А. С. Суворин о комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

 

 

Кирилл Максимович Веселкин

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

 

 

Аннотация: В данной работе рассмотрен вопрос объективности критических концепций В. Г. Белинского и А. С. Суворина на произведение А. С. Грибоедова «Горе от ума». Написанная в 1839 году критическая статья В. Г. Белинского вошла во многие учебники литературы как основной анализ пьесы. Однако в 1886 году журналист А. С. Суворин публикует статью «“Горе от ума” и его критики», в которой фактически входит в прямую полемику с В. Г. Белинским, стараясь опровергнуть каждый тезис критика, и разрабатывает кардинально противоположную концепцию анализа комедии А. С. Грибоедова. Целью данного исследования является не простой сопоставительный анализ двух работ, а поиск причин разногласий критиков, так как, основываясь на текстах 1840-41 гг. В. Г. Белинского, становится понятно, что их автор уже тогда написал свое собственное опровержение. Опираясь на анализ написанных до и после них статей и писем русских критиков и историко-литературный контекст того периода, нужно понять, что послужило отправной точки в разработке таких противоположных концепций прочтения «Горя от ума».

Ключевые слова: Грибоедов, Суворин, Горе от ума.

 

Kirill M. Veselkin

Lomonosov Moscow State University, bachelor student

 S. Suvorin’s theses about A. S. Griboyedov’s comedy «Woe from Wit»

 Summary: In this work the question of objectivity of critical concepts of V. G. Belinsky and A. S. Suvorin on A. S. Griboyedov’s work «Woe from wit» is put up. Written in 1839, a critical article by V. G. Belinsky entered many textbooks of literature as the main analysis of the play. However, in 1886, journalist A. S. Suvorin published an article «»Woe from wit» and his critics», which in fact is a direct polemic with V. G. Belinsky, trying to refute every criticism thesis, and develops a radically opposite concept of Comedy analysis A. S. Griboedov. The aim of this study is not a simple comparative analysis of the two works, and the search for the causes of critics’ differences, as, based on the texts of 1840-41, V. G. Belinsky, it becomes clear that their author had already written his own refutation. Based on the analysis of the articles and letters written before and after them by Russian critics and the historical and literary context of that period, it is necessary to understand what served as a starting point in the development of such opposing concepts of reading «Woe from wit».

Key words: Griboyedov, Suvorin, Woe from Wit

Евграф Николаевич Серчевский, русский педагог середины XIX века, в предисловии к книге «Грибоедов и его сочинения» отмечал: «Ни одно литературное произведение, ни одна ученая книга не возбудили такой полемики и стольких разнообразных суждений и толков, как комедия “Горе от ума”». В первый же день после появления в печати пьесы Грибоедова критики и интеллигенция сразу разбились на два крупных лагеря «почитателей» и «хулителей» комедии. На протяжении десятилетий каждый раз возникал бурный конфликт между изданиями и литераторами, желающими защитить или низвергнуть «Горе от ума». Однако, двумя сами яркими «противоположными полюсами» мнений об этой комедии стали В. Г. Белинский и А. С. Суворин. Первый написал свой масштабный труд в 1839 году, второй же ответил только через 47 лет. И если критические замечания Белинского многие филологи до сих пор продолжают защищать и считать их наиболее объективными, то концепцию анализа Суворину 1885 г. почти никто не приводит в пример, в редких случаях на неё ссылаются современные литературоведы, не говоря уже о том, что в свободном доступе его работу невозможно найти или даже ознакомиться. Однако, его труд интересен не только с точки зрения общего ознакомления, но и из-за того, что в своей работе он вступает в полемику с Белинским, анализирует его тезисы и доказательства и опровергает многие его доводы и тезисы высказавшихся ранее критиков. Николай Кирьякович Пиксанов отмечал, Суворин задался целью опровергнуть утверждения Белинского о том, что Чацкий не лицо, а идея, и комедия эта – «художественная сатира».

