СМИ Швеции и «женский вопрос» в «Свенска Дагблет» и «Дагенс Нюхетер»

Гарнина Наталья Вячеславовна

Санкт-Петербургский государственный университет

Garnina Natalya Vyacheslavovna

St. Petersburg State University

СМИ Швеции в целом, и шведская пресса в частности, безусловно, не оставляет без внимания женский вопрос как один из важнейших элементов социума, а также проблему насилия над женщинами как одну из самых приоритетных для решения. И именно анализ публикаций по данной тематике в крупнейших шведских газетах позволит увидеть реальное отражение проблемы через мнения авторитетных лиц, статистику, предлагаемую газетами, дискуссии политических и общественных деятелей, форму подачи материалов и частоту появления публикаций по теме нашего исследования, а также феномен женской преступности и отношение к нему СМИ.

Swedish media in general, and the Swedish press in particular, of course, does not disregard the women’s issue as one of the most important elements of the society, as well as the problem of violence againstwomen as one of the top priorities for the solution. And it is the analysis of publications on this subject in the largest Swedish newspapers that will allow us to see the real reflection of the problem through the opinions of authoritative persons, the statistics offered by newspapers, the discussion of political and public figures, the form of submission of materials and the frequency of publications on the topic of our study, as well as the phenomenon of female crime and the attitude of the media towards it

  1. Asp K. Journalisternas partisympatier 2000. Gothenburg, 2006.
  2. Elman R. A. Sexual subordination and state intervention: Comparing Sweden and the United States. Oxford, 1996.
  3. Evans M. The woman question. New York, 1994.
  4. Grever M. Dutch feminist pioneer Mina Kruseman in a letter to Alexandre Dumas — Strijd tegen de stilte. Johanna Naber (1859-1941) en de vrouwenstem in geschiedenis. Hilversum, 1994.
  5. Kjørup S. Människovetenskaperna — Problem och traditioner i humanioras vetenskapsteori. Lund, 1999.
  6. Krolokke C. Gender Communication Theories and Analyses: From Silence to Performance.  Гл. 1. Three Waves of Feminism: From Suffragettes to Grrls. New York, 2005.
  7. Lundgren E. Captured Queen: Men’s violence against women in «equal» Sweden. Umeå, 2002.
  8. Matovic M. Utförekning, bergsbestigning eller berg – och dalbana? Kvinnans ställning i alder tid. Stockholm, 1999.
  9. Sawyer B. Women as Bridge-Builders: the Role of Women in Viking Age Scandinavia. – People and Places in the Northern Europe 500 – 1600. Woodbridge, 1991.
  10. Sternvik J. Newspaper in a Changing Media World, Swedish Trends / Sternvik J., Wadbring I.,Weibull L. Gothenburg, 2008.
  11. Walker Lenore E. The Battered Woman. New York. 1979.
  12. Ажгихина Н. «Скорая помощь» против языка вражды: о шведском опыте преодоления ксенофобии в СМИ // Журналист. — 2004.
  13. Байчик А.В., Никонов С.Б. Ноополитика как глобальная информационная стратегия, Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2012. № 1. С. 207-213.
  14. Сосновская А.М. Трансформация журналистских практик и самоидентификация журналистов: сравнительный анализ на материале СМИ России и Швеции: автореф. дис. … канд. филол. Наук. СПб., 2000.
  15. Тиайнен Т.В. Особенности становления «государственного феминизма» в Швеции (1950-2006 гг.). Петрозаводск, 2007.
  16. Рубанцова, Т.А. Философия феминизма и культура / Вестник Омского университета – 1998. – Вып. 4.
  17. Никонов С.Б. Глобализация информационного пространства: объективная закономерность развития человеческого общества, Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2007. № 2. С. 156.
  18. Горбатов Д.С., Байчик А.В. Социальные функции слухов в контексте концепции коммуникативных ролей, Азимут научных исследований: педагогика и психология. 2016. Т. 5. № 4 (17). С. 461-463.
  19. Быков А.Ю. К вопросу о понятии «Информация», Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. 2006. № 2 (57). С. 6-10.
  20. Лабуш Н.С., Пую А.С. Нормативно-правовые основы профессиональной деятельности журналиста (альбом таблиц, схем и основных категорий) / Н. С. Лабуш, А. С. Пую. Санкт-Петербург, 2005.

