Молодежные СМК как инструмент идеологии

Игорь Ильич Скрипюк

Санкт-Петербургский государственный университет

Igor I. Skripiuk

Saint Petersburg State University

Анализируется двоякое толкование понятия идеология, место и значение средств массовой коммуникации в идеологическом влиянии на подростковую и молодежную аудиторию.

The article analyzes the dual interpretation of the concept of ideology, the place and significance of the mass communication in the ideological influence on the adolescent and youth audience.

  1. Большой толковый словарь русского языка / Сост. И гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб.: Норинт, 2000.
  2. Большой энциклопедический словарь. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1997.
  3. Мещеряков Б. Г., Зинченко В. П. (ред.) Большой психологический словарь. СПб.: Прайм-Еврознак, 2003.
  4. Политология: энциклопедический словарь. — М.: Изд-во Моск. коммерческого ун-та, 1993.
  5. Толковый словарь современного русского языка. Д. Н. Ушаков. – М.: Аделант, 2013.

1. Bol’shoj tolkovyj slovar’ russkogo yazyka / Sost. I gl. red. S. A. Kuznecov. — SPb.: Norint, 2000.
2. Bol’shoj enciklopedicheskij slovar’. — M.: Bol’shaya Rossijskaya enciklopediya, 1997.
3. Meshcheryakov B. G., Zinchenko V. P. (ed.) Bol’shoj psihologicheskij slovar’. SPb.: Prajm-Evroznak, 2003.
4. Politologiya: enciklopedicheskij slovar’. — M.: Izd-vo Mosk. kommercheskogo un-ta, 1993.
5. Tolkovyj slovar’ sovremennogo russkogo yazyka. D. N. Ushakov. – M.: Adelant, 2013.

Идеология, массовая коммуникация, средства массовой коммуникации, ценностные ориентации, установки, контент.

Ideology, mass communication, value orientations, attitudes, content.

Скрипок, И. И. Молодежные СМК как инструмент идеологии // Век информации (сетевое издание), Т.1 №3 (6) январь 2019.

Skripiuk, I. Youth mass communication as a tool of ideology. INFORMATION AGE (online media), 2019, Vol. 1. No 3(6)

Каждый исторический период, помимо прочего,  накладывает свой отпечаток на восприятие, трактовку и оценку различных понятий и общественных явлений. Причем, содержание понятий и явлений может оставаться неизменным, но восприятие и оценка его часто претерпевают существенные изменения. К примеру, такое явление как спекуляция в советское время не только осуждалось общественным мнением, но было уголовным преступлением, подлежащим наказанию, согласно Уголовному кодексу РСФСР. Когда административно-командную экономику сменила рыночная, данная статья Уголовного кодекса в новых экономических условиях потеряла  актуальность и была исключена. Сегодня спекуляция, как таковая не считается преступлением, хотя слово «спекулянт» так и не потеряло негативного оттенка.

Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении такого понятия, как  идеология. Согласно определению в Большом энциклопедическом словаре, идеология – это «система политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности» [Большой энциклопедический словарь, с. 434]  В политологическом энциклопедическом словаре идеология определяется  как «система взглядов и идей, в которых выражается отношение к той или иной действительности, взгляды, интересы, цели, намерения, умонастроения людей, классов,  партий, субъектов политики и власти тех или иных эпох, поколений, общественных движений, искусства, литературы и др., вплоть до мировоззрения и жизненных позиций носителей какой-либо идеологии» [Толковый словарь современного русского языка, с. 113—114].  Большой толковый словарь русского языка  трактует идеологию   [от греч. idea — понятие и logos — учение] как «совокупность связанных между собой идей и требований, выступающих как основа конкретных действий, решений и т. п. [Большой толковый словарь русского языка, с. 375]. Наконец, Толковый словарь современного русского языка Д. Н. Ушакова говорит нам, что идеология – это «мировоззрение, система взглядов и идей»  [Толковый словарь современного русского языка, с.181]

Как видно из этих авторитетных источников, понятие идеологии нельзя суживать только до идеологии политической. Однако, постоянно встречается попытка в самых разных контекстах использовать в качестве трактовки понятия  идеология только политическую составляющую, а в качестве субъекта идеологии только органы государственной власти. Причем, какие бы сферы  или направления социальной жизни не рассматривались, любая попытка говорить о необходимости  идеологии в этой сфере наталкивается на агрессивное обвинение в попытке ограничения прав и свобод и  стремлении вернуть коммунистическую идеологию, предполагающую цензуру и преследование инакомыслящих. То есть в обществе сложилась определенная установка в отношении негативной трактовки идеологии как таковой, хотя многие проблемы, как в сфере экономики, так и в общественной, социальной сфере, как раз и вызваны отсутствием внятной и понятной идеологии  как  совокупности «связанных между собой идей и требований, выступающих как основа конкретных действий, решений и т. п.» в этих сферах [Большой толковый словарь русского языка , с. 375].

Более того, можно отрицать как необходимость, так и наличие идеологии в разных областях жизнедеятельности общества и государства, но это никак не отменяет ее существования, так как принимаемые конкретные решения и действия есть прямое следствие этой идеологии, даже если она соответствующим образом не сформулирована и/или не оформлена. Проиллюстрировать этот тезис можно на примере обучения и воспитания, которые всегда имеют под собой  определенную  идеологию. Например, в сфере обучения существуют две противоположные идеологии:

·       Школа призвана дать учащимся базовые знания во всех областях познания.

·       Школьное образование должно быть узко специализированным: базовые умения (чтение, письмо), а затем специализация. Зачем будущему слесарю или сантехнику   литература или астрономия.