Как писал сам Суворин, «История русской литературы так мало у нас разработана, что подобные мнения у нас принимаются на веру, безо всякой проверки, и Белинский царит, хотя пора бы проанализировать этого критика и указать на те промахи и даже нелепости, которых достаточно в 12 томах его произведений».

Так насколько же объективными были доводы А. С. Суворина, и стоит ли вообще обращаться к его критическому анализу «Горя от ума»?

В начале своей работы Суворин разбирает всю историю критической мысли «Горя от ума», начиная с первой статьи Дмитриева, кратко показывая динамику и изменения, произошедшие за более чем 60 лет распространения и постановки пьесы Грибоедова. Отметив ошибочность суждений Дмитриева, Вяземского и Пушкина, автор полностью акцентирует своё внимание на статье Белинского «Горе от ума». Комедия в 4-х действиях» 1839 года. Он пишет: «Тирада Белинского повторяется десятки лет как беспрекословная истина, и вошла в учебники, рабски копировавшие Белинского».

И, чтобы опровергнуть мнение Белинского, Суворин решает пройти все его самые важные тезисы и убедить в обратном. Так, он начинает с анализа образа Чацкого, где отмечает, что он не говорит ничего без повода и если все, что он говорит, – зло и остроумно, как это сказал Белинский, то не выходит из пределов приличия, если внимательно изучить текст. «Как тогда, и теперь есть остряки и смельчаки, которые в обществе очень рельефно рисуют картины прошлого и настоящего, приправляя все это солью остроумия и злословия». Следовательно, ничего иррационального и ненатурального в образе этого героя нет.

Далее Суворин исследует взаимоотношения Софьи и Чацкого, отталкиваясь от тезиса Белинского про «гармоническое разумение двух родственных душ». По мнению Белинского, между Софьей и Чацким не могло быть никаких настоящих чувств, так как внутри них нет ничего благого, честного и прекрасного. Суворин же резко определил эти слова как вздор, так как Грибоедов совершенно реально изобразил любовь, нарисовал ее «самой ходячей и обыденной». Он пишет: «Женщина должна сначала анализировать мужчину, узнать всю красоту его души, объем его ума и тогда уже полюбить! С сороковых годов вся эта идеалистическая, парфюмерная вода ушла из любви и вероятно уйдет еще больше к концу века». Но более важным является то, что, по мнению критика, вся интрига произведения строится не на противопоставлении поколений, но именно на желании Чацкого узнать, в кого влюблена Софья. Именно оно двигает произведение: у героя есть свои предположения и идеи, но «червь сомнения грызет его, и кто знает, что такое любовь и ревность, кто знает муки их, тот поймет, что Чацкий не может успокоиться». Поэтому и нельзя ставить любовный конфликт на второй план, считая его побочным.

Следующим важным фрагментом пьесы Суворин выделяет сцену разговора Скалозуба и Чацкого: главный герой молчит, прислушиваясь к разговору, приглядываясь к ухаживаниям Фамусова за Скалозубом. По мнению Суворина, монолог Фамусова был высказан с явным расчетом задеть Чацкого и лично, и в его убеждениях, и вывести его на эмоцию. И если бы он смолчал, если бы не ответил красноречивым монологом на красноречивую картину Фамусова – «он не был бы самим собой».

Но наиболее же важным, что высказывает в этой работе Суворин, является тезис, который в корне меняет представление о комедии. А звучит он так: «не Чацкий объявляет войну, а Чацкому ее объявляют». Если проанализировать сцену бала, можно заметить, что Чацкий ни разу не был груб, ни разу не выходил из роли умного человека, он свободно, не стесняясь, говорил только с Софьей и Фамусовым: «Не он оскорбляет, а его оскорбляют». И даже если ранее в критике всегда говорилось, что Чацкий читает свой монолог всему обществу, эту теорию легко опровергнуть тем, что, если бы Софья не выдумала своего злобного мщения, Чацкий бы уехал с бала благополучно. Раздражение против него и было только, что у Фамусова и Софьи. «Остальные не имели причины провозглашать его сумасшедшим». Чацкий защищался, отбивался и, страдая и мучась, хотел отстоять свою любовь, свое счастье: «Грибоедов мастерски вел своего героя, начиная от бешеной скачки по почтовым дорогам, нервного ожидания счастья до самой ямы, из которой можно было выбиться, только разорвав с обществом». Поэтому и ошибочно утверждать о статичности образов героев: Чацкий кардинально меняется с первого акта до последнего, его образ является необыкновенно живым, цельным и понятным.