1. Asp K. Journalisternas partisympatier 2000. Gothenburg, 2006.
2. Elman R. A. Sexual subordination and state intervention: Comparing Sweden and the United States. Oxford, 1996.
3. Evans M. The woman question. New York, 1994.
4. Grever M. Dutch feminist pioneer Mina Kruseman in a letter to Alexandre Dumas — Strijd tegen de stilte. Johanna Naber (1859-1941) en de vrouwenstem in geschiedenis. Hilversum, 1994.
5. Kjørup S. Människovetenskaperna — Problem och traditioner i humanioras vetenskapsteori. Lund, 1999.
6. Krolokke C. Gender Communication Theories and Analyses: From Silence to Performance. Gl. 1. Three Waves of Feminism: From Suffragettes to Grrls. New York, 2005.
7. Lundgren E. Captured Queen: Men’s violence against women in «equal» Sweden. Umeå, 2002.
8. Matovic M. Utförekning, bergsbestigning eller berg – och dalbana? Kvinnans ställning i alder tid. Stockholm, 1999.
9. Sawyer B. Women as Bridge-Builders: the Role of Women in Viking Age Scandinavia. – People and Places in the Northern Europe 500 – 1600. Woodbridge, 1991.
10. Sternvik J. Newspaper in a Changing Media World, Swedish Trends / Sternvik J., Wadbring I.,Weibull L. Gothenburg, 2008.
11. Walker Lenore E. The Battered Woman. New York. 1979.
12. Azhgihina N. «Skoraya pomoshch’» protiv yazyka vrazhdy: o shvedskom opyte preodoleniya ksenofobii v SMI // Zhurnalist. — 2004.
13. Bajchik A.V., Nikonov S.B. Noopolitika kak global’naya informacionnaya strategiya, Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 9. Filologiya. Vostokovedenie. Zhurnalistika. 2012. № 1. S. 207-213.
14. Sosnovskaya A.M. Transformaciya zhurnalistskih praktik i samoidentifikaciya zhurnalistov: sravnitel’nyj analiz na materiale SMI Rossii i Shvecii: avtoref. dis. … kand. filol. Nauk. SPb., 2000.
15. Tiajnen T.V. Osobennosti stanovleniya «gosudarstvennogo feminizma» v Shvecii (1950-2006 gg.). Petrozavodsk, 2007.
16. Rubancova, T.A. Filosofiya feminizma i kul’tura / Vestnik Omskogo universiteta – 1998. – Vyp. 4.
17. Nikonov S.B. Globalizaciya informacionnogo prostranstva: ob»ektivnaya zakonomernost’ razvitiya chelovecheskogo obshchestva, Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 9. Filologiya. Vostokovedenie. Zhurnalistika. 2007. № 2. S. 156.
18. Gorbatov D.S., Bajchik A.V. Social’nye funkcii sluhov v kontekste koncepcii kommunikativnyh rolej, Azimut nauchnyh issledovanij: pedagogika i psihologiya. 2016. T. 5. № 4 (17). S. 461-463.
19. Bykov A.Yu. K voprosu o ponyatii «Informaciya», Vestnik Yuzhno-Ural’skogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Social’no-gumanitarnye nauki. 2006. № 2 (57). S. 6-10.
20. Labush N.S., Puyu A.S. Normativno-pravovye osnovy professional’noj deyatel’nosti zhurnalista (al’bom tablic, skhem i osnovnyh kategorij) / N. S. Labush, A. S. Puyu. Sankt-Peterburg, 2005.

Феминизм, СМИ Швеции, насилие

Feminism, Swedish media, violence.

Гарнина Н. В. СМИ Швеции и «женский вопрос» в «Свенска Дагблет» и «Дагенс Нюхетер» // Век информации (сетевое издание), Т.2 № 1(2), 2018  https://doi.org/10.33941/age-info.com21(2)2018001

Garnina N. V. Swedish media and the «women’s issue» in «Svenska Dagblet» and «Dagens Nyheter» INFORMATION AGE (online media), 2018, Vol. 2. No 1(2) https://doi.org/10.33941/age-info.com21(2)2018001

История шведской прессы началась в 1645 году, когда была основана первая в Швеции газета «Post-och Inrikes Tidningar», существующая до сих пор. В то время издавать орган периодической печати можно было только после получения особого королевского разрешения, причем сам орган оставался подцензурным, как и все другие печатные издания. Швеция была первой страной в мире, отменившей цензуру и провозгласившей свободу выражения мнений – это случилось в 1766 году по приказу короля. В 1812 году был принят закон о свободе печати, который определил правила относительно прав издательства и связанной с ними ответственности: виновные в нарушении этих правил должны были нести ответственность перед судом присяжных. К 1899 году в Швеции действовало 754 органа периодической печати, из них 331 газета (43 издавались в Стокгольме, из них 12 ежедневных). Некоторые газеты издавались тиражом до 100 000 экземпляров.

Информационные агентства. В настоящий момент крупнейшим информационным агентством в Швеции является «Тиднингарнас телеграмбюро» — ТТ. Оно также считается ведущим агентством новостей в Северной Европе. Большая часть шведских газет, журналов, радиостанций и телеканалов пользуются услугами ТТ , получая национальные новости, информацию о международной политике, отчеты со спортивных событий, экономические и фондовые новости. ТТ также производит ежедневные новостные радиопрограммы. Информационное агентство является частным и владельцами выступают крупнейшие шведские медиапредприятия, которые являются ее клиентами, что позволяет ТТ быть независимым от государства и политической ситуации в стране. Услугами «Тиднингарнас телеграмбюро» пользуются не только шведские СМИ, но также газеты, журналы, радио и телевидение других стран Северной Европы.

Газеты и журналы. По статистике, шведы являются одними из крупнейших потребителей газет в мире. По данным на 2007 год, Швеция занимает 4 место после Японии, Норвегии и Финляндии по количеству проданных газет на 1000 жителей – 466. Как отмечает Е.Л. Вартанова, «сегодня потребность в чтении имеет в культуре всех стран Севера Европы устойчивый характер. Социологи отмечают, что помимо культурных традиций, климата и сформированных ими особенностей характера и менталитета северян, на закреплении привычки и любви к чтению сказались традиции религии и продолжительность рабочего дня».

На 2010 год существовало 7 газет с ежедневным тиражом более 100 000 экземпляров: «Aftonbladet» (320 200 экз.), «Dagens Nyheter» (298 200 экз.), «Expressen/GT/KvP» (286 500 экз.), «Göteborgs-Posten» (228 200 экз.), «Svenska Dagbladet» (192 800 экз.), «Sydsvenskan» (116 600 экз.) и «Dagens Industri» (101 700 экз.). При этом общий тираж газет значительно снизился по сравнению с прошлым двадцатилетием: еще в 1995 году общий тираж шведских газет составлял 4,1 миллиона экземпляров, в то время как в 2010 году эта цифра снизилась до 3,4 миллионов экземпляров.

К наиболее влиятельным газетам относятся утренние издания «Dagens Nyheter» (либернальная), «Göteborgs-Posten» (либеральная), «Svenska Dagbladet» (либернально-консервативная) и «Sydsvenska Dagbladet» (либеральная). Данные газеты являются качественной прессой. Что касается таблоидной журналистики, то здесь следует выделить две крупнейших вечерних газет Швеции – «Aftonbladet» (социально-демократическая) и «Expressen» (либеральная).

Партийная направленность многие десятилетия определяла профиль газет. «Шведские газеты традиционно были склонны симпатизировать программам и идеологиям политических партий и даже активно поддерживать их» — пишет С.А. Михайлов. Несмотря на меньшую зависимость контента изданий от симпатий политическим партиям сегодня, до сих пор можно говорить об отсутствии полной объективности СМИ Швеции.

Пресса Швеции часто критикуется общественностью из-за предвзятости к партиям левого толка. Так, кафедра журналистики и массовых коммуникаций Гетеборгского университета провела в 1999 году опрос среди членов Шведского союза журналистов об их политических симпатиях. Результаты опроса показали, что значительно высокий процент журналистов поддерживает левоцентристские политические партии (преимущественно Левую Партию и Партию Зеленых) по сравнению с партиями, которые поддерживаются большинством населения Швеции.

Однако после выборов 2010 года исследователь Кент Асп изучил более 1000 статей в крупнейших газетах Швеции и обнаружил сильный уклон в сторону партий правого толка. 43% статей, написанных о Красно-зелёной коалиции, носили отрицательных характер, в то время как 27% писали о правоцентристском альянсе. В настоящее время наиболее крупные газеты в большинстве своем относятся к либеральным («Dagens Nyheter», «Göteborgs- Posten», «Svenska Dagbladet» и «Sydsvenska Dagbladet» и «Expressen»).

Важно также учитывать, что многие СМИ принадлежат корпорациям, владельцы которых и определяют направленность изданий, вне зависимости от политических взглядом журналистов. К крупнейшим медиамагнатам относятся норвежская Бонньер Групп, которым принадлежат 175 компаний в 17 странах, и Шибстер, норвежский медиа конгломерат. Под контролем Бонньер Групп находятся «Экспрессен», «Дагенс Ньюхэтер», «Sydsvenska Dagbladet», «Dagens Industri». Конкурирующие с ними газеты – «Aftonbladet» и «Svenska Dagbladet» принадлежат Шибстеру.

Изменение финансового положения прессы находилось под наблюдением государства с начала 1960-х годов. Изначально газеты по большей части финансировались политическими партиями, однако для обеспечения плюрализма мнений и стимулирования учреждения новых газет правительством было введено государственное субсидирование. Данным вопросом занимается Консульство по субсидированию прессы (Presstödsnämnden) – правительственная организация, чья миссия заключается в распределении государственной помощи газетам с целью сохранения разнообразия ежедневного газетного рынка. Для получения субсидий существуют определенные требования, такие, как наличие не менее 2000 подписчиков. Стоит подчеркнуть, что субсидии выделяются только еженедельным газетам. «Традиционная ориентация шведской прессы на политические партии в последние годы заметно ослабла, чему способствовали постоянные многомиллионные субсидии со стороны государства. В результате окрепла и финансовая независимость газет» – отмечает С.А. Михайлов.

Еще одной отличительной чертой шведской прессы сегодня можно выделить возросший регионализм прессы. Это связано как с административно-территориальным делением Швеции и влиянием местного правительства, так и с последствиями финансовых кризисов девяностых- двухтысячных, пошатнувших экономическое положение центральной прессы. На рынке еженедельных шведских газет доминируют областные газеты с высоким оборотом.

В целом, рынок шведских газет получил свое развитие не только благодаря демократизации прессы Швеции, но и в связи с развитыми традициями чтения печатной продукции у шведов. Более того, в Швеции хорошо развита система доставки газет и журналов на дом.

Число журналов, выходящих в Швеции, составляет от девяти сот до тысячи двести. Из них самыми крупными на 2010 год по количеству подписчиков являются «Allers», «Hemmets Journal», «Hemmets Veckotidnin», «Icakuriren» и «Året Run» (число подписчиков превышает 150 000 человек в год). Также следует отметить журнал «Hänt Extra» – он является самым продаваемым по количеству отдельно проданных экземпляров. Самые высокие тиражи сохраняются за семейными еженедельниками и таблоидными журналами, «сравнительно мало издается в Швеции экономических, политических, и литературных журналов», предоставлен широкий спектр узкоспециализированных изданий.

Анализ «Свенска Дагбладет» и «Дагенс Нюхетер»

За последние полвека произошли значительные трансформации в шведском социуме. Демократические принципы, подкрепленные либеральными ценностями, базирующимися на идеях свободы и неприкосновенности личности, позволили шведскому обществу поменять свои некогда патриархальные взгляды на женщину и сделать ее полноправным и независимым членом общества, защищенным от притеснений и любых видов насилия. Большую роль в изменении отношения к женщине сыграли и шведские СМИ. В настоящее время женский вопрос постоянно поднимается в шведской прессе, что автор объясняет важностью и неделимостью шведской политики и вопроса гендерного равенства как основы демократического и справедливого устройства общества.

В Швеции, известной своей читающей нацией, на сегодняшний день выходит большое количество газет и журналов, как центральных, так и региональных. Для анализа и оценки женского вопроса в прессе Швеции автор выбрал две утренние центральные конкурирующие газеты, Свенска Дагбладет и Дагенс Ньюхетер. В ходе анализа будут рассмотрены отношение прессы к женскому вопросу, позиция государства, форма подачи материала, а также общие черты и различия в освещении данной темы.

СвД или Свенска Дагбладет (Svenska Dagbladet), что в переводе означает «ежедневная газета», является третьей по количеству подписчиков газетой в Швеции – 192 100 человек. Издается с 1884 года медиагруппой Шибстер, известной в России по газете «Мой район». Газета публикует шведские и мировые новости. Большая часть подписчиков проживает в столице. Политические предпочтения газеты – умеренно либеральные. Редактор издания на 2012 год – Лена К. Самуэльссон.

Как качественное ежедневное издание, СвД освещает женский вопрос в выдержанных тонах, строго разделяя факты и мнения. Факты, как правило, публикуются в разделе «новости», «мир», мнения же в разделе «opinion», и, как правило, представляют собой развернутый комментарий политических и общественных деятелей. СвД избегает резких «желтых» заголовков, однако в материалах возможно использование фраз, обладающих экспрессивностью («он бил ее ладонью по лицу и в области половых органов и толкнул ее на кровать», «когда она начала сопротивляться, он сказал ей «заткнись»). Материалы обладают аналитичностью и глубоким проникновением в тему.

Рассматривая женский вопрос в криминальных новостях СвД, можно прийти к выводу, что самым частым видом насилия по отношению к женщинам является изнасилование. Именно к этому преступлению против женщин наиболее часто обращается Свенска Дагбладет.

Стоит отметить, что в изучаемый период (2010 – апрель 2012) пик публикаций материалов по женскому вопросу приходится на весну-лето 2010 года, что можно связать с парламентскими выборами 19 сентября 2010 года и предшествующей предвыборной гонкой. Здесь автор выделяет одну из самых важных функций шведских СМИ – предоставление трибуны для политических дебатов в демократическом обществе. Так, в то время как премьер-министр Швеции и член умеренной коалиционной партии Йон Фредрик Райнфельдт «грозится увеличением гендерных квот» и «ругает консервативное законодательство», по которому насильники получают небольшое наказание за преступления, социал-демократическая партия критикует Райнфельдта за отсутствие каких-либо успехов в проведении гендерной политики за 4 года нахождения у власти: «В течение последнего законодательного периода не было сделано никаких улучшений в области гендерного равенства. После того как правительство Рейнфельдта подарило пособие по уходу за ребенком и представило небольшой бонус для развития гендерного равенства, кажется, правительство посчитало, что на этом работа закончена». Однако в случае с предвыборной гонкой, автором отмечается тенденция к оскуднению содержания материалов по теме женского вопроса. Данное явление автор объясняет обязательностью публикаций статей по проблеме насилия над женщинами. Это связано с тем фактом, что гендерный вопрос составляет краеугольный камень шведского общества, что вынуждает каждую партию выражать свое мнение по теме и свои пути решения по борьбе с преступлениями против женщин. Примечательно, что большая часть материалов, представляющих собой мнения членов парламента, лишена конкретики – то есть в редких случаях авторы ссылаются на статистику, чаще всего статьи представляют собой пространные рассуждения по проблеме насилия над женщинами. После парламентских выборов отмечается заметный спад обсуждения женского вопроса.

Автором выделяется вторая особенность освещения женского вопроса СвД – рассмотрение отношения к женщине через мировые, а не местные новости. За 2010 – 2012 год бóльшая часть материалов по женскому вопросу была посвящена проблемам насилия над женщинами в арабских странах, в мире во время вооруженных конфликтов, сравнительно небольшую долю составляли материалы о гендерной проблематике в других европейских странах. Так, например, в январе-сентябре 2010 года СвД опубликовала ряд статей, посвященных преступлениям против женщин во время вооруженного конфликта в Конго. Это связано прежде всего с назначением Марго Вальстрем на должность специального представителя Генерального секретаря по проблеме сексуального насилия в условиях [международных и локальных] конфликтов. Итак, тема насилия над женщинами в Конго освещается многогранно, однако главной проблемой выделяются изнасилования местных жительниц солдатами, при условии наличия на территории Конго сотрудников ООН, призванных контролировать данную проблему и защищать женщин, а не вступать с ним в половую связь. Также в изучаемый промежуток времени в Свенска Дагбладет были опубликованы материалы о насилии над женщинами-демонстрантами в Египте, о 59-летнем гражданине Израиля, державшем в рабстве двадцать женщин, о шведке, изнасилованной в Греции. За последней новостью последовал ряд публикаций, критикующих законодательство Греции, что, в свою очередь, вызвало критику Швеции с греческой стороны. Будучи изнасилованной в Греции, гражданка Швеции обратилась в полицию, после чего последовал встречный иск с обвинениями во лжи и клевете. После этого газета СвД опубликовала статью, в которой косвенно обвинила Грецию в отсутствии гарантий неприкосновенности личности, являющейся важнейшим пунктом Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Звучали такие слова, как «Швеция должна гарантировать, что все женщины, находясь в пределах ЕС, имеют те же основные права, что и на территории нашей страны». Далее высказывается непрямой укор Греции в ее недостаточной для европейской страны защищенности и отсутствии реального гендерного равноправия: «Право на физическую неприкосновенность должно быть настолько ясно, что оно уже не будет подвергаться сомнению. Быть женщиной – не значит быть приглашением к жестокому обращению, эксплуатации и спекуляции со стороны мужчин». Далее СвД публикует аналитическую статью, в которой связывает низкие показатели по количеству изнасилований в Греции с отношением полиции и общественности к данной проблеме. Это связано с патриархальными структурами власти, которые не поощряют обращение изнасилованных женщин в полицию. Это объясняется устаревшими, с точки зрения Свенска Дагбладет и шведского общества, взглядами на женщину, которые выражаются в широко распространенной и в России идее о том, что женщина чаще всего сама виновата в провоцировании насильника на совершение преступления, а также о постыдности открыто заявлять о себе как о жертве изнасилования. Так, например, в 2009 году был отстранен от службы прокурор Рольф Хиллгрен после своего заявления, сделанного в прессе: «Существуют такие ситуации, когда мужчина и женщина встречаются достаточно долго, и женщина говорит, что не очень хорошо себя чувствует сегодня, но мужчина все равно получает то, что хочет. Конечно, это неприятно, но, возможно, не стоит двух лет лишения свободы. Это больше похоже на нарушение нормы». Этой серией статей СвД не только показывает Грецию в невыгодном для мировой общественности свете, но и подчеркивает превосходство Швеции и защищенность для граждан и гостей страны.

Таким образом, можно говорить о некоторой дистанцированности проблемы насилия над женщинами, исходя из анализа публикаций СвД. Соотношение материалов о преступлениях против женщин в Швеции и других странах мира и соотнесение этих данных с рядом статистик, свидетельствующих о зашкаливающем количестве изнасилований и бытового насилия по отношению к женщинам, свидетельствует об игнорировании газетой Свенска Дагбладет реального положения вещей и однобоком освещении фактов. То есть, по мнению автора, подбирая материалы для публикаций по данной теме, газета стремится создать и донести до читателей реальность, в которой Швеция представляет собой достаточно безопасную страну для женщин, особенно соизмеряя положение женщин в других странах мира. Здесь можно говорить о такой функции шведской прессы, как создание позитивного образа страны.

С другой стороны, СвД публикует материалы, посвященные проблеме насилия над женщинами внутри страны. К первому блоку статей автор относит публикации о незащищенности шведских иммигранток. Так, в материале «Закон на стороне человека», поднимается проблема неосведомленности иностранок, собирающихся выйти замуж за шведов, ранее применяющих насилие к своим женам или девушкам. В данной статье критикуется закон, по которому тайна личной жизни человека ставится выше безопасности иммигранток. В материале также говорится, что в случае разрыва отношений женщин чаще всего высылают из страны, а не дают места в приютах и не помогают интегрироваться в стране. СвД подчеркивает, что, по их мнению, очень важно создавать безопасность не только для шведок, но и для иммигранток, поскольку Швеция зарекомендовала себя как страна, борющаяся за независимость и безопасность женщин вне зависимости от их национальности. Продолжая эту тему, в июне Свенска Дагбладет выпускает материал, в котором критикует шведское законодательство, по которому иностранные женщины, подвергающиеся насилию у себя на родине, не получают вида на жительство в Швеции. Дело в том, что в законе прописано, что гомосексуалисты, подвергающиеся насилию и гонениям, могут стать беженцами и получить вид на жительство, однако закон обходит женщин, подвергающихся насилию, стороной. Это, безусловно, может негативно сказываться на образе Швеции на мировой арене. Также существует проблема насилия над иностранками, приезжающими в качестве невест к шведам, о чем рассказывается в статье «Импортирование невест является позором». Часто женщины, знакомящиеся со шведами по интернету и приезжающие к ним, сталкиваются с насилием, а пытаясь получить помощь, сталкиваются с игнорированием и непониманием их проблем полиции и муниципалитетов, что приводит к изоляции. Что примечательно, этот материал написан женщиной- губернатором округа в Вермланд.

Стоит также выделить ряд статей, критикующих работу полиции и органов социальной опеки. Анализируя их, можно говорить о такой функции шведской прессы, как функция социального контроля. Так, в материале «Ошибка в работе полиции по борьбе с насилием в отношении женщин», СвД указывает на большие недочеты полиции при работе с пострадавшими от насилия женщинами. Это, в первую очередь, заключается в неправильной оценке угроз и рисков, отсутствии немедленного реагирования, недостаточном такте при работе с жертвами. В связи с этим, Свенска Дагбладет выражает надежду, что полиция скорректирует свою работу и обеспечит женщинам безопасность.

Шведскими СМИ также выделяется такой вид преступлений, как «насилие чести» (по аналогии с убийством чести). Автор определяет данное понятие как вид физического и морального насилия, применяемого мужчинами по отношению к членам семьи женского рода в случае совершениях последними действий, воспринимаемых преступником как аморальные и неприемлемые по религиозным или культурным стандартам. По данным ООН, ежегодно в мире погибают 5000 женщин от насилия чести. Что касается Швеции, такой вид насилия чаще всего практикуется в мусульманских или патриархальных семьях. Так, проведенное в 2008 году исследование среди девятиклассников выявило, что 11% девочек живут в строгих патриархальных семьях, которые устанавливают такие нормы и ограничения, как сохранение девственности до вступления в брак, запрет на выбор супруга и контроль окружения со стороны семьи; 7% девочек подвергается тщательной проверке, запугиваниям, насилию. Социальные службы пытаются бороться с данным явлением путем диалога с детьми, и новым методом стало общение с девочками по интернету – так сохраняется анонимность, и жертва скорее может довериться. Однако все еще сложно бороться с насилием чести, так как прямое вмешательство в семьи без доказательств физического насилия над членами семьи незаконно.

СвД не оставляет без внимания и тему женской преступности. За анализируемый период в газете появилось 3 материала по данной теме, однако каждый из них в своем роде уникален. Так, первая публикация посвящена двум убийствам, в которых подозревается 33-летняя женщина. Материал представляет собой расширенную информацию, в которой представлены факты и отсутствует оценка. Подозреваемая женщина никак не описана газетой, что лишает читателя возможности формировать к ней положительное или отрицательное отношение. Стоит также отметить любопытную мысль в конце материала о том, что случаи, в которых женщины применяют смертельно-опасное насилия по отношению к кому- либо, происходят очень редко, более того «чаще всего, женщины убийцы являются умственно-отсталыми или психически больными» – пояснил профессор криминологии Ежи Сарнески. Из этого автор делает логическое заключение, что преступления, ведущие к смерти, свойственны по большей части мужчинам, по версии Свенска Дагбладет, а редкие случаи тяжких преступлений, совершаемых женщинами, объясняются психическими отклонениями преступниц. Соответственно, утверждает автор, склонность к насилию, ведущему к смерти, свойственна исключительно мужской природе. Эту мысль можно подтвердить вторым материалом, об увеличении женской преступности в Дании. Он опубликован в виде заметки в 3 предложения, однако в нем звучит важная для нашего исследования мысль: «<…> женщины совершают мягкие формы насилия», которая подтверждает сказанное выше.

Последний материал посвящен достаточно скандальному делу – задержан мужчина, как главный подозреваемый, который по интернету с более чем 20 женщинами обсуждал сексуальные фантазии на тему физического и сексуального насилия над детьми, а также обменивался с ними фотографиями по данной тематике, найденными в интернете. Деяния мужчины в статье не подвергаются журналистом сомнения, однако участие женщин в данном деле вызывает у автора публикации безусловное удивление: «Можно было бы надеяться, что женщины не заинтересованы в детской порнографии, но это дело изменило мое мировоззрение». Данная реплика, по мнению автора, призывает читателя задуматься о женской природе, пересмотреть свое отношение к женской преступности. Отмечается, что подозреваемые в возрасте от 30 до 70 лет, некоторые из них одиноки, другие замужем. Это дает читателю понять, что проблема женской педофилии носит не частный, характер, и преступницей может оказаться любая женщина. Однако данная тема не развивается в публикации. Можно сказать, что данный материал в какой-то мере тоже способствует установлению гендерного равенства.

Следует также отметить два громких дела, делающих образ защищенной и гендерно равноправной Швеции спорным. Первый случай рассматривает дело мужчины, обвиняемого в похищении, удержании в подвале заброшенного дома и многократном изнасиловании с садистским уклоном двух женщин. Один из главных нюансов заключается в том, что пострадавшие не обращались в полицию после совершенных против них преступлений. «Многие жертвы испытывают стыд и страх, что выливается в нежелание сообщать в полицию» – прокомментировал инспектор Ларс Хамрэн, ведущий это дело. Данный факт показывает, что в Швеции, добившейся огромных успехов в плане гендерного равноправия, женщины все еще боятся быть осужденными и осмеянными обществом.

Второе дело названо Свенска Дагбладет самым громким за последние годы. Оно посвящено бывшему начальнику полиции, осужденному по 23 пунктам, в том числе за садистские изнасилования молодых женщин и девушек, самой молодой из которых было 17, а потенциальной жертве, которую преступник не успел изнасиловать — 14. В материале достаточно подробно описываются детали преступлений, используются такие выражения, как «он бил ее ладонью по лицу и в области половых органов и толкнул ее на кровать», «когда она начала сопротивляться, он сказал ей «заткнись», и, чтобы соседи не слышали, зажал ей рот рукой, когда она пыталась кричать», «он пытался заставить их участвовать в групповом сексе с четырьмя другими мужчинами». Далее стоит привести цитату статьи из Свенска Бладет за 2010 год: «В наши дни публикуется огромное количество новостей о сексуальном насилии. «Групповое изнасилование в отношении молодой женщины», «Начальник полиции – серийный маньяк», «Девушка, которую насиловал отчим в течение 6 лет». С одной стороны, хорошо, что табу прошлого нарушается.Средства массовой информации рассказывают о том, о чем люди боялись заявить, и это придает мужество тем жертвам, которые еще не нашли в себе силы обратиться в полицию. Однако, с другой стороны, в погоне за хорошими продажами и рейтингами медиа заставляют жертв переживать то, что они прошли снова, публикуя такие материалы, как «Жесткий отец занимался сексом с дочерью своей подруги, записывая это на видео». Те же претензии можно предъявить и таким писателям бестселлеров, как Джеймс Паттерсон и Дин Кунц, которые заработали свои деньги, развлекая читателей описанием сексуального насилия в отношении женщин». Этими материалами – делом о садисте-насильнике и обличительной статьей о погоне за выгодой, можно охарактеризовать освещение женского вопроса в шведских криминальных новостях: с одной стороны, пресса сопереживает жертвам и стремится помочь, привлекая к этой проблеме общественность и социальные службы, а с другой, не гнушается пикантными деталями и подробностями для привлечения читательского внимания и увеличения продаж. Однако проблема насилия над женщинами все еще остается нерешенной. «Для борьбы с изнасилованиями необходимо оперативное реагирование полиции, судебных и медицинских служб. Это должно быть сделано на всех уровнях — в политике, в институте семьи, в школах и на работе» – утверждает председатель социал-демократической партии по женскому вопросу Налин Пекгул. Безусловно, пресса также должна принять участие в борьбе с данной проблемой, не только привлекая общественность скандальными заголовками, но и меняя отношение к насилию над женщинами глубокими аналитическими текстами, сопереживающие жертвам и обличающие насильников, считает автор.

Подводя итог анализа Свенска Дагбладет, следует добавить к вышесказанному, что именно в криминальной хронике женский вопрос рассматривался незначительно, упор делался на скандальность новостей, однако в аналитических материалах и статьях политических деятелей давалось множество мнений по теме. Однако стоит отметить, что материалы в большинстве своем лишены конкретики и основываются на суждениях и мнениях, в редком случае дается статистика или частные истории жертв преступлений. Также следует подчеркнуть, что критики работы правительства по данной проблеме в газете давалось мало, а в редких критических материалах тон публикаций был мягким и наставительным.

ДН или Дагенс Нюхетер (Dagens Nyheter – шв. «сегодняшние новости») – шведская газета, имеющая самый большой тираж (292,300 копий) среди ежедневных утренних изданий. Издается с 1864 года. Газета широко освещает шведские и мировые события. С 2010 года главный редактор – Гунилла Херлитц. ДН принадлежит одной из крупнейших шведских медиахолдингов Бонньер Групп. Позиционируется как независимо- либеральное издание. С середины 1990-х годов ДН столкнулись с сильной конкуренцией со стороны бесплатных газет, Интернета и значительного подъема газеты Свенска Дагбладет. Вследствие этого снизился спрос, и издание было вынуждено уволить сотню журналистов для сбалансирования финансового положения. Стоит отметить, что именно ДН часто выбирается лидерами мнений в качестве основного места для статей на социально значимые темы.

Женский вопрос и тема насилия над женщинами в Дагенс Нюхетер поднимается регулярно. Она освещается как в криминальных новостях и заметках о женщинах, ставших жертвами преступлений, так и в аналитических материалах на тему гендерного равноправия и обсуждениях данного вопроса в интервью с общественными деятелями и политиками Швеции. Также часто социологи и исследователи публикуют в газете статистические данные по теме насилия над женщинами и гендерного вопроса, сопровожденные пояснениями. Огромную часть материалов занимают статьи, базирующиеся на социологических и статистических исследованиях; журналист изучает данные и дает аналитический материал, в котором рассматривает конкретные примеры насилия над женщинами, подтверждающие статистику. Объем отдельных материалов по данной теме значительно меньше, чем в Свенска Дагбладет, однако интенсивность появления выше. Примечательно, что в большинстве случаев автор материала – мужчина.

Стоит сразу отметить огромное количество материалов, посвященных женскому насилию и женской преступности. В большинстве случаев они публикуются в виде заметок: «Подружка задержана по подозрению в убийстве», «Мать призналась в двух попытках убийства дочери», «Жизни необходимо двойное убийство», что делает материалы объективными и лишенными оценки журналиста. С этим контрастируют материалы о насилии над женщинами: в них газета обличает преступников, создает образ монстров, покушающихся на безопасность и неприкосновенность женщин; женщины же в статьях описываются как перенесшие страшные события надломленные личности, жизнь которых трагично изменилась, после совершенных над ними преступлений. В материалах же про женскую преступность даются только факты. Стоит отметить, что во многих материалах отсутствуют детали, по которым можно понять мотив женского насилия, журналист просто ставит читателя перед фактом: женщина совершила преступление, ведется следствие. В случае с насилием против женщин, в материале присутствуют пикантные подробности, описание состава преступления: «Он был привлечен к ответственности за садистские изнасилование, сводничество и покупку секса», создается образ жертвы, перенесшей сильные страдания, и преступника, отвратительного обществу. В то же время автор замечает, что в случае с публикациями о женских преступлениях к героиням публикаций проявляется некоторое снисхождение через отсутствие порицания их поступков. Отсюда следует вопрос: если мужчина-преступник – монстр, почему в равноправной Швеции женщина- преступница не осуждается прессой так же жестко? И не были ли бы справедливым с точки зрения равноправия поднять и мужской вопрос, рассматривающий роль и место мужчины в современном обществе, покровительствующем и помогающем женщине?

Преступления против женщин Дагенс Нюхетер освещают регулярно, и материалы, чаще всего, представляют собой расширенную информацию.

Большинство материалов, посвященных насилию над женщинами, или носят скандальный и таблоидный характер, или представляют собой мнение общественного или политического деятеля по теме, и следуют назидательному тону. Что касается скандальных новостей о насилии над женщинами, то таблоидность публикаций проявляется в привлекающих внимание заголовках («Мужчина с мачете страдает серьезным психическим расстройством»,«Убитая женщина «спала с ножом под подушкой»», непристойных деталей («Во время изнасилования, он, среди прочего, называл ее «маленькая шлюха»»), наличии непристойных подробностей дела («В одном из случаев изнасилования он избил женщину, затем взял ее за горло и использовал различные секс-игрушки на ней».

Как и Свенска Дагбладет, ДН на своих страницах осуществляет контроль по работе полиции и правительства, а также выступает моральным цензором. Так, например, в Дагенс Нюхетер часто публикуются отчеты об аресте клиентов проституток, занимающих правительственные или полицейские должности. Отдельно можно выделить материалы об арестованных клиентах проституток, занимающих высокие посты в государственных структурах. Вид публикаций варьируется от небольших заметок – «Политик осужден за покупку сексуальных услуг» до больших аналитических материалов – «Разоренные [женщины] выходят на улицы для занятия проституцией». Здесь проблема насилия над женщинами раскрывается через несколько довольно закономерных для шведского общества идей. Так, например, газетой создается отрицательный образа клиента проституток – жалкого мужчины – «самому младшему было 17 лет, когда он заплатил 300 крон за секс в парке англиканской церкви в Гетеборге. Старейшему было 76, когда зимним вечером он подобрал одну из женщин и на 500-м круге занимался с ней сексом в автомобиле на укромной автостоянке», с очень низким материальным достатком, пользующимся сексуальными услугами «женщин, доведенных до отчаяния». В материале также звучит интересная мысль о том, что проституция не бывает добровольной ни при каких обстоятельствах и всегда является насильственным актом по отношению к человеку. Во-первых, ей занимаются только женщины, которые от отчаяния вынуждены продавать свое тело, а пользоваться таким состоянием, предполагает автор данной работы, значит совершать насилие над беззащитным человеком, а, во-вторых, женщины, которых принудили к этому: «Покупка секса являются предпосылкой для этой торговли. Если нет спроса, то нет и продавца. Многие клиенты, как правило, говорят, что женщины, продающие сексуальные услуги, делают это добровольно, но все не так просто».

Что касается контроля и критики работы государственных структур, то здесь можно отметить различие с СвД в подаче информации – если Свенска Дагбладет выбирает мягкий тон для критики, то ДН категорично указывает на недочеты, а тон материалов автор определяет как обличающий. Темы остаются теми же: невнимательность муниципалитетов к проблемам женщин, страдающих от домашнего насилия, недоверие, некомпетентность. Однако ДН дает более резкую оценку явлениям. Например, в расширенной информации «Убитая женщина спала с ножом под подушкой» газета выражает свое мнение через подбор реплик по данной теме: «Обращая внимание риск, они [муниципалитет] игнорировали его. Я чертовски зол на них». А в статье «Опасность недееспособности» журналист прямо выражает свое мнение: «это страшно, как суд полностью игнорирует опасность для жизни, которая действительно может быть оценена», «некомпетентный районный суд», «из-за них женщина была обречена на смерть».Как и в СВ, в газете Дагенс Нюхетер рассматривается проблема беззащитности иммигранток, однако она подается с большей эмоциональностью: «Эти женщины могут быть очень уязвимыми. Они не говорят на шведском языке, если отношения между шведом и иностранкой заканчиваются, ее высылают из страны».ДН также не обходит стороной проблему насилия чести. Отметим главные отличия от материалов Свенска Дагбладет по данной теме. Во- первых, газета подчеркивает, что насилие чести является преступлением, и не может быть оправдано религией или семейными традициями: «Правительство боится заклеймить некоторые меньшинства, однако культура или религия не должны препятствовать решению этого вопроса». Также приводится важная мысль, которая, по мнению автора, во многом отражает отношение сторонников гендерного равноправия к проблеме насилия над женщинами: «Поскольку насилие в семье в значительной степени является мужской проблемой, мальчики и мужчины должны уметь выражать свои чувства словами, а не рукоприкладством». Отметим также, что в материале представлена непрямая критика патриархальных семей и пропаганда либеральных ценностей: «Это неправильное отношение, при котором культурные символы выражаются следующим образом: если девушка не девственница, то она плохая дочь, а если отец беден, тогда и семья является бедной».

Отметим также публикации, посвященные преступникам, страдающими психическими отклонениями. Они, опять же, дополняют крайне-отрицательный образ мужчины, совершающего преступления против женщин. Например, в заметке «Признался в убийстве стюардессы»,говорится о датчанине, который без каких-либо причин жестоко убил незнакомую ему женщину, в чем позже сознался полиции. А в материале «Мужчина с мачете страдает серьезными психическими расстройствами» преступник напал на случайную прохожую и с применением мачете нанес ей серьезные травмы и повреждения. В обоих случаях подчеркивается беззащитность жертвы и случайность выбора.

Напоследок отметим материалы, посвященные проводимой политике в отношении жертв насилия и на тон публикаций. В последних публикациях, посвященных данному вопросу, говорится о программе, которая предоставит женщинам, подвергающимся домашнему насилию, места в приютах и денежную сумму. Однако ДН неоднозначно выражает свое отношение к данному вопросу: с одной стороны, газета приветствует реформу как акт помощи жертвам насилия, с другой стороны критикует правительство за растрату бюджета и чрезмерное давление на муниципалитеты: «Партия центра хочет заставить муниципалитеты обеспечивать мешком денег пострадавших женщин, которые вынуждены покинуть свои дома. Однако откуда брать эти деньги?».

Итак, проблема насилия над женщинами достаточно масштабная, поэтому подходя к ее освещению, газеты СвД и ДН учитывают множество аспектов. В большинстве случаев журналистские тексты носят нейтральный характер, отсутствует оценка журналиста, однако с помощью построения материала, подборки реплик, можно судить о мнении автора по предмету освещения. Материалы в СвД и ДН похожи, однако тон публикаций в первом издании мягче и сдержаннее, а во втором – агрессивнее и категоричнее, что связано с наличием множества статей не журналистов, а лидеров мнений. В целом, большое количесво материалов и плюрализм, представленный в них, позволяет широко рассматривать женский вопрос и преступления против женщин в Швеции и делать глубокий анализ.