В соответствии с этими противоположными идеологиями формулируются противоположные стратегии развития образования, которые в свою очередь диктуют противоположные образовательные стандарты.

Аналогичная ситуация имеет место и в отношении идеологии воспитания подрастающего поколения. Но здесь  положение еще более плачевно, так как любая попытка обратить внимание общества и государства  на отсутствие идеологии воспитания молодежи и негативные последствия  этого наталкивается на агрессивное обвинение в реанимации коммунистической политической идеологии, ограничении  свобод и т.п.  Как альтернатива, предлагается другая идеология: никто не должен систематически и  целенаправленно заниматься воспитанием молодежи. Она будет саморазвиваться и самовоспитываться под влиянием интернета, как источника  плюралистических мнений. Однако, критики государственной идеологии в области воспитания подрастающего поколения считают вполне допустимым обработку молодежи с позиций своей оппозиционной  политической идеологии.

Безусловно, политическая идеология должна быть исключена из сферы идеологической работы с молодежью. Но должна быть  разработана, сформулирована идеология в области морали, нравственности, культуры, образования (в том числе профессионального). Сегодня этими вопросами, по разным причинам, не занимаются, к сожалению, ни семья, ни школа, ни государство.  Отсюда – огромное количество проблем, возникающих у молодежи и с молодежью. Если  государство и здоровое общество не сформируют идеологию, прежде всего, в сфере морали и нравственности, и не озаботятся ее реализацией, это сделают другие субъекты деятельности. Природа не терпит пустоты, но нравственный вакуум многократно страшнее по своим последствиям вакуума физического. Уже сейчас можно наблюдать, что доминирующее место как в общественном сознании вообще, так и в общественном сознании молодежи начинают занимать идеология потребительства, стяжательства, идеология силы, а не разума,  идеология хамства, бескультурья  и безнравственности как инструмент «завоевывания места под солнцем», криминальная идеология, согласно которой мир делится на воров и жертв, а если не пойман, то и ни в чем не виноват.

Одним из важнейших  феноменов общественных отношений, активно влияющих на развитие этих отношений и формирующих общественное мнение

является массовая коммуникация  и ее средства. Под массовой коммуникацией (англ. mass communication; от лат. communicatio — сообщение, передача) понимается «систематическое распространение специально подготовленных, имеющих социальную значимость сообщений, с целями удовлетворения информационных потребностей массовой аудитории (широких слоев населения) и воздействия на поведение, аттитюды, взгляды, убеждения, мнения людей» [Большой психологический словарь, с. 247]. К средствам массовой коммуникации (СМК), обеспечивающим контакт с аудиторией, можно отнести печатные СМИ (газеты и журналы), телевидение, радио, Интернет (во всех его коммуникационных форматах (электронные СМИ сайты, социальные сети, блоги, Твиттер, Инстаграмм), а также кинематограф, научные и художественные печатные издания, театр.

Основными функциями массовой коммуникации являются:

1) информационная;

2) регулятивная, направленная на формирование общественного сознания, общественного мнения, создание аттитюдов и стереотипов, а также манипулирование и  социальный контроль;

3) культурологическая, обеспечивающая ретрансляцию информации, имеющей культурную значимость, сохранение культурных традиций и межкультурные взаимодействия.

Таким образом, исходя из сказанного выше, можно сказать, что молодежные СМК, реализуя перечисленные функции, в идеале должны обеспечивать социализацию молодежи, развитие личности подростков и юношества,  формирование  у них положительных, социально одобряемых ценностных ориентаций в разнообразных сферах, выработку социальных норм, оптимизацию социальной деятельности, интеграцию и консолидацию общества.

Формируя у молодежи определенную систему взглядов и идей, мировоззрение, как отношение  человека к окружающей его действительности, обществу, природе и самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции людей, их убеждения, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации, СМК фактически в любом случае выступают инструментом  идеологического воздействия, поскольку все перечисленное и составляет содержание идеологии. И задача заключается не в том, чтобы игнорировать этот факт, не в том, чтобы отрицать идеологию или свести понятие идеологии к политике, а в том, чтобы  использовать идеологию, базирующуюся на  общечеловеческих ценностях, социально приемлемых морально-этических  нормах и принципах, для формирования у молодежи соответствующих установок и ценностных ориентаций, необходимого познавательного, эмоционального и поведенческого эффекта. А это, в свою очередь, ставит задачу создания соответствующего контента, который распространяется по каналам СМК. И здесь одинаково не подходит  ни  идеология запретительства, ни, пришедшая ей на смену, идеология попустительства, которая, вследствие наблюдаемого, все нарастающего негативного результата, вновь начинает сменяться запретами и призывами к введению ограничений и запретов в СМК.

Безусловно, что-то нужно категорически запрещать: ненормативную лексику, пропаганду суицидального поведения, наркотиков, демонстрацию агрессии, психологического и физического насилия,    половой распущенности и многое другое, чем переполнены сегодня СМК и не только подростковые и молодежные. Но нужно  также поощрять,  обеспечивать условия и поддерживать создание позитивного контента, которому трудно пробиться к аудитории в  условиях доминирования потребительства, гонки за рейтингами любой ценой, подмены гуманистической ориентации властью денег.  Выросло «непоротое поколение», до которого никому не было дела: ни родителям, ни обществу, ни государству! И нужны срочные меры, чтобы необходимость снова взяться за запреты, «розги» и дубинку, не  стала неотвратимой, порождая иллюзию достижения положительного результата.