Последним важным моментом, на котором Суворин хотел акцентировать внимание, была политическая позиция Чацкого. Он отчетливо говорит, что в Чацком нет грубого либерала или славянофила. По его мнению, Грибоедов заложил в мировоззрение героя именно свои взгляды на происходящее тогда, поэтому в Чацком нет программного славянофила или программного либерала. Этот герой не обольщен Европой, и на вопрос: «где лучше?» отвечает: «где нас нет», но он как бы соединяет эти два противоположных лагеря в себе и господствует над ними, указывая на те основания, которые должны быть прежде всего в душе русского человека: «Чацкий являлся представителем кружка, бойца за новые идеи, за новую жизнь и противоречие его было действительное, а не случайное, как не случайна борьба нового со старым».

Исходя из всего сказанного, Суворин делает вывод о том, что «Горе от ума» – превосходная комедия, блестящее художественное произведение с такой вековечной идеей, как ни одна из русских комедий…». Автор статьи также отмечает нововведения писателя, такие как нарушение единства места, выбор естественного стихотворного размера, заложение в основу разговорного языка, обращает внимание на нарушения классицистического метода и один из первых приближает Чацкого к реалистическим тенденциям в русской литературе. Но самым ценным, с точки зрения Суворина, является «масштабирование» проблемы: «Он первым взял такую широкую общественную задачу и, соединив частную интригу с общественной, первый кончил комедию логически, выбросив своего героя из старой жизни и покрыв негодующим смехом представителей её».

ЛИТЕРАТУРА

  1. Грибоедов. А.С. Собрание сочинений в двух томах. М., 1971.
  2. Азарина С.А. Грибоедов. Энциклопедия. СПб., 2007.
  3. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений: В 13 т. Л., 1900-1948.
  4. Березина В. Белинский в «Московском наблюдателе». Белинский В. Г. Собрание сочинений. В 9-ти томах. Т. 2., М., «Художественная литература», 1977.
  5. Меньшикова Т.С.A.C. Суворин и В.Г. Белинский — критики «Горя от ума» A.C. Грибоедова // Актуальные проблемы филологической науки: взгляд нового поколения. Вып. 4. – М., 2012.
  6. Мещеряков В.П. А.С. Грибоедов. Литературное окружение и восприятие (XIX – начало XX в.). Л., 1983.
  7. Пиксанов Н. К. Комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума» / Грибоедов А.C. Горе от ума. М., 1929. С. 281-386.
  8. Пиксанов Н.К. Творческая история «Горя от ума». М., 1971. С. 388-442.
  9. Писарев А. Против замечаний неизвестного У.У. на суждение о комедии «Горе от ума» // Вестник Европы. 1825. №23-24. С. 338-357.
  10. Пыпин А.Н. Поход против Белинского, предпринятый под флагом «Горя от ума//Вестник Европы. 1886. №5. С. 432-438.
  11. Сомов. О.М. Мои мысли о замечаниях г. М. А. Дмитриева, на комедию «Горе от ума» и характере Чацкого// Сын Отечества, 1825., №10. С. 52-60.
  12. Суворин А.С. Горе от ума и его критики»// А.С. Грибоедов и его сочинения. СПб., 1886. C. 1-72.
  13. Суворин А.С. Пятьдесят пять лет на сцене // Новое время, 1885, 2 (14) сентября, C. 162-171.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s