решающую роль в этой реформации играют социальные сети[22]. Похожий взгляд на проблему дал отечественный исследователь В. В. Колодий. Он определил «растущую роль визуальности в формировании социальных и культурных оснований современного социального опыта, социального порядка. Развивается также идея того, что благодаря этому обстоятельству происходит изменение общества (визуальность рождает иную социальность), прирост нового социального знания (визуальное знание более адекватно отражает новый социальный порядок, и оно встраивается в индивидуальную картину мира органично)»[23].

Британский исследователь Р. Хоуэллс описал визуальную культуру как «особый мир, в котором постоянно кодируются и декодируются визуальные тексты (рисунок, фотография, реклама, телевизионные передачи)»[24]. Автор считает одним из ключевых особенностей новой визуальной культуры практику различных техник визуализации, которые изначально не были предназначены для этого. В качестве примера Хоуэллс приводит применение рентгена в создании арт-проектов. Из данных аргументов можно сделать вывод, что современная визуальная культура характеризуется интенсивным поиском новых стилей и визуальных образов для отражения окружающей действительности. Исследователь-культуролог Р. Ю. Порозов видит основную черту современной культуры в «необходимости и неосознаваемой потребности изображать все и вся: не только людей или объекты, но и результаты сложных исследований, теоретических концептов и прочее представлять в наглядной визуализированной форме»[25].

Некоторые исследователи связывают трансформацию визуальной культуры с приходом новой культурной эпохи. Понятие «метамодернизм», получившее широкое распространение в последние годы как термин для определения событий в современной культуре, как утверждается зарубежными исследователями (и наше поколение, похоже, интуитивно признает), которые начали выходить за рамки постмодернистского стиля конца XX века. После многочисленных кризисов последних двух десятилетий — изменения климата, финансового кризиса и нарастания глобальных конфликтов — современное поколение стало свидетелем появления ощутимого коллективного стремления к переменам[26].

Самой известной сегодня в общественном пространстве концепцией постпостмодернизма является метамодернизм. Её авторы — голландские ученые Тимотеус Вермейлен и Робин ван ден Аккер — объяснили, как они начали замечать произведения искусства, которые, по их мнению, не соответствуют эстетике постмодернизма[27]. Они выдвинули название «метамодернизм» и резюмировали свое мнение, сказав, что появилась новая художественная чувствительность. Описание концепции метамодернизма можно найти в манифесте современного британского художника Люка Тёрнера: «метамодернизм означает подвижное состояние между и за пределами: иронии и искренности, наивности и понимания, релятивизма и истинности, оптимизма и сомнения, в погоне за множеством несоизмеримых и ускользающих горизонтов»[28]. В. В. Савчук утверждает, что искренность художника постинформационной эпохи не воплощается в качество искренности произведения, а остается внутренней интенцией. В свою очередь, «дистанция с собственным произведением при этом сокращается, поскольку оно больше не представляет художника, а осуществляет его желание в реальном масштабе и времени, рефлексируя одновременно актуальное состояние его окружения. Такое произведение можно считать рефлексией, дистанцированной от света разума, рефлексией в модусе тела, его усилия и воодушевления»[29]. Савчук обозначил, что в современной культуре происходит разрешение двух непримиримых противоречий[30]. С одной стороны, воскрешение всего того, что художники и критики отправили в утиль — материальное, объемное и весомое (глина, камень, дерево, металл). С другой стороны, обращение реальности в медиареальность. Изменение данной среды особенно ощущается в science-art, где исследуется вторжение техносреды, робототехники и информационных технологий в наше общество, тело и чувственность. Используя классические элементы в новых конфигурациях, художники со всего мира создают оригинальные произведения искусства.

Действительно, главной причиной революционных изменений визуального в современной культуре является трансформация архитектоники реальности посредством визуальных технологий. По мнению исследователя визуальной культуры И. Н. Инишева, в первую очередь это связано с распространением производительных мобильных устройств с качественным дисплеем и высокоскоростным беспроводным доступом в интернет. Современную фазу в динамике современной визуальной культуры исследователь характеризует как «имплозивную»: от фазы распространения (эксплозии) она перешла к фазе дифференциации (имплозии). В это же время наблюдается значительное изменение «характера визуальных содержаний в связи с усилением фактора тела в визуальном восприятии и ростом многообразия форм этого фактора.

Появление 3D-визуализации, симулирующей на плоском экране объемное пространство, ускорило процесс трансформации статуса визуального. Но ключевым прорывом стали изобретения, получившие массовое распространение только во второй половине 2010-х гг.:

  1. VR (virtual reality, виртуальная реальность) — это общий термин для иммерсионных мультимедиа, которые можно воспроизводить с помощью специальных технологий виртуальной реальности (шлем, очки), смартфонов и других цифровых устройств[31]. Контент может представлять из себя как линейное видео, снятое на панорамную камеру, так и интерактивные 3D-виузуализации. Приложения и инструменты для создания виртуальной реальности, такие как Google Tilt Brush, Oculus Rift, HTC Vive и Facebook 360, на данный момент активно используются представителями из сферы искусства для нового способа художественного выражения. Уже есть множество примеров использования виртуальной реальности для создания объектов искусства. Так, в 2016 году в Москве была открыта первая в мире выставка, на которой все объекты искусства представили в виртуальной реальности[32].
  2. AR (augmented reality, дополненная реальность) — технология, позволяющая «накладывать» виртуальный контент на окружающую действительность[33]. Дополненная реальность может помочь пользователю, к примеру, быстро найти нужный продукт в магазине, собрать мебель или сориентироваться на конкретной местности. Первые приложения с дополненной реальностью — приложения для смартфонов, которые работали по принципу включения информации в изображение на камере. Известный пример — игра PokemonGo, ставшая популярной среди геймеров во всем мире. В сфере арт-практик AR используется уже повсеместно. К примеру, у многих зарубежных и российских музеев есть приложения, разработанные для помощи посетителям в ориентировании среди экспозиций.
  3. MR (mixed reality, смешанная реальность) — технология, соединившая в себе лучшие стороны виртуальной и дополненной реальности. Основа — реальное изображение, отдельные элементы которой заменяются искусственно созданными виртуальными объектами. К примеру, технологию MR можно наблюдать в программе Google Translatе: при наведении камеры смартфона на текст, программа переводит его, находит похожий шрифт и выводит на экран смартфона вместо оригинального[34]. Смешанная реальность активно используется в киноиндустрии при съёмке актёра через хромакей и добавлении 3D-визуализации на постобработке. Корпорация Microsoft заявляет, что смешанная реальность поможет человеку приблизить будущее. Инженер-программист Алекс Кипман, специализирующийся на разработке MR утверждает, что «соответсвующее развитие искусственного интеллекта позволило бы нам разговаривать, не находясь рядом друг с другом. Когда-нибудь мы сможем снова так же побеседовать, только вы будете на Марсе, а меня уже 100 лет как не будет в живых»[35].
  4. Нейросети — один из способов реализации искусственного интеллекта (AI), которая работает по принципу человеческой нервной системы[36]. Нейросети чаще всего используется для распознавания образов и генерации новых данных. Развитие нейронных систем достаточно перспективно для сферы искусства: данные технологии уже могут рисовать картины, сочинять музыку, писать книги, придумывать сценарии для кино. Они работают по следующему принципу: сначала нейросети анализируют массив всех произведений искусства, а на основе полученных данных генерируют свое творение.
  5. Машинное зрение — научное направление в области искусственного интеллекта, в частности робототехники, и связанные с ним технологии получения изображений объектов реального мира, их обработки и использования полученных данных для решения разного рода прикладных задач без участия человека[37]. Проще говоря, разработчики данной технологии пытаются создать машины, который будут видеть и воспринимать окружающий мир так же, как человек. Например, компания Panasonic изобрела холодильник, который способен распознать испортившиеся продукты, а сервис Google street view дал возможность каждому побывать в отдаленных уголках планеты с помощью смартфона или компьютера. Машинное зрение помогает при анализе состояния произведений искусства: памятников архитектуры, картин, скульптуры и др.

По мнению И. Н. Инишева темпы развития современной визуальной культуры на сегодняшний день совпадают с темпами технологических новаций в этой сфере. Среди наиболее влиятельных из низ можно выделить дополненную реальность, машинное зрение и искусственный интеллект.

На сегодняшний день визуальная культура испытывает кардинальные изменения. В ходе исследования мы выявили две основные причины происходящих трансформаций:

  1. В первую очередь это происходит из-за переосмысления представителями из арт-среды пространства ощущений смыслов в искусстве в рамках явлений «новой искренности» и «новой визуальности». В повседневности нас везде окружают визуальные знаки и сообщения: «стой», «иди», «ешь здесь», «новость часа», «парковка запрещена», «не лезь под ноги»[38]. В современном искусстве, как и в современной жизни, между собой переплетаются знаки, философские головоломки и подтексты. Однако складывается ситуация, когда человек перестаёт верить собственному восприятия смысла, а полагается на ощущения, которые генерируются компьютерными технологиями.
  2. Проведенный нами опрос показал: 123 респондента из 125 опрошенных заметили трансформацию в визуальной культуре в последнее десятилетие[39]. Наиболее частый ответ по поводу причины происходящих изменений — развитие IT-сферы. Процессы дигитализации оказали серьезное влияние на все сферы жизни человека, в том числе и визуальную культуру. Такой технический поворот произошёл в начале XXI века, несмотря на то, что некоторые инновации были изобретены намного раньше, массовое использование они получили именно на рубеже двух десятилетий. Помимо этого происходит слияние традиционных форм искусства с техническими инновациями. Такая коллаборация даёт возможность арт-практикам открывать новые формы для самовыражения. Разработка и использование виртуальной, дополненной и смешанной реальности, искусственного интеллекта и робототехники имеет важное значение и для создания искусства, и для его сохранения.

Таким образом, новая визуальная культура — феномен, отражающий трансформацию состояния визуального в первые два десятилетия XXI века под влиянием прорыва новых технологий в сферах арт-практик и в связи с появлением феномена «новой чувственности».

 

 

Сноски:

 

[1] Purgar K. Images in Text – Italian and American Literature in the Perspective of Visual Studies. Zagreb. 2013. P. 29-34.

[2] Rorty R. Metaphilosophical Difficulties of Linguistic Philosophy // The Linguistic Turn: Essays in Philosophical Method. Chicago: The University of Chicago Press. 1992. P. 1-39.

[3] Visual Culture. The Visual Turn // URL: https://science.jrank.org/pages/11568/Visual-Culture-Visual-Turn.html. Дата обращения: 20.03.2019.

[4] Mitchell, W.J.T. Picture Theory. Chicago: University of Chicago Press. 1994. P. 76.

[5] Number of monthly active Instagram users 2013-2018 // URL: https://www.statista.com/statistics/253577/number-of-monthly-active-instagram-users/. Дата обращения: 20.03.2019.

[6] Dery M. Cyberculture. South Atlantic Quarterly 91. 1992. P. 509.

[7] Nayar P. K. The New Media and Cybercultures Anthology. Chichester: Wiley-Blackwell. 2010. P. 1-5.

[8] Ищенко Е. Н. «Визуальный поворот» в современной культуре: опыт философской рефлексии // Вестник ВГУ. №2. 2016. С. 17.

[9] Барт Р. Camera lucida. Комментарий к фотографии. М.: АД Маргинем Пресс. 2011. С. 53.

[10] Сонтаг С. О фотографии. М.: АД Маргинем Пресс. 2013. С. 17.

[11] Кандинский В. В. Точка и линия на плоскости. О духовном в искусстве. М.: АСТ. 2019. С. 21.

[12] Савчук В. В. Философия фотографии. СПб.: Академия исследования культуры. 2015. С. 50.

[13] Савчук В. В. Феномен поворота в культуре ХХ века // Международный журнал исследований культуры. №1. 2013. С. 97.

[14] Реутов А. С. Визуальные исследования современной культуры: феноменологический аспект: Автореф. канд. дис. Н. Новгород. 2018. С. 23.

[15] Беззубова О. В. Визуальная культура и визуальный поворот в культуральных исследованиях второй половины ХХ века // Аналитика культурологии. 2014. С. 7-8.

[16] Schroer M. Visual Culture and the Fight for Visibility // Journal for the Theory of Social Behaviour. №44 (2). 2013. P. 206.

[17] Darley A. Visual Digital Culture: Surface Play and Spectacle in New Media Genres. UK.: Taylor & Francis Ltd. 2000. P. 31.

[18] Кудинова А. В. Современная визуальная культура: фотографика, реклама, интернет. Краснодар: КГИК. 2016. С. 13.

[19] Mirzoeff N. The Visual Culture Reader. UK.: Taylor & Francis Ltd. 2012. P. 8.

[20] Там же. P. 10.

[21] Duncum P. Visual culture: Developments, definitions, and directions for art education // Studies in Art Education. № 42 (2). 2001. Р. 103.

[22] Van Dijck J. The culture of connectivity: a critical history of social media. New York: Oxford UP. 2013. P. 8.

[23] Колодий В. В. Визуальность и её влияние на социальное познание: философско-методологическое основание // Вестник Томского государственного университета. № 2. 2011. С. 91.

[24] Howells R., Negreiros J. Visual Culture. UK.: Polity Press. 2011. Р. 12.

[25] Порозов Р. Ю. Визуальное как доминанта современной культуры // Политическая лингвистика.  2011. № 2. С. 220.

[26] McQuiston L. Visual Impact: Creative Dissent in the 21st Century. London: Phaidon Press, 2015. P. 130.

[27] Вермюлен Т., Аккер Р. Заметки о метамодернизме. UK.: Journal of Aesthetics&Culture. 2010. С. 6.

[28] Turner L. Metamodernist Manifesto // Metamodernism. URL: http://www.metamodernism.org. Дата обращения: 30.03.19.

[29] Савчук В. В. Идеология постинформационной искренности // Художественный журнал. URL: http://moscowartmagazine.com/issue/80/article/1741. Дата обращения: 02.04.19.

[30] Савчук В. В. Возвращение определённости // Художественный журнал. URL: http://moscowartmagazine.com/issue/55/article/1111. Дата обращения: 02.04.19.

[31] Virtual reality // MIT Media Lab. URL: https://www.media.mit.edu/research/?filter=everything&tag=virtual-reality. Дата обращения: 03.04.19.

[32] «Метаформы»: искусство в эпоху виртуальной реальности // Buro 24/7. URL: https://www.buro247.ru/culture/arts/metaformy-iskusstvo-v-epokhu-virtualnoy-realnosti.html. Дата обращения: 03.04.19.

[33] Бокхольт Н. VR, AR, MR, эффект погружения и что всё это значит // Google. URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/products-tools/youtube-video/vr-ar-mr-effekt-pogruzheniia-i-chto-vsio-eto-znachit/. Дата обращения: 03.04.19.

[34] Как технологии создают новые реальности // Habr. URL: https://habr.com/ru/company/canon/blog/441902/. Дата обращения: 03.04.19.

[35] Is Mixed Reality The Future Of Computing? // Fast Company. URL: https://www.fastcompany.com/40470073/is-mixed-reality-the-future-of-computing?utm_source=feedly&utm_medium=webfeeds. Дата обращения: 03.04.19.

[36] Самое главное о нейронных сетях. Лекция в Яндексе // Habr. URL: https://habr.com/ru/company/yandex/blog/307260/. Дата обращения: 03.04.19.

[37] Машинное зрение // Habr. URL: https://habr.com/ru/post/350918/. Дата обращения: 03.04.19.

[38] Уорд О. Искусство смотреть. Как воспринимать современное искусство. М.: АД Маргинем Пресс. 2018. С. 